FOTCM Logo
Cassiopaea Русский
  • EN
  • FR
  • DE
  • RU
  • TR
  • ES
  • ES

Волна – Глава 0: Автобиография

Поддержите нас и купите книгу Волна (том 1) в твёрдом переплёте.



Автобиографические данные автора, необходимые для понимания контекста Волны

Опубликовано 13.02.2017

На протяжении моей жизни я несомненно испытала на себе целый ряд явлений «высокой странности», которые на первый взгляд «вписываются» в популяризированные сценарии «взаимодействия с пришельцами». Я знаю, что некоторые люди гордятся своими так называемыми связями с «внеземным разумом», однако я никогда не испытывала подобных чувств и не принимала подобные объяснениями, когда находила другие объяснения, более согласующиеся с имеющимися фактами. Сейчас, после всех этих лет, посвящённых изучению и исследованию этого феномена, я сомневаюсь, что эти распространённые объяснения вообще соответствуют действительности.

Что я знаю наверняка, так это то, что начиная с 1985 года «фактор высокой странности» начал проявляться в моей жизни значительно сильнее. Моя бабушка умерла в 1984 году, и мне потребовались годы, чтобы суметь ясно выразить, что происходило внутри меня в тот период времени. Вспоминая об этом сегодня, я осознаю, что её смерть была своего рода «подарком», так как она послужила мне стимулом начать задавать глубокие и жгучие вопросы.

Мне было 32 года, и моя бабушка играла всестороннюю роль в моей жизни. По мере прохождения через эту болезненную фазу мои наблюдения позволили мне сделать ряд выводов. Казалось, что со временем можно было свыкнуться с отсутствием голоса или лица любимого человека, даже если его потеря была невыносимо тяжёлой. Формируется новый жизненный уклад, и боль утраты стихает. Новый жизненный уклад становится реальностью, несмотря на то что «новая» Вселенная отличается от «прежней», в которой любимый человек ещё был с вами.

Но тогда возникает вопрос: что происходит с любовью между двумя людьми, когда один из них уходит из жизни? Куда она уходит? Даже если вы живёте теперь в новой реальности, означает ли это, что прежняя реальность прекратила своё существование?

Как может такая сильная связь, которая, можно подумать, имеет платонический ноуменальный характер и, тем не менее, выражается в физической форме, исчезнуть в мгновение ока, когда физическое тело предаётся земле. По какой причине существует эта ужасная пелена, мешающая нам иметь уверенный доступ к другим реальностям?

Концепция стула, яблока или любого другого материального объекта является, по всей видимости, единственным, что остаётся неизменным, так как очевидно, что данный объект появляется на свет, «существует» на протяжении определённого периода времени и затем прекращает своё существование. Но что происходит с абстрактными вещами, как, например, любовью? Должна ли «реальность» любви так же прекратить своё существование, как и «реальность» материального объекта, так как динамический обмен — период существования в нашей реальности — завершился? Некоторая часть меня противилась этой идее: «Нет! Любовь и доброта, существующие как чистые идеи, более «реальны» в некой абстрактной действительности, которая нам, однако, недоступна». Когда динамика, в которой эти абстракции существуют в материальной форме, сходит на нет, куда тогда они попадают? В какой действительности существует этот мир идей порождённых вещей: материальных или идеологических?

Я думала тогда: «Моя бабушка умерла! Как я могу знать, что она всё ещё любит меня? Что мне делать с любовью, которую я всё ещё испытываю к ней? Как теперь происходит этот обмен? Это конец?

Всё окончено?

И если так, то какой во всём этом смысл, чёрт подери?»

Ответы, предлагаемые христианской верой, в которой я выросла, внезапно стали для меня не просто неудовлетворительными — они откровенно оскорбляли мою память о бабушке и существовавшие между нами узы. Идеи спиритуализма и реинкарнации были лишь условно полезными, так как я не считала их доказанными. Существовало множество мнимых или анекдотичных доказательств и предположений, которые, однако, имели и обратную сторону медали: в зависимости от того, кому задавался вопрос — учёному или священнику — их клеймили либо как психологически необоснованные, либо как сатанинский обман, призванный сбить нас с пути истинного.

Но вопрос остался. Для чего рождается любовь, и куда она исчезает при по окончании динамического взаимодействия в нашей реальности?

Легко сказать, что любовь между нами и нашими любимыми, покинувшими нас, продолжает существовать в некоем «астральном» или загробном мире; либо, что мы встретим их снова во время судного дня. Меня не удовлетворяло изречение «Бог дал, бог взял; да восславится имя господне». Или ещё хуже: «Пути господни для нас непостижимы и навсегда останутся загадкой!». И я определённо не собиралась устраивать спиритический сеанс с целью общения со своей бабушкой. Попытка воскресить её таким образом казалась мне кощунственной перед лицом любви, которую я к ней испытывала. Это было даже ещё хуже, чем идея, что она была «потеряна» для меня до её «воскрешения».

Я ожидала ребёнка, когда умерла моя бабушка. Он родился весной 1985 года. В результате травм, полученных мною во время тяжёлых родов, я была прикованной к постели на протяжении нескольких месяцев.

Так как я больше не могла физически поддерживать мою доселе активную жизнь, я была, так сказать, принуждена Вселенной искать другие отдушины для моей энергии. Я решила, что это была превосходная возможность не только снова начать читать, но и обучиться искусству медитации, что, возможно, могло бы помочь мне в изучении вопроса о вечной жизни. Я вспомнила о книге П. Д. Успенского, которую я купила несколько лет назад, — В поисках чудесного.

Аннотация на обратной стороне обложки гласила: «Знаменитый автор Tertium Organum соединяет логику математика с видением мистика в попытке решения проблем Человека и Вселенной». Так как книга продавалась тогда по сниженной цене, и в ней обещалось раскрытие секретов нашего мира, я, конечно же, купила её. Придя домой, я попыталась начать чтение, однако книга оказалось довольно сухой, и я забросила её. С тех пор она пылилась на книжной полке. Теперь же я была прикована к постели и имела возможность читать столько, сколько мне пожелается. В этом смысле это была настоящая благодать. Итак, я вспомнила об этой книге, которую тогда забросила читать. Казалось, что книга, в которой обещалось проникновение в суть вопросов, над которыми я ломала голову, даже несмотря на свою чрезмерную сухость, была не такой уж плохой идеей, раз я всё равно не могла заняться ничем другим. Я попросила своих детей найти её и вскоре уже держала её в руках.

Довольно быстро я поняла, что эта книга могла бы быстро оказаться на верхушке списка «запрещённых книг» в глазах отцов церкви, но мне было всё равно. Учитывая мой опыт общения с церковью за последние несколько лет, я могу сказать, что её учения быстро становились всё менее подходящими для объективной оценки реальности. Я всё ещё была «начеку», ожидая «злых идей», но в то же время была уверена в том, что смогу отфильтровать все слишком «опасные» идеи в книге, обещавшей проникновение в суть вопросов, на которые я искала ответы.

Первые 17 страниц не вызвали вопросов и оказались весьма интересны. Но потом в книге зашла речь об этом таинственном «Г» (о котором я вообще ничего не знала), сделавшим утверждение, полностью охладившее мой по большей части протестантский пыл. В ответ на предположение Успенского о том, что в индустриальную эпоху человечество стало более «машинальным» и прекратило думать, Гурджиев сказал:

«Есть другой вид механизации, гораздо более опасный: самому быть машиной. Думали вы когда-нибудь о том, что все люди сами по своей сути машины? … Посмотрите, все эти люди, которых вы видите, – и он указал на улицу.— Всё это просто машины и ничего более. … Вы думаете, что существует нечто, способное противостоять механизации, нечто, выбирающее свой путь; вы думаете, что не всё одинаково механистично».

И тогда Успенский сформулировал как раз тот встречный вопрос, который мне также пришёл на ум: «Ну конечно, нет! … Искусство, поэзия, мысль — вот феномены совершенно другого порядка!» «В точности такого же!» — ответил Гурджиев. «Их деятельность так же механична, как и всё прочее. Люди это машины, а от машин нельзя ожидать ничего, кроме механического действия.»

Я была настолько разгневана этими словами, что захлопнула книгу и швырнула её в стену!

Как он осмелился говорить такие ужасные вещи о людях! Как он осмелился отрицать реальность духа, величественность музыки и мистики, а также спасение души Христом! Я до сих пор изумлена, что искры из моих глаз не подпалили тогда мою постель, и из моих ушей не повалил пар. Я кипела от гнева!

Но это уже было высказано. Семя этой мысли было посеяно в моём разуме. Спустя некоторое время моё любопытство об этой концепции вышло на первый план. Я начала размышлять над этим вопросом, пытаясь найти способы его опровержения.

Я обдумывала мою собственную жизнь, все мои взаимодействия с другими людьми, и я стала понимать, что в человеческих отношениях действительно присутствовало нечто загадочно «машинальное». Я думала о всех тех людях, с которыми я работала как гипнотерапевт, и о том, насколько «машинально» протекали эти терапии; о том, что в корне большинства проблем моих пациентов лежали, на самом деле, «машинальные» и обусловленные реакции на их восприятия и наблюдения. Складывалось такое впечатление, что в целом эти восприятия были ложны, и что именно эти ошибки «машинального» мышления изначально и создавали эти проблемы.

Снова и снова я могла видеть, что эти проблемы и то, как они возникали, — так же как и сами терапевтические решения — были машинальными в своей сущности. Это было подобно формуле. Имея в наличии лишь несколько «наводок» от пациента, я могла практически мгновенно распознать полную динамику его прошлого, становление его проблем и «машинальный» метод их решения. Я применяла этот метод, и мои пациенты «запускались» и начинали работать «на всех цилиндрах» подобно автомобилю, получившему новые свечи зажигания.

Хорошо, значит этот парень всё-таки прав. Но я ведь могла помочь этим людям лишь с помощью этих «машинальных» приёмов, верно? Я горела желанием узнать, что Гурджиев сказал по этому поводу. Я попросила одного из моих детей поднять книгу и продолжила чтение. Гурджиеву был задан следующий вопрос: «Можно ли сказать, что человек обладает бессмертием?»

Ответ Гурджиева был любопытным:

Бессмертие — это одно из тех свойств, которые мы приписываем людям, не вполне понимая их значение. Другие свойства того же рода — «индивидуальность» в смысле внутреннего единства, «постоянное и неизменное Я», «сознание», «воля». Все эти свойства могут принадлежать человеку (слово «могут» он произнёс с ударением), но это вовсе не означает, что они действительно принадлежат ему или являются собственностью всех и каждого.

Для того чтобы понять, что такое нынешний человек, т. е. человек на нынешнем уровне развития, необходимо до некоторой степени представить себе, чем он может быть, т. е. чего может достичь. Только понимая правильное согласование возможностей своего развития, люди перестанут приписывать себе то, чем они в данный момент не обладают, и что они, быть может, сумеют приобрести лишь после тяжких усилий и большого труда.

Согласно одному древнему учению, следы которого можно найти во многих старых и новых системах, человек, достигший полного, возможного на земле развития, человек в полном смысле этого слова, состоит из четырёх тел. Эти четыре тела состоят из особых субстанций, которые, постепенно утоньшаясь, проникают друг в друга и создают четыре независимых организма, находящихся в определённых взаимоотношениях, но в то же время способных действовать самостоятельно.

Идея Гурджиева состояла в том, что эти четыре тела действительно могут существовать, так как физическое тело человека имеет настолько сложную организацию, что при известных условиях в нём может вырасти новый независимый организм — гораздо более удобный и чувствительный инструмент для деятельности сознания, чем физическое тело. Эта новая система органов восприятия могла бы быть более удобным и чувствительным инструментом для работы пробуждённого сознания.

Сознание, проявляясь в этом новом теле, способно управлять им; и это тело обладает полной властью и полным контролем над физическим телом. Во втором теле при соответствующих условиях может вырасти третье тело, опять-таки обладающее некоторыми характерными признаками, присущими только ему. Проявляясь в этом третьем теле, сознание обладает полной властью и контролем над первыми двумя телами; третье тело имеет возможности для приобретения знания, недоступные первым двум телам. А в третьем теле при некоторых условиях может вырасти четвёртое тело, которое так же сильно отличается от третьего, как третье от второго, а второе от первого. Сознание, проявляющееся в четвёртом теле, обладает полным контролем над первыми тремя телами и над самим собой.

Эти четыре тела в разных учениях определяются по-разному. Первое тело — это физическое или «плотское тело» в христианской терминологии; второе тело в христианской терминологии называется «природным телом», третье — «духовным телом»; а четвёртое тело в терминологии эзотерического христианства называется «божественным телом». В теософской терминологии первое тело называется «физическим», второе — «астральным», третье — «ментальным», а четвёртое — «причинным».

В терминологии некоторых восточных учений первое тело называется «повозкой» (т. е. просто телом), второе — «конём» (чувства, желания), третье — «возницей» (ум), а четвёртое — «господином» (Я, сознание, воля).

Такие сравнения и параллели можно найти в большинстве систем и учений, которые признают в человеке нечто большее, нежели физическое тело. Но почти все эти учения, повторяя в более или менее знакомой форме определения и подразделения древней доктрины, забывают или упускают из виду самую важную черту человека, а именно: он не рождён с более тонкими телами, их можно культивировать только искусственно, при условии, что для этого существуют как внешние, так и внутренние благоприятные условия.

Астральное тело не является необходимым орудием человека. Это — большая роскошь, которую могут позволить себе лишь немногие. Человек в состоянии хорошо жить и без «астрального тела». Его физическое тело обладает всеми функциями, необходимыми для жизни. Человек без «астрального тела» может даже производить впечатление весьма интеллектуальной или духовной личности, обманывая таким образом не только других, но и самого себя.

Когда сформировано третье тело, когда оно приобрело все качества и силы, все доступные ему знания, возникает проблема закрепления этого знания и связанных с ним сил; ибо, сообщённые ему влияниями особого рода, они могут быть отняты этими же или другими влияниями. Благодаря специальной работе над тремя телами, приобретённые качества можно сделать постоянными и неизменными свойствами третьего тела.

Процесс закрепления приобретённых свойств и соответствует процессу формирования четвёртого тела.

И лишь человека, который обладает четырьмя вполне развитыми телами, можно назвать «человеком» в полном смысле этого слова. Такой человек обладает многими свойствами, которыми обыкновенный человек не обладает. Одно из этих свойств и есть бессмертие. Все религии и все древние учения полагают, что, приобретая четвёртое тело, человек обретает бессмертие; и все они содержат указания на способы приобретения четвёртого тела, т. е. обретения бессмертия.

Книга вновь «отправилась в полёт»!

Я была вне себя от ярости. Но в этот раз моё негодование продолжалось лишь недолго, так как, ещё раз обдумав множество фактов о человеческих существах, которые я собирала на протяжении всей моей жизни (в том числе и факты, полученные в результате самонаблюдения), я увидела нечто действительно правдивое в этих словах. Как бы я не хотела это признавать, я не могла отрицать, что в данном случае речь шла о гипотезе, поддерживаемой наблюдениями.

В Библии также можно найти намёки на это, хотя, конечно, они относятся к самым невразумительным ссылкам. Проповедники и теологи повсеместно игнорировали их. В Новом Завете упоминается как минимум 17 раз, что Иисус «втайне» наставлял своих учеников. Несмотря на это учения Иисуса, изложенные в самой Библии, состоят лишь из его публичных речей. Таким образом, в Библии много чего недостаёт, и Гурджиев говорил об этом как человек с авторитетом. Более того, это было похоже на правду.

Мне опять подали эту книгу. Мне было любопытно узнать его мнение о христианстве. Успенский задал вопрос, который я также задала бы на его месте:

«Для человека западной культуры, конечно, трудно поверить и принять идею, что невежественный факир, наивный монах или удалившийся от жизни йогин могут идти по пути эволюции, тогда как образованный европеец, вооружённый «точным знанием» и самыми последними методами исследования, не имеет никакого шанса и движется по кругу, из которого нет выхода.»

Гурджиев ответил: «Да, это так, потому что люди верят в прогресс и культуру. Не существует никакого прогресса. Всё осталось таким же, каким было тысячи и десятки тысяч лет назад. Меняется внешняя форма, сущность не меняется. Человек остаётся таким же, каким был. «Цивилизованные» и «культурные» люди живут совершенно так же, теми же интересами, что и самые невежественные дикари. Современная цивилизация основывается на насилии, рабстве и красивых словах…

Чего же вы хотите? Люди — это машины; а машинам положено быть слепыми и бессознательными; иначе они и не могут. Все их действия должны соответствовать их природе. Всё случается. Никто ничего не делает. «Прогресс» и «цивилизация» в полном смысле этого слова возникают лишь в результате сознательных усилий. Они не могут быть результатом бессознательных, механических действий. А на какое сознательное усилие способна машина? Но если одна машина бессознательна, тогда бессознательны и сто машин, и тысяча, и сто тысяч, и миллион. А бессознательная деятельность миллиона машин обязательно должна завершиться разрушением, истреблением. Как раз в бессознательных, невольных явлениях и скрыт корень зла. Вы ещё не понимаете и не можете вообразить все плоды этого зла. Но придёт время, и вы это поймёте.

Гурджиев был прав. Он говорил о начале Первой мировой войны, о начале столетия невиданных доселе войн. Моя копия книги В поисках чудесного «летала» по комнате как минимум десяток раз. Я стыдилась и гневалась каждый раз, когда сталкивалась лицом к лицу с идеей, которая по меркам моих наблюдений и опыта несомненно предлагала намного более логичное объяснение динамики человеческого существования, чем я когда-либо встречала.

Это «неосознанное зло» Гурджиев объяснил в Притче о волшебнике и овцах следующим образом:

Есть восточная сказка, где рассказывается о богатом волшебнике, у которого было много овец. Волшебник был очень жаден и не хотел нанимать пастухов, не желал строить изгородь вокруг пастбища, где паслись его овцы. Из-за этого овцы часто забредали в лес, падали в пропасть и т. д. Самое же главное — они убегали от него, так как знали, что волшебнику нужны их мясо и шкуры.

И вот наконец волшебник отыскал средство. Он загипнотизировал овец и, во-первых, внушил им, что они бессмертны, что, сдирая с них шкуры, им не причиняют вреда, а наоборот, такая операция будет им приятной и даже полезной. Во-вторых, он внушил им, что сам он, волшебник, — их добрый хозяин, который так сильно любит своё стадо, что готов сделать для него всё что угодно. В-третьих, он внушил им, что если с ними вообще что-нибудь случится, то это произойдёт не сразу, во всяком случае, не в один день, а поэтому им и не стоит об этом думать. Наконец, волшебник внушил овцам, что они совсем не овцы, что одни из них — львы, другие — орлы, третьи — люди, четвёртые — волшебники.

И после этого всем его заботам и беспокойствам настал конец: овцы никуда больше не убегали, а спокойно ждали того часа, когда волшебнику потребуются их мясо и шкуры.

Успенский писал в своей книге: [Человек] теоретически может [проснуться]; но практически это почти невозможно, потому что как только человек хотя бы на мгновенье пробуждается, как только он открывает глаза, все силы, которые заставляют его спать, действуют на него с удесятерённой энергией, и он вновь погружается в сон, причём нередко ему снится, что он пробудился или пробуждается.

Во время моего поиска ответов на вопрос, почему вещи таковы, каковы они есть, я также думала о моём изучении истории человечества и о том, почему всё это зашло так далеко, что эта история напоминает мне биографию сатаны. Я начала понимать, что что-то совершенно не так с нашими представлениями о мире, которые нам насаждаются с самого рождения и которые глубоко укоренены в нашей культуре, в нашем обществе и особенно в наших религиях.

Я обдумала мою жизнь и поняла, что все события, которые шаг за шагом привели к моей тогдашней ситуации, с уверенностью можно было охарактеризовать как те самые механические силы, «действующие с целью держать человека во сне». Было совершенно понятно, что на меня откуда-то извне оказывалось давление с целью помешать мне проводить мои наблюдения, анализ и в особенности размышлять и обучаться.

Возникал законный вопрос: какова истинная природа этого «злого волшебника»?

Прочтение В поисках чудесного дало толчок моим размышлениям, которые «пребывали в спячке», пока мои первые трое детей были ещё маленькими. Во время этого периода вынужденной физической бездеятельности я, без всякого предварительного планирования, установила режим глубоких и интенсивных размышлений, чередующихся с глубокой медитацией и остановкой бессмысленного внутреннего диалога, начинавшегося во время медитации. Я довольно быстро достигла успехов в медитации. Позже я где-то вычитала, что достижение состояния глубокой медитации всего лишь на несколько минут было довольно сложно, и что для этого зачастую требовались годы тренировки. Тем не менее, я, судя по всему, быстро достигла этой точки и вскоре уже могла входить во «вневременное» состояние, которое, как оказалось, было довольно продолжительным.

После моих регулярных медитативных упражнений я садилась в постели — окружённая кипами книг и тетрадей — и читала, записывая мои мысли о прочтённом материале. Я часто прерывалась, обдумывая вопросы, возникавшие во время прочтения. В момент, когда в моей голове формулировались эти вопросы, связанные с ними мысли настолько быстро переполняли меня, что мне приходилось умственно переключаться между ними, лишь чтобы не потерять их нить. Эти мысли всегда приходили как ответ на вопросы, которые я формулировала мысленно вне зависимости от темы, которой я уделяла в тот момент внимание. Импульс записывать эти мысли был настолько непреодолим, что я проводила ежедневно многие часы в этом занятии, исписывая страницу за страницей. У меня до сих пор сохранились коробки, полные этих записей. Мне тогда ещё не приходило на ум, что я, возможно, занималась «ченнелингом». На самом деле, я ужаснулась бы от такой мысли. Для меня было просто лишь «задавать интересные вопросы» — открыто и не предвосхищая ответы на них. Ответы, появлявшиеся в моей голове, представлялись мне как самое что ни на есть «мышление».

Но что-то странное было в этом «мышлении»: они не покидали меня, если я их не записывала, застаиваясь как вода у плотины. Как только я начинала писать, у меня складывалось такое впечатление, что я это никогда и не прекращала. Их нить просто продолжалась там, где была оставлена.

В какой-то момент я решила выяснить, возможно ли было вообще подкрепить эти мысли фактами. То, что у меня в голове появлялись эти мысли, ещё далеко не означало, что я принимала их как верные ответы на мои вопросы. Я действительно нуждалась в фактах! Таким образом, эти «приходившие ко мне» ответы указывали мне направление для изучения определённых тем, к которым я никогда бы не пришла другим способом. Моя рациональная и склонная к размышлениям натура заставляла меня изучать каждую приходившую ко мне идею, чтобы выяснить, была ли она научной и объективной.

Получение дальнейшей информации было проблематичным. Я записалась по почте в библиотеку и вскоре начала заказывать и читать одну книгу за другой — на темы от геологии до физики, от психологии до теологии, от метафизики до астрономии. По мере прочтения, я находила множество отрывков, которые не только поддерживали идеи, приходившие ко мне в ответ на мои вопросы, но и существенно дополняли их. Это влекло за собой ещё больше интересных вопросов, ответов и фактов. Я была удивлена и в одночасье взволнована, когда обнаружила, что мои идеи были не такими уж безумными.

Я принялась систематически собирать мои заметки и идеи, в том числе информацию из «традиционных» источников, которая либо поддерживала мои идеи, либо дополняла её, либо, по крайней мере, делала их правдоподобными. Я отказывалась от идей, которые не поддерживались наблюдениями или учёными мнениями. В конечном счёте все эти заметки и комментарии вошли в книгу, названную мной The Noah Syndrome. После нескольких переработок эта книга получила новое название — The Secret History of the World. По мере того, как я тянула нить Ариадны, все основы моей религии (в том виде, в котором она проповедовалась) стали расшатываться, и перед моими глазами начинала вырисовываться настолько поражающая концепция, скрытая за библейскими метафорами и поддерживаемая имеющимися фактами и научными данными, что у меня захватывало дыхание.

Главная идея этой книги — макрокосмическая метаморфоза с точки зрения квантовой теории.

Каким образом я пришла к этому, когда начала мои попытки обнаружить ноуменальное существование любви, а также добра и зла?

На самом деле, это довольно просто. По мере того, как я следовала за нитью в этом лабиринте, всё дальше углубляясь в эту тему, мне становилось понятно, что поиск истинного значения Любви был ничем иным, как поиском спасителя и веры и в конечном счёте — смысла вечной жизни.

В Евангелии от Матфея 24 Иисус ведёт беседу на тему «конца света» — времени, когда прозвучит последняя труба, и тайна Божья будет раскрыта: «как было во дни Ноя, так будет и в пришествие Сына Человеческого: ибо, как во дни перед потопом ели, пили, женились и выходили замуж, до того дня, как вошёл Ной в ковчег, и не думали, пока не пришёл потоп и не истребил всех, — так будет и пришествие Сына Человеческого».

Это событие — Конец времён — сравнивается здесь со «временем Ноя» — Всемирным потопом. Ну, и что в этом потопе такого «таинственного»? Как можно радоваться тому, что большинство мирового населения стирается с лица планеты? Как это можно называть «Благой вестью»? Разгадка лежит, по всей видимости, в концепции Ковчега. Мой поиск истинного смысла Любви, Спасителя, Веры и Вечной жизни был в сущности поиском значения Ковчега. Образно говоря, история Ноева ковчега — это наиболее удачное изображение этого поиска. Все вопросы жизни, любви и существования могут быть выражены в этой истории одного человека, который, стоя перед лицом разрушения своего мира (в данном случае речь шла буквально об уничтожении всего мира — по крайней мере, так рассказывает история), приступает к постройке ковчега.

Следующий вопрос заключался в том, что именно представляют собой процесс метаморфозы и надёжный ковчег.

В тот момент неожиданно умер друг нашей семьи, и мы «унаследовали» сундук, полный книг. Мне в руки попала небольшая книжонка Гари Аллена None Dare Call it Conspiracy. Я никогда не забуду то, чувство, которое охватило меня, когда я начала её читать. Всё в этой книге в точности согласовывалось с учениями Гурджиева и Успенского в том, что люди спят и находятся под контролем «злого волшебника».

Я осознала, что злой волшебник — это образное представление (по крайней мере, частично) политической и исторической системы контроля. Это осознание вновь оказало опустошающий эффект на мои иллюзии. Как указывает Гари Аллен, если бы наша система не подвергалась закулисному контролю, то 50% всех событий в социальной, культурной и политической сферах должны были бы идти на благо всего человечества. Если же дополнительно учитывать рациональные решения делать добро, то это значение было бы ещё выше. Тем не менее, я ясно вижу, что это не отражается в нашей действительности. Люди не прекратили убивать друг друга. Вместо этого они изобрели ещё более эффективные и технологически продвинутые средства взаимного уничтожения.

Почему? Кто или что оказывает негативное влияния на мировые события?

Соединив идея Аллена с идеями Гурджиева, мы обнаружим, что всё это является, по-видимому, скорее результатом действия определённых «механических» законов Вселенной, известных нам как «добро» и «зло». Эти законы имеют циклическую природу и могут быть выражены в физических понятиях. (Следуя этому ходу мыслей, я пришла к идее космической квантовой метаморфозы.)

16 декабря 1986 года я закончила записывать мои изыскания для книги The Noah Syndrome. Я купила старую печатающую машинку и принялась печатать книгу, основанную на моих рукописных заметках. К тому времени, когда манускрипт был закончен, я уже довольно ловко обращалась с этой печатной машинкой!

В процессе печатания у меня начали возникать очень странные впечатления. Я могла «чувствовать», или «видеть перед моим мысленным взором», как парочка довольно смешных стариков наблюдала из-за моей спины за тем, как я печатала. Они совещались друг с другом, говоря мне, где я должна была сделать поправки или дополнения. Иногда они даже хихикали над некоторыми моими комментариями. Наблюдая за моим проектом, они обменивались между собой невообразимо смешными ремарками и радостно похлопывали друг друга по плечу, когда я наконец схватывала суть того или иного предмета.

Я помню, что один из них отчасти напоминал Альберта Эйнштейна, однако второго господина я смогла узнать лишь несколько лет спустя, когда я увидела фотографию Иммануила Великовского.

По сей день я считаю это событие плодом моего воображения. Но, с другой стороны, согласно моему сегодняшнему пониманию вещей, это также могло бы «просачиванием» другой реальности или Вселенной.

После того, как The Noah Syndrome была окончена и, как я и ожидала, отвергнута издательством, я отложила её в сторону на многие годы. Когда интернет получил массовое распространение по всему миру, и я узнала намного больше о себе, я придала книге новую форму. Это была её третья по счёту метаморфоза. Она стала отправной точкой для более обширной работы, которая со временем вышла далеко за рамки моих первоначальных изысканий.

Вспоминая об этом сегодня, кажется действительно странным, что мои усилия «найти ковчег» в конечном счёте привели к тому, что я сама «была найдена Арком» — моим мужем Аркадиушем.

Прошло несколько лет, ознаменовавшихся очень странными событиями. В 1991 году я встретила молодого человека, Фрэнка, с которым я провела много бесед на метафизические и философские темы. Он часто просил меня использовать на нём гипноз, чтобы помочь ему в «ченнелинге». Он говорил: «Единственное, что я действительно умею, так это проводить ченнелинг. Я делаю это постоянно.

Я была невысокого мнения о «ченнелинге», хотя во время написания The Noah Syndrome прочитала массу материала на эту тему. Всё же я решила, что это было бы ненаучно отвергать его заявления о его «исключительности», не попытавшись их проверить. Я предложила ему просто расслабиться и попробовать автоматическое письмо. Моё отношение к ченнелингу не изменилось и после этого. Фрэнк выдал на-гора такую же «космическую словесную окрошку», какую уже много лет как можно было найти в других источниках. Несмотря на это, обсуждая этот предмет с Фрэнком, я начала думать о моём собственном опыте в «получении ответов», а также о том историческом факте, что получаемая в результате «ченнелинга» информация зачастую настолько близка к правде, что становится очевидно, что за этим должно стоять нечто другое, чем просто случайность. Эти мимолётные проблески правды заинтриговали меня. Итак, Фрэнк и я продолжали наши дискуссии, и перед моим мысленным взором как ответ на мои вопросы начала вырисовываться новая теория.

Частью моей теории было то, что причина, по которой источники информации зачастую оказывались такими субъективными и подверженными ошибкам, лежала в ошибочности мышления различных медиумов и ченнелеров. Они исходили из того, что источнику более высокого порядка можно, так сказать, просто «позвонить» — и дело сделано. Из тех немногих проблесков света, которые я могла различить в море ченнелинговой информации, я заключила, что источнику более высокого порядка не представляет никакого труда мгновенно (возможно искажённым способом) связаться с нами, однако в большинстве случаев мы будем иметь дело либо с бестелесными сущностями, знающими не намного больше, чем мы, либо с феноменом, возникающим в результате психических расстройств. Я изучала этот вопрос со многих сторон, пытаясь обнаружить причину этой информационной «блокады» со стороны источников более высокого порядка (если, конечно, они вообще существуют).

Основным препятствием являлось, по всей видимости, «облако» из гипотетических сущностей и/или мыслей низкого уровня, окутывающее наш мир подобно завесе. Мои исследования в этой области привели меня к работам докторов Уильяма Болдуина, Эдит Фиор, Карла Викланда и других, работавших непосредственно с одержимостью, экзорцизмом и связанными с ними терапевтическими методами. Так как изучение этой темы уже давно стояло на моей повестке дня, всё это, казалось, произошло в очень удачный момент моей жизни.

Существует большое число «недопечённых» гипнотерапевтов, пишущих длинные книги, в которых загробная жизнь описывается как место неописуемой красоты и духовной радости. Эти «путешествия» и «цели» душ растолковываются в этих книгах с помощью пересказывания гипнотических сеансов, в которых терапевты «ведут» своих пациентов самым что ни на есть вопиющим способом. Я бы сгорела от стыда, если бы публиковала книги, изображающие меня в роли такого манипулятора сознанием! Тем не менее, подобные книги продолжают оставаться широко популярными, так как они обеспечивают человеческую потребность в экзистенциальном комфорте.

Помимо наводящих вопросов и прочих изощрённых манипуляций сознанием, практикуемых некоторыми известными гипнотерапевтами, складывается такое впечатление, что существует множество «душ умерших», или фрагментов личности, которые проявляются различными способами во время гипнотического сеанса (в том числе, когда используется голосовой аппарат медиума) и описывают «загробную жизнь» в ярких и в то же время эфемерных красках. После тщательного изучения этой темы мне стало понятно, что она намного сложнее, чем нам представляется.

Существует большое количество материала на тему проблематики позитивистской ченнелинговой информации, причём большая его часть была написана на основе настоящих исследований, а не «ченнелинговой» информации или философских спекуляций. Многие исследователи в этой области были психологами, психиатрами, врачами или священниками с медицинским и/или психологическим образованием.

Свою собственную экспериментальную работу я начала с большим скепсисом. Как оказалось, это первоначально скептическое отношение пошло мне лишь на пользу, так как я была довольно ошарашена, когда обнаружила, что так называемые астральные миры напоминали настоящие джунгли. Несмотря на то, что я очень осмотрительно проводила мои гипнотические сеансы (чтобы исключить любую возможность «заражения» моих пациентов), я обнаруживала снова и снова, что в этих «высоких» сферах дела обстояли не так уж и радужно. Складывалось такое впечатление, что «силы», существующие в этих сферах, с большой вероятностью не были благонамеренными по отношению к человечеству и не действовали в наших лучших интересах.

Это, конечно, вновь вызвало вопрос, почему через эти ченнелинговые источники, которые во многих случаях откровенно лгали, распространялось столько бессмысленной информации? В других случаях им по меньшей мере серьёзно недоставало внимательности к крайне важным деталям. Как я полагаю, недостаток знаний в одной лишь этой области — это одна из причин сегодняшних страданий человечества, которые из-за этого продолжает расти и усиливаться. Насколько «надёжны» ченнелинговые источники, если они не говорят нам правду о «высоких сферах»? Представителям так называемого движения Нью Эйдж было настолько сильно внушена идея о том, что никогда нельзя думать о негативных вещах, что они — больше, чем кто бы то ни было — подвержены этой угрозе. Не имея знаний о чём-либо, вы абсолютно беззащитны перед этим. Постоянное искажение правды о так называемых «высоких сферах», проводимое посредством публикации огромного количества информации на эту тему, практически наводит на мысль о программе по дезинформации. Мне становилось понятно, что «там» существует нечто или некто, кто не желает, чтобы мы знали правду.

Да, я знаю, что это выглядит как пощёчина для «философов Нью Эйдж». Но позвольте мне сказать следующее: в области клинических исследований среди многих опытных учёных уже давно установилась практика, согласно которой перед тем, как отклонить какую-либо идею, её необходимо как минимум рассмотреть в качестве рабочей гипотезы. Если она окажется неверной, то не беда, ведь это — всего лишь гипотеза. Но если она окажется верной, то это может спасти наши жизни.

Уильям Болдуин писал: «Имея лишь ограниченные знания (либо при их полном отсутствии) и обладая искажённым восприятием природы мира духов, нематериального мира, многие люди становятся уязвимыми перед ним; эта уязвимость становится частью созданной ими реальности!» Этот комментарий описывает ту самую западню, в которую попадают миллионы и миллионы людей уже на протяжении нескольких тысяч лет. Отсутствие истинного знания о мире духов по сути и является философской основой «веры» в том виде, в котором она преподносится нам тремя крупнейшими мировыми религиями и их «ньюэйджевскими» вариациями. Другими словами: вера в том виде, в котором она понимается и практикуется большинством людей, — это всего лишь ещё одно обозначение отрицания [действительности]. Это отрицание означает не что иное, как жизнь во лжи. Ложь же — по определению тех самых религий — от «дьявола». Сегодня стало модным принимать ченнелинговые сообщения от «своего высшего Я» или «духовных учителей», посылать людям свет и любовь — без какой-либо просьбы с их стороны (тем самым открывая двусторонний портал, через который негативные энергии, которые отправитель «света и любви» пытается «трансформировать», возвращаются к нему самому), и так далее. Не имея знания и способности различать, человек подвергается не только прихоти сущностей, отвечающих на его «зов», но и воздействию космических законов, в которых человечество в высшей степени невежественно.

Некоторые «окружают себя светом» или молятся, выпрашивая для себя «самое лучшее». Однако они не осознают, что этим дают разрешение и приглашение каждому бестелесному духу, искренне верящему, что он действует «из лучших побуждений» в своём мире фантазий и земной эго-фиксации.

Заметьте, что мы не говорим здесь о демонической одержимости. Это нечто совершенно другое, хотя и подчиняется тем же правилам. Мы говорим здесь о заурядных благонамеренных душах умерших, «зависших» в низких астральных сферах по причине своего невежества или своего рода тяги к земной жизни. Как отметил Эдгар Кейси: «Мёртвый пресвитерианин — это всего лишь мёртвый пресвитерианин!»

Стоя лицо к лицу с этой информацией и моим собственным опытом, я должна признаться, что поначалу попыталась сформулировать рациональную теорию, которая могла бы всё объяснить. Я вполне могла себе представить, что джунглеподобная природа астральных сфер могла бы быть очередной психологической драмой, созданной бесконечно изобретательным человеческим разумом с целью разрешить некоторые из своих жизненных проблем. Тем не менее, меня мало интересовала возможность существования реинкарнации, так же как и то, что в астральных мирах, возможно, обитают негативные сущности более высокого уровня. Единственное, что было важно для меня, — это эффективность терапевтических методов.

И они действительно работали — удивительно последовательным образом. Одной из самых удивительных вещей было единство символического, или архетипического языка подсознания. Один пациент за другим — независимо от социального статуса, образования, уровня интеллекта, религии и системы убеждений — упоминали одни те же символы в контексте конкретных проблем и межличностных отношений.

Существовали ли на самом деле бестелесные существа, либо некие обособленные аспекты человеческой личности, либо эфирные энергетические конструкты, которые воспринимаются людьми и которым приписываются символические личности и истории — всё это не имело никакого значения для меня; я знала, что разум бесконечно изобретателен, и поэтому не спешила делать поспешные выводы. Я продолжила работать с этими концепциями, не переставая искать новую информацию, которая могла бы помочь доказать, усовершенствовать либо опровергнуть мою теорию. Чтобы оставаться как можно более открытой новой информации, моя рабочая гипотеза состояла в том, что всё существующее является, вероятно, артефактом сознания; единственным, чему я приписывала высокую вероятность, было то, что сознание действительно способно существовать независимо от материи. Сознание могло быть позитивным или негативным. Тем не менее, я не знала, способно ли было оно осознавать само себя.

Часть сложностей, возникших в результате этой работы с экзорцизмом (следует отметить, что это неправильное наименование процедуры, больше схожей с «консультированием бестелесных сущностей»), указывала на то, что большая часть активности, считающейся «ченнелингом», — это всего-навсего продукт так называемых «астральных миров» (оставим в стороне вопрос, являются ли астральные миры побочным продуктом сознания). Я начала задаваться вопросом, действительно ли существовало нечто более «высокое», и если да, то что оно собой представляло?

Это привело к формулированию идеи о природе второго препятствия на пути установления контакта с источниками более высокого уровня; я назвала её «фактором преобразования». Согласно этой гипотезе, было очевидно, что источник действительно более высокого уровня просто не может установить полное и безопасное соединение с сознанием, находящимся в физическом теле, так как это напоминало бы попытку подсоединить прибор с рабочим напряжением в 110 вольт к сети в 220 вольт. Если бы это был действительно источник «более высокого порядка», то его энергия настолько сильно переполнила бы любого человеческого получателя информации, что поддержание контакта было бы невозможным.

Я сформулировала эту идею, опираясь на известные примеры из практики. В некоторых случаях люди даже теряли рассудок после контакта с источниками «более высокого порядка». Они вспыхивали подобно метеоритам в небе наших коллективных психологических и духовных сфер, ненадолго освещая собой ландшафт, лишь чтобы сгореть дотла во время своего низменного падения. В целом было очевидно, что подобные старания таят в себе много опасностей. Это также становится понятным после обширного прочтения античной литературы, оккультных трудов и различных мистических учений Востока.

Другая причина, по которой я сформулировала эту идею, основывалась на моих наблюдениях природы. В окружающем нас мире мы можем постоянно наблюдать процесс роста, имеющий циклическую природу. Человеческое сознание начинает расти с самого момента зачатия. Независимо от того, является ли это результатом слияния внешнего сознания с развивающейся неврологической/физической системой или всего лишь результатом эффекта «духа в машине», — сознание растёт. Давайте примем это как факт, подтверждаемый наблюдениями.

В начале жизни, когда сознание ещё недостаточно выражено, живое существо проводит во сне довольно много времени. В расцвете сил, когда сознание наиболее выражено и активно, потребность во сне сокращается, хотя и на этой стадии развития она может довольно сильно колебаться в зависимости от богатства того или иного сознания. В определённый момент жизни при наступлении старости сознание начинает покидать физическое тело, которое, в свою очередь, возвращается к более продолжительным периодам сна (опять-таки с широкими вариациями продолжительности). Важно отметить, что это соотношение между продолжительностью сна и объёмом сознания, по всей видимости, является подтверждением существования стадий слияния, развития и сокращения сознания. Другими словами, «семя» сознания помещается в недавно зачатое/рождённое человеческое существо. Оно растёт в соответствии с богатством окружающего мира и потенциалом ДНК физического тела. Достигнув оптимального роста, оно начинает сокращаться. Важно понимать, что сознание, по-видимому, начинает покидать тело, потому что оно достигло максимального роста и больше не «подходит к телу по размеру». Использовав доступные неврологические и физические структурные компоненты, оно достигло максимального выражения в этом физическом теле. Из этого мы могли бы заключить, что как только достигается эта верхняя граница или критическая масса, начинается пошаговый процесс ухода сознания «из тела».

Это пошаговое перемещение сознания в тело и из тела позволило мне предположить, что процесс смерти — это своего рода «рождение» в более «высокое» или более богатое и плотное состояние бытия, которое не может выдерживаться физическим конструктом [телом]. Если бы физическое тело было жизнеспособно в этом более «высоком»/богатом состоянии с высокой плотностью сознания, то процесс смерти, возможно, ещё бы не начался в тот момент. Мне пришла в голову идея, что это, возможно, связано с генетическими факторами. Подобно тому как различные растения и животные имеют конкретные генетические параметры, определяющие помимо прочего их конфигурацию, функции, потенциал обучения и продолжительность жизни, так и каждый человек обладает в определённых рамках схожими конфигурацией, функциями, потенциалом обучения и ожидаемой продолжительностью жизни. Мне представлялось высоковероятным то, что эти потенциалы могли иметь симбиотическое отношение с сознанием. Иначе говоря, сознание может расти лишь до определённого предела, обусловленного генетическими ограничениями занимаемого им тела.

Тем самым мне казалось логичным следовать этой линии умозаключений, согласно которым некое действительно «высшее» существо или существо, достигшее высокой плотности и богатства создания, именно по причине этих ограничений (как, например, генетические конфигурации функции и потенциала в человеческом теле) не сможет больше войти в человеческое поле сознания и «надеть на себя» тело как перчатку (например, с целью прямого социального взаимодействия), разве что оно имеет конфигурацию и потенциал, сравнимые с конфигурацией и потенциалом тела реципиента. Сознание «переросло» тело и больше не «вмещается» в него.

Логическим выводом из этого было бы то, что если бы внешнее сознание действительно было способно слиться с человеческим телом или соединиться с ним напрямую, то это было бы возможно лишь для сознания, уровень развития которого не намного бы превышал обычный потенциал сознания данного человека, хотя и без пространственных и временных ограничений. Это последнее соображение, возможно, позволит взглянуть на сознание в другом свете, хотя и не является доказательством высокого уровня его развития с философской или духовной точки зрения.

Другими словами, мёртвый пресвитерианин — это всего лишь мёртвый пресвитерианин. Если сознание желает быть в физическом теле, то оно не может сильно отличаться от сознания отдельного человека.

Читая материалы на тему ченнелинга и спиритизма, я обнаружила некоторые довольно интересные случаи, в которых сознание «обладающей сущности» (ведь несмотря на расхожее мнение, ченнелинг в состоянии транса — это «одержимость»), казалось, было немного более плотным и насыщенным, чем сознание медиума (независимо от того, раскрыл ли он полностью свой потенциал сознания или генетический потенциал). Интересным в этих случаях было то, что между этими потенциалами и массой тела медиума, по всей видимости, существовала прямая связь. Иными словами, медиумы, которым удавалось установить контакт, пусть и с некоторыми ограничениями, с якобы «высшими существами», были довольно «склонными к полноте». Причём когда их подвергли научным обследованиям (как, например, некоторых медиумов, живших в 19-м и раннем 20-м веках), стало известно, что они в течение одно- или двухчасового контакта могли терять до 6 килограммов веса. Наглядным примером тому была итальянский медиум Эвсапия Палладино.

Это, конечно же, напомнило мне о древних изображениях богинь, которых находят по всему миру, и где они почти всегда выглядят довольно полными! В этом смысле я действительно была подходящей кандидатурой для такой работы! Единственной проблемой было лишь то, что я абсолютно не была удовлетворена теми контактами, с которыми я установила связь.

Я также встречала истории о йогинах и шаманах, которые в состоянии шаманского экстаза, позволявшего им, по их утверждениям, установить своего рода «космическую связь», теряли невероятно много веса благодаря их «внутреннему жару». Мне было понятно, что речь шла о том жаре, который нельзя измерить градусником. Тем не менее, жар некого рода определённо сопровождал подобные состояния, так же как и значительная потеря массы тела.

Это навело меня на мысль о том, что ченнелинг действительно высших существ должен был сопровождаться серьёзными проблемами. Что касается «высокого напряжения» подобных источников ченнелинга, я предположила, что единственный способ осуществить подобный контакт — это объединить энергию двух и более людей («приёмников») и затем попытаться их «настроить», прилагая многократные усилия воли.

Ломая голову над этой проблемой, я осознала, что единственный реальный способ объединить энергии с целью создания своего рода человеческого «биокосмического приёмника» — это использование формы коммуникации, требующей участия более одного человека и предоставляющей механизм мгновенной обратной связи. Очевидным ответом был инструмент наподобие доски Уиджа.

В мои юные годы, мои эксперименты с подобным инструментом имели лишь скромный успех. В конечном итоге я оставила эту затею, посчитав её потенциально «опасной» и просто несерьёзной. Процесс её применения был медленным, томительным. К тому же я не была уверена, от кого приходили ответы, не говоря уже о том, насколько они были точными. Как бы то ни было, в этот раз я попробовала другой подход. Теперь я рассматривала возможность того, что комбинацию умственной концентрации и намерения, близость энергетических биопсихических полей, а также дополнительную обратную связь для «калибровки», можно было использовать как вспомогательные средства. Мне было понятно, что я должна была исследовать эту тему, чтобы выяснить, могли ли они — по крайней мере теоретически — служить этой цели.

Есть две основных теории о принципе работы доски Уиджа. Первая — автоматизм. Считается, что принцип автоматизма лежит в основе лозоискательства, маятников, автоматического письма, перемещения стола (в ответ на заданный спиритистом вопрос) и прочих объектов якобы спиритическими силами. Это означает, что, хотя участники [спиритического сеанса] и не замечают, что сами ответственны за перемещение указателя, его перемещение всё же исходит от них. Сознательные или неосознанные ожидания могут подавать сигналы на нервные окончания и вызывать едва заметные движения пальцев, дающих тем самым «ответ». Принцип использования «говорящей доски» также можно объяснить теорией автоматического письма, согласно которой подобные сообщения приходят из сознательного или бессознательного медиума. В этом контексте «говорящая доска» позволяет лишь обойти сознательный разум медиума и представляет собой кратчайший путь между бессознательным и нервно-мышечной системой. «Коллективный автоматизм» имеет место, когда доска Уиджа управляется более чем одним человеком.

Таким образом, мы видим, что с психологической точки зрения автоматизм временно позволяет бессознательному контролировать какую-либо часть тела без вмешательства сознания в состоянии нормального бодрствования. В то же время автоматизм «разрешает» разуму осознанно проверять обратную связь и наблюдать в реальном времени за происходящим, позволяя тем самым процессу ченнелинга оставаться в рамках экспериментального протокола.

Некоторые «эксперты» полагают, что здоровое бессознательное — это ключ к психической самозащите, так как неосмотрительная попытка «открыть двери» бессознательному способна вызвать психозы у некоторых людей. У меня на этот счёт немного другое мнение. Я не думаю, что подобный обход сознающего разума может «вызвать» психоз. Я полагаю, что это скорее может выявить и без того уже существовавшую патологию, которая — как показал бы тщательный анализ — была причиной множественных телесных симптомов и жизненных проблем того или иного индивидуума на протяжении долгого периода времени.

Вопрос о том, способно ли использование доски Уиджа, или любого другого инструмента доступа к бессознательному, «вызвать» одержимость, напоминает проблему курицы и яйца. Умозаключения доктора Болдуина по этому вопросу были лишены всякой логики, несмотря на их рациональность во многих других вопросах. Его не совсем рациональные заключения говорят о том, что он также попал под влияние фильма Изгоняющий дьявола. Признаки, описываемые доктором Болдуином, свидетельствуют о том, что состояние «одержимости», возможно, уже присутствовало в данном индивидууме, и обход сознательного мышления лишь позволил ей «высказаться» и тем самым обнаружиться. Однако это ставит нас перед целым рядом новых проблем. Очевидно, что никому, кто не имеет опыта в «изгнании духов», никогда нельзя открывать эту дверь [в бессознательное]. Кроме того, тому, кто не знаком с этими методами и не имел возможности тщательно их изучать и применять на практике, никогда не следует ни при каких обстоятельствах пытаться заниматься ченнелингом! В противном случае можно накликать на себя беду. (Это, конечно, поднимает очевидный вопрос о том, почему «ченнелинг» стал таким популярным «видом спорта» в наши дни.)

Согласно теории спиритизма, переданные сообщения однозначно принадлежат бестелесным духам и прочим эфирным сущностям, контакт с которыми устанавливается с помощью доски Уиджа. Тем не менее, даже эта концепция, или, точнее говоря принцип её действия, зависит от теории автоматизма. Согласно этой теории, бестелесный дух способен соединиться с человеком, использующим доску Уиджа, через его подсознательное или бессознательное и взять контроль над его идеомоторными реакциями, обходя сознательное мышление и приводя в движение «планшетку» посредством стимулирования нервных импульсов. Эта теория постулирует, конечно же, что по окончании коммуникации бестелесный дух покидает медиума — и всё замечательно. Однако имеющиеся данные указывают на то, что при отсутствии определённых знаний и определённых мер предосторожности бестелесный дух не покидает медиума! Он лишь возвращается в свободное пространство энергетического поля «хозяина» и затихает, продолжая, однако, вытягивать из человека жизненную силу.

Одна из самых интересных теорий была развита Барбарой Хонеггер, которая якобы стала первым человеком в США, получившим учёную степень в экспериментальной парапсихологии. Хонеггер пришла к заключению, что автоматизм — это результат «стимуляции» правого полушария мозга, позволяющей ему преодолеть подавление левого полушария. Тем не менее, психологам всё ещё не совсем понятно, что вызывает это стимуляцию. Мои попытки узнать больше о её исследованиях также остались безуспешными.

Китайцы, по всей видимости, начали первыми использовать спиритический автоматизм в форме «пишущей планшетки», названной «чи». Это была своего рода пишущая «волшебная лоза». Говорили, что духи спускались в неё и приводили её в движение, чтобы передать по буквам сообщения богов, появлявшиеся на бумаге или на песке.

Складывается такое впечатление, что все «примитивные», или дописьменные культуры использовали ту или иную форму кодированной коммуникации между миром духов и миром живых. Этот феномен был, по-видимому, широко распространён в древности и исчез лишь с появлением монотеизма около 1000 года до нашей эры. В шестом веке нашей эры было известно, что фракийские культы Диониса использовали шаманов в роли трансовых медиумов с целью общения с духами, или так называемыми «theoi» (богами) — бестелесными бессмертными существами со сверхчеловеческими силами.

Некоторые учёные предполагают, что в основе рационализма, как направления в философии, лежат дионисические, орфические и элевсинские тайные культы, посвящённые «ченнелингу» этих богов; большая часть древнегреческой философии — прежде всего, идеи Пифагора, Гераклита и Платона — была пропитана этими тайнами. Это поднимает вопрос, непосредственно связанный с системами контроля, которые мы будем рассматривать на протяжении всей книги, — как могла «ченнелинговая» информация лежать в основе рационализма, если он опровергает существование источников ченнелинга как таковых? Было ли это всего лишь развитием монотеистической идеи о существовании одного единственного бога, а именно Яхве? Людей, через которых говорил Яхве, называли пророками, а сам процесс такого ченнелинга — «божественным вдохновением». Когда же этим занимался кто-то другой, это называли обманом, некромантией или демонической одержимостью. Тем не менее, если другие боги действительно существовали и общались с людьми, то к какой категории мы можем отнести Яхве, утверждавшего через ченнелинг, что он — один единственный бог? Очень любопытно. Этой монотеистической идее, по всей видимости, удалось лишить духовной поддержки каждое человеческое существо.

В диалоге Платона Феаг Сократ признаётся: «Благодаря божественной судьбе, с раннего детства мне сопутствует некий гений – это голос, который, когда он мне слышится, всегда, что бы я ни собирался делать, указывает мне отступиться, но никогда ни к чему меня не побуждает».

Греческие оракулы из Додоны, Дельфи и других городов делали пророчества в состоянии транса, во время которого ими завладевали бестелесные духи; самые известные из них овладевались одним единственным духом, или «духом-наставником», как мы сказали бы сегодня. Оракулы часто жили в пещерах и верили в то, что эти духи поднимались к ним из подземного мира через трещины в горной породе.

Самым интересным был тот факт, что Пифагор использовал нечто наподобие доски Уиджа уже в 540 г. до н. э.: «загадочная пластина на колёсах» передвигалась с места на место и указывала на символы, которые толковались либо непосредственно философом, либо его учеником Филолаем. Вплоть до сегодняшнего дня пифагорейские мистерии продолжают оставаться объектом значительного интереса как для учёных, так и для мистиков. И это при том, что прогрессивные знания Пифагора, возможно, были вдохновлены доской Уиджа!

К тому времени, когда римляне завоевали Грецию, движение рационалистов уже обратилось против ченнелинга духов. Цицерон — римский рационалист, которого высоко почитали ранние отцы церкви, — протестовал против ченнелинга духов и некромантии, так как в них якобы использовались скверные языческие ритуалы. Однако, как я уже упоминала, рационализм укусил кормящую его руку и начал поглощать своего «отца» — монотеизм, создав идею о том, что нет ни бога, ни духов, и ничто не может пережить смерть физического тела, и, следовательно, нет никого на «другой стороне», с кем мы могли бы общаться, и поэтому — зачем вообще утруждать себя этой идеей? Наука переняла точку зрения, согласно которой всё это было лишь надувательством. Современная традиционная наука и по сей день придерживается этой точки зрения касательно этого феномена.

После работы с привязанными духами у меня (как у гипнотерапевта) оставалось много вопросов. Я уже упоминала мои предположения о том, что подобные «духи» были всего лишь фрагментами личности того или иного индивидуума — подобно изолированным зацикленным контурам головного мозга, появившихся в результате травмы или стресса. Встретившись с трудностями, индивидуум, возможно, оказался в нарциссическом состоянии иллюзии, которая отпечаталась в памяти его мозга. Когда же он вернулся из этого шокового состояния, чтобы снова предстать перед реальностью, но при этом не разрешил саму психическую проблему, последняя могла оказаться запертой в своего рода мозговом «картотечном ящике», лишь ожидая своей произвольной и неосознанной активации в результате электрической или нейрохимической реакции в мозге. То же самое можно сказать и о так называемых воспоминаниях о прошлых жизнях: это могли бы быть всего лишь самостоятельно созданные воспоминания, появившиеся в результате стресса от возвращения из нарциссического состояния иллюзии. Подобные воспоминания могут появиться в результате автоматизма, или когда сознающий разум «отходит на второй план», как, например, во время ченнелинга в состоянии транса. С этой точки зрения обычную психотерапию также можно рассматривать как ченнелинг.

Осознанный ченнелинг более проблематичен, так как он подразумевает патологическое состояние, в котором привязанные духи или множественные личности могут играть определённую роль. В подобных случаях «альтер» эго, будучи либо альтернативной личностью, либо привязанным духом, имеет сильную и укоренившуюся позицию, позволяющую ему иметь намного более сильный контроль над телом индивидуума, чем при автоматизме или трансе.

Профессор Дуглас Робинсон из Миссисипского университета говорит, что между функцией переводчика и медиумом можно провести параллель. Их цель — дать возможность автору первоначального текста говорить через них. Их ремесло состоит в том, чтобы в точности передать мысли автора его читателям, которые в противном случае, не владея его языком, не имели бы доступа к этой информации. Обычно процесс перевода простирается лишь через лингвистические и/или культурные барьеры, в то время как в процессе ченнелинга — через барьеры сознания, а также временные или даже гиперпространственные барьеры.

Ключевым моментом как при переводе, так и при ченнелинге, является то, что посредник не должен передавать целевой аудитории свои собственные идеи, замыслы, аргументы или образы. Для целевой аудитории переводчик должен оставаться нейтральным проводником идей и замыслов первоначального автора.

Эта аналогия предлагает следующее: (а) первоначальный автор имеет прерогативу быть инициатором коммуникации с целевой аудиторией через переводчика (автор играет активную роль, а переводчик — пассивную; переводчик может играть и активную роль — в том смысле, что он подчиняет свою деятельность деятельности автора); (б) переводчик обладает некоторыми средствами получения доступа к «голосу» автора и его идей, а также непредвзятой и надёжной передачи идей, почти всегда принадлежащих другому человеку. Иногда переводчики переводят собственные тексты, но обычно первоначальными авторами являются другие люди — зачастую из другой эпохи и/или страны и во многих случаях уже покинувшие нас. [1]

В наши дни, под влиянием западного рационализма, идея о том, что каждый способен запросто заниматься ченнелингом, очень напоминает идею машинного перевода без вмешательства человека. Это очень тонкий вопрос. Программа-переводчик исполняет ряд различных алгоритмов, собирающих информацию, вычисляющих результат и состоящих в целом из отдельных команд. Качество полученных результатов хорошо настолько, насколько хороши используемые алгоритмы. Из опубликованных на эту тему материалов мы знаем, что «феномен ченнелинга» в том виде, в котором он широко практикуется, исключает рациональное мышление из этого алгоритма. Отсутствует механизм обратной связи и тем самым возможность точной настройки. Это означает неприемлемость алгоритмов, способных учитывать тот факт, что в разуме медиума могут присутствовать противоборствующие силы. Исключение рационального мышления и возможности существования противоборствующих сил приводит к алгоритму, который можно было бы описать как: «Я — господь, ваш бог, и нет других богов кроме меня, потому что я так сказал! И если вы мне не верите, то горе постигнет вас!» Не особо продуктивно, должна отметить.

Тем не менее, факт в том, что разработчики программ машинного перевода уже теряют надежду на то, что им когда-либо удастся запрограммировать машину таким образом, чтобы она сама делала профессиональный перевод приемлемого качества без помощи оператора. Точно таким же способом, вероятно, невозможно, произвести ченнелинговый материал приемлемого качества, если не учитывать упомянутые противоборствующие силы и применение рационального мышления для борьбы с ними. Без применения знания и без быстрой и непосредственной обратной связи маловероятно получить что-либо кроме бесполезного психотрёпа. Тем не менее, по-видимому, именно это имеет место. Но, конечно же, это мало беспокоит помешанных нарциссов, аферистов и патологических индивидуумов, страдающих раздвоением личности. Все они живут в мире Нью Эйдж, и это настоящие джунгли!

Программы машинного перевода, которые действительно работают, — кибернетические системы перевода — требуют наличия интерфейса между человеком и машиной.

В научно-фантастических фильмах мы часто видим «машинные системы перевода», позволяющие космонавту просто подсоединиться к некому прибору через мозговой интерфейс и автоматически начать говорить на языке посещаемой им планеты. Возникающие в его мозге слова могут поначалу быть на его родном языке, но к тому моменту, когда они будут озвучены, машинная система перевода изменит нервные импульсы, поступающие к речевому аппарату, таким образом, что он произведёт правильно звучащие слова на неизвестном космонавту языке. Эта машинная система перевода работает, по всей видимости, и в обратном направлении: космонавт может слышать слова на неизвестном ему языке, но «воспринимает» их как слова своего родного языка. Мне интересен, однако, тот факт, что речь идёт о простетическом устройстве, превращающим космонавта в своего рода кибернетического переводчика, получающего тем самым способность «служить каналом» для неизвестных ему языков.

С помощью этой «обратной аналогии» я пытаюсь показать, что путём применения протезов мы способны использовать алгоритм, включающий в себя как рациональное мышление, так и обратную связь! Рациональное мышление, будучи правильно использованным, можно представить как целую армию того, что Адам Смит называл «невидимыми руками», формирующими, управляющими, регулирующими и контролирующими процесс перевода. Таким образом, само рациональное мышление может быть «невидимой рукой»: Разум — это усвоенная форма идеологического мастерства.

Подобно тому, как дух овладевает медиумом и говорит через его речевой аппарат (либо использует неким другим способом послушное тело медиума) — тем же способом, как в систему перевода вводится иностранный язык (зачастую довольно неуклюже), так и идеология и её агенты, включая разум, захватывают определённую идеологическую тему и орудуют её «телом» как своим собственным. В этом смысле мы обнаружим, что медиум в роли «вычислительной машины для машинного перевода» может превратиться в нечто намного более интересное.

О человеке, кто, пройдя длинный путь интенсивного обучения, приходит к идее о возможности коммуникации с высшим сознанием, формулирует гипотезу о том, как это можно осуществить, и затем экспериментирует с этой гипотезой, внося корректировки и изменения в этот процесс, можно сказать, что он в некотором смысле направляется «невидимой рукой», или силой, космоса. То, что подготавливает переводчика к такой работе, — это однозначно источник более высокой сложности и глубокая потребность передавать сложные и новые концепции. Если рассмотреть обычный низкоуровневый ченнелинг, то мы обнаружим, что участвующие в подобных активностях духи активируют канал, через который они хотят говорить, появляясь перед ясновидцем или создавая словесное давление в его голове, умоляя об отпущении. Иногда медиум падает в обморок и, лишь придя в сознание, узнаёт, что нечто или некто использовал его речевой аппарат.

Точно таким же способом космос как целое «зовёт» потенциальных медиумов/переводчиков для высших реальностей — с помощью разума, знания и ищущего духа в человеческом образе. Слова «переводить», «передавать» и «преобразовывать» происходят от одного и того же латинского корня. И уже в роли переводчика мы понимаем, что недостаточно просто «подсоединить и включить машину».

Переводчики должны проходить обучение; они должны не только владеть иностранным языком, но и знать, как регулировать точность воспроизведения исходного текста, принимать решение о том, какие степень и тип достоверности приемлемы в данном контексте, как получать и передавать сделанный перевод, где найти помощь касательно терминологии и т. д. Всё это подразумевает продолжительный период тренировки и подготовки.

Переводчик-канал — это некто, кто изучал и знает эти вещи, и кто — и это самое главное — владеет техникой «перевода» ченнелинговой информации касательно этих знаний. Эти знания имеют идеологический характер. Они определяются космоидеологическими нормами. Знать посредством рационального мышления, что предписывают эти космические нормы, и следовать им означает подчиниться их контролю. Стать переводчиком-каналом высшего космического сознания означает быть «призванным» для этого «невидимой рукой» Вселенной.

Тот, кто хочет стать переводчиком-каналом, должен подчиниться роли переводчика владения иностранным языком на уровне эксперта; он должен позволить быть ведомым тем, что сообщают космоидеологические нормы об истинном духе автора, и неизменно передавать сущность этого духа словами языка перевода.

Опираясь на все эти размышления, я в конечном счёте остановилась на доске Уиджа, наиболее подходящей для таких целей. Это простетический инструмент, позволяющий поддерживать постоянную обратную связь между «машинным алгоритмом перевода» (подсознательным/бессознательным) и человеческим интерфейсом (сознающим разумом, которому постоянно приходится использовать рациональное мышление для «корректировки»). Это возможно лишь с помощью доски Уиджа, потому что в этом случае медиум не только использует обход сознания для получения информации, но и в то же время способен осознанно поддерживать психическую целостностью. Благодаря тому, что медиум непрерывно остаётся в полном владении собственным разумом и способен наблюдать, контролировать и в любой момент принять или отвергнуть любую информацию или восприятие, рассудок становится частью алгоритма. Другими словами, при правильном применении человеком, который хорошо осведомлён не только о предметах дискуссии, но и о клинически продемонстрированных реальностях «других сфер», она становится одним из лучших доступных нам инструментов для развития контакта с подсознательным, высшим «Я» и/или благожелательными сущностями, желающими вступить в телепатический контакт. И ключевое слово здесь — телепатический. Подобный инструмент позволяет создать «отдельный канал связи», так сказать, «распределительный щит», на котором с помощью тончайшей нити сознания без потери контроля над процессом создаётся новая «схема переключения».

Вследствие влияния фильма Изгоняющий дьявола доска Уиджа приобрела плохую репутацию. Однако такое отношение к ней всегда было негативным! Забавно, что Голливуд может создать целую «доктрину», впоследствии принимаемую всеми как новое «Евангелие».

Некоторые так называемые «эксперты» говорят, что в «ченнелинге духов» нет ничего плохого, однако при использовании доски Уиджа, автоматического письма или даже ченнелинга в состоянии транса возможно вступить в контакт лишь с сущностями «низшего уровня». Они обосновывают это совершенно нелогичное утверждение тем, что «никакой дух высокого уровня, никакой вознёсшийся мастер» или дух-покровитель никогда не опустился бы до того, чтобы злоупотреблять письменными или речевыми способностями другого человека — живого или умершего». Позвольте мне уточнить: согласно их представлениям вполне нормально заниматься вышеописанным, пока вы называете себя «медиумом». Если же вы считаете себя «ченнелером» или начинаете использовать экспериментальные протоколы, позволяющие вам в любой момент оставаться под собственным сознательным контролем, тогда по определению вы можете вступать в контакт лишь с «низшими сущностями»? Очень оригинально и в высшей степени невежественно.

В противоположность приведённому выше «мнению эксперта» частью моей гипотезы — и это базируется на моих многолетних исследованиях — является то, что во всей истории ченнелинга продолжительный контакт с настоящими высокоуровневыми источниками происходил очень редко, если вообще. (По крайней мере, с теми источниками, которые в моих глазах действительно находятся на более высокой ступени существования.) Таким образом, никто «не говорил по-настоящему на этом языке». Было абсурдным думать, что, учитывая текущие условия человеческого существования, кто-то из нас мог бы просто начать «ченнелинг», получить и перевести переданную информацию, с которой он никогда не сталкивался прежде.

К тому моменту времени я предполагала, что «Вселенная в целом» или «источник», с которым я хотела установить контакт, и без того были способы приступить к общению с целевой аудиторией (человечеством), так как, благодаря моему жизненному опыту, мне было ясно, что Вселенная говорит с нами через события нашей повседневной жизни. Многие удивительные синхронистичности, внимательное наблюдение динамики моей жизни, а также жизней других людей, можно было толковать не иначе как сознательные действия некой сверхкосмической реальности, пытающейся обучить меня языку символов. Я чувствовала, что была определённо «призвана» Вселенной взять на себя задачу учить этот язык и выполнять функцию переводчика-канала. Я была не до конца уверена в том, можно ли было установить через меня, как переводчика, более прямой способ связи. Тем не менее, я действительно стремилась сделать попытку получить доступ к Голосу Вселенной: по мере продвижения долгого процесса сборки «схемы переключения» я отвечала в — и возможно даже через — бессознательное на «зов Вселенной».

Было очевидно, что эти взаимодействия требовали наличия определённого уровня бытия, о котором большинство из нас ничего не подозревали и которым обладали лишь немногие, поэтому я осознала, что процесс сводился к тому, что я должна была «учить» этот «язык» на некой пока неизвестной мне ступени бытия. Я не только предложила себе выучить этот язык, который до сих пор систематически не изучался, но я также знала, что мне нужно было научиться «регулировать точность воспроизведения исходного текста, принимать решение о том, какие степень и тип достоверности приемлемы в данном контексте, как получать и передавать сделанный перевод, где найти помощь касательно терминологии и т. д.» Всё это были мои соображения или «идеологический государственный аппарат», который я устанавливала подобно протоколу (или алгоритму) ответного «сигнала».

При чтении литературы на тему ченнелинга мне становилось понятно, что на протяжении всей его истории самый признанный и достоверный материал был либо получен с помощью инструмента наподобие доски Уиджа, либо инициирован им. Было также очевидно, что это было средством изучения нового языка в некой внутренней части моего разума — подобно подключению к «машине для перевода». Обладая дополняющей информацией о привязанных духах, расстройстве множественной личности и о прочих патологических состояниях, а также располагая средствами эффективного противодействия им, я полагала, что если моя гипотеза была верна, то я могла бы, возможно, поднять ченнелинг на совершенно другой уровень, который либо никогда не достигался прежде, либо достигался крайне редко.

Всё это, конечно, подразумевало продолжительный период «тренировки» и применения этого алгоритма. Это, в свою очередь, означало длительную практику использования инструмента наподобие доски Уиджа для «ченнелинга» не только моих собственных фрагментов подсознания, но и несметного количества частотно-зависимых бестелесных сущностей, прежде чем все «зацикленные петли» исчерпают себя и будут осмыслены, что позволит достичь синхронности мозговых ритмов.

В конечном итоге, я пришла к выводу, что даже если всё, что можно достигнуть в этом процессе, это подсознание, «очищенное» от всех этих скрытых «мысленных петель», то это всё равно стоило того. Очищение разума путём исцеления его фрагментов (не важно, каким образом они проявляются) всегда идёт лишь на пользу! Я осознала важную идею, что я не должна отказываться от использования доски Уиджа слишком быстро. Это было бы все равно, как если бы некто думал, что совершенно владеет иностранным языком лишь потому, что обладает достаточными знаниями для использования его в быту. Чтобы быть настоящим переводчиком, необходимо владеть новым языком на максимально возможном тонком уровне.

В тот момент я думала, что накопила уже достаточно теоретических знаний, и, что пришло время внедрить их на практике и начать фазу тестирования, что мы и начали делать. Фрэнк и я встречались каждую неделю, чтобы «звать Вселенную». На протяжении более чем двух лет я записывала каждое движение планшетки. Полученная мной информация в конечном итоге действительно подтвердила мою теорию. Мы пробирались через бесконечные петли бессознательного, несметное количество мнимых «бестелесных»сущностей или сцены прошлых жизней, сталкиваясь также со многими потерянными душами, искавших в астральных мирах избавления и путь к свету. В конце концов я поняла, что если хоть часть этой информации основывалась на фактах, то доска Уиджа — это превосходный инструмент для высвобождения духов вопреки мнению доктора Болдуина.

По мере продвижения нашего эксперимента по ченнелингу мы обсуждали много путей возможного распознавания «настоящего высшего источника». Мы оба полагали, что высший источник, обладая более широкой и всеобъемлющей «космической перспективой», должен быть способен делать абсолютно потрясающие «предсказания», которые каждый раз будут «попадать в точку». Проблема состояла лишь в том, как, имея такую короткую петлю обратной связи, можно проверить эту гипотезу?

Фрэнку пришла в голову идея: лотерея. Да, это казалось достаточно разумным. Мы могли бы просить каждую бестелесную сущность делать прогноз и затем «оценивать» их в зависимости от точности их прогноза. Так как лотерейные номера разыгрывались ежедневно, мы сосредоточились на них.

Хотя и покупала лотерейные билеты лишь после определённых снов, или просто следуя побуждению инстинкта, я никогда не была азартным игроком. Мне было всё равно, тратила ли я деньги на лимонад или лотерейный билет. Лотерея была для меня тем же самым, что покупка никчёмной еды или посещение кинотеатра, то есть просто развлечением. Я радовалась выигрышу, но и не особо расстраивалась, когда проигрывала. Я никогда не считала покупку лотерейного билета средством выхода из финансовых трудностей. И если я не могла позволить себе купить шоколадный батончик, то я также не тратила деньги и на лотерейный билет.

Для меня этот «лотерейный эксперимент» имел лишь теоретический характер. В отличие от Фрэнка я не тратила особо много денег на лотерейные билеты. Кроме того, он, казалось, был особенно предан этому аспекту нашего эксперимента. Одно дело — делать это для проверки гипотезы, и совсем другое — делать это с целью наживы; это вызывало у меня беспокойство.

В результате эксперимента удачных «попаданий» была лишь пара. День выпадания цифр лотереи практически никогда не совпадал с предсказанным. Иногда после сделанного предсказания проходили недели, прежде чем эти цифры выпадали в лотерее. Фрэнк утверждал, что заработал на этом деньги, однако я напоминала ему, что для подсчёта реального выигрыша нужно было вычесть затраты на купленные лотерейные билеты.

Тем не менее, «тестирование» с помощью выигрышных цифр лотереи было лишь частью нашей работы. Мы также «болтали» с различными бестелесными сущностями, «проходящими мимо», и спрашивали их о подробностях их мнимых жизней и опыта, пытаясь получить от них проверяемую информацию. Фрэнк и я, а также другие частники нашего эксперимента, были в восторге от проходящего перед нами «парада». Мы шутили, что это намного интереснее, чем ходить в кино, на вечеринку или смотреть телевизор! Будучи в полном сознании, мы могли наблюдать бесконечные сферы активности потусторонних миров — драмы, полные трагедии и надежды, отчаяния и радости, — и при этом пить кофе, есть печенье и болтать между собой. Однако то, что происходило на других уровнях бытия, скоро оказалось намного более захватывающим и загадочным, чем я когда-либо предполагала.

В феврале 1993 года я заболела и снова оказалась прикованной к постели. После того, как я начала выздоравливать, я позвала Фрэнка и попросила его принести мне что-нибудь почитать. Фрэнк вернулся с большой сумкой для покупок, заполненной книгами на тему НЛО и похищений инопланетянами. Я была в ярости!

«Фрэнк, я не собираюсь их читать, поэтому просто отнеси это назад!»

Он поставил сумку. «На случай, если ты передумаешь, я оставлю сумку здесь», — сказал он и ехидно улыбнулся.

«Я уверяю тебя, что я ещё не настолько в отчаянии!»

«Как хочешь», — ответил Фрэнк и оставил меня с сумкой, полной этих отвратительных книг.

Спустя некоторое время, моя скука стала довольно угнетающей.

Я открыла сумку и достала первую попавшуюся книгу. Хм. Missing Time, автор Бад Хопкинс. Я пришла в изумление, как только начала читать. Хотя стиль написания оставлял желать много лучшего, и упор на голые факты был немного расплывчатым, вопреки моим ожиданиям книга не носила развлекательный характер в стиле Рут Монтгомери или романа ужасов Existential Angst Уитли Стрибера. Эта книга была, на самом деле, попыткой «серьёзного исследования»! Я была в изумлении.

Однако более тревожным для меня было то, что в этих рассказах я узнала множество событий из моей жизни, которые я уже успешно позабыла. Люди, у которых брали интервью для этой книги, достигли стадии, когда они сами начали изучать эти аномалии, обсуждать их и с помощью гипноза восстанавливать в памяти события прошлого.

Тем не менее, после некоторого времени раздумий я отмела гипотезы, объясняющие это «похищениями пришельцами». Я могла представить себе с десяток других объяснений. Кроме того, было ещё слишком рано делать какие-либо выводы — мне нужно было больше информации.

Я продолжила чтение. Книга за книгой. The Interrupted Journey. The Andreasson Affair. The Alien Agenda.

С некоторым изумлением я обнаружила, что некоторые люди утверждали, что Земля посещалась пришельцами с незапамятных времён. Другие утверждали, что пришельцы посещали нас всего пару раз, но, так как они уже покинули нас, нам больше не о чем беспокоиться! Другая группа утверждала, что мы сами «впустили их», потому что взорвали ядерные бомбы; теперь они якобы здесь для того, чтобы сохранить нас от самоуничтожения. Другие говорили, что они — «хорошие парни» с небольшими причудами, которые можно объяснить тем, что они следовали другой ветке эволюции или были более развитыми, чем мы. Согласно другим мнениям, они были демонами из ада, и поэтому нам следовало бы побыстрее вернуться в церковь, чтобы иметь хоть какую-то надежду пережить предстоящее вторжение.

Фу-ты! Единственным достоверным утверждением было то, что люди наблюдали и переживали нечто необыкновенно странное. Проекты тайного правительства? Тайный сговор правительства с пришельцами? К тому времени, когда я закончила чтение, я была уверена лишь в одном: вокруг этой темы было много дыма! Но где же был огонь? Было трудно сказать, была ли вся эта тема похищений пришельцами «манипуляцией» правительства с целью заставить людей поверить в существование пришельцев, или же пришельцы действительно существовали и пытались изобразить правительство виновным и бестолковым.

Какая неразбериха!

Не будучи запуганной необъяснимыми явлениями любого рода, я начала работать над новой теорией, которая могла бы объяснить феномен похищения НЛО/пришельцами. Большинство историй можно было объяснить массовыми галлюцинациями или истерией; психокинезом, стигматами, вытесненными воспоминаниями физического или сексуального насилия, психозом или шизофренией — целой палитрой всевозможных трюков разума!

Я работала над этой проблемой, обсуждала её с Фрэнком и демонстрировала, как каждый из процитированных им случаев на тему НЛО мог быть объяснён с помощью моей новой рационалистической теории. Он буквально приходил в бешенство из-за моего упрямого отказа признавать всё то, что нельзя было классифицировать, категоризировать и объяснить с помощью укоренившихся научных подходов, даже если некоторые из них были весьма нетрадиционными. Я уже даже начала гордиться моим дьявольски хитрым решением этой проблемы! Но, как вы знаете, гордыня до добра не доводит. Это было в марте 1993 года.

Вскоре после того, как я вырвалась из оков больничной койки и дочитала книги на тему НЛО, одним утром я отправилась в супермаркет и увидела рекламу комплектующих для компьютера, которые я тогда искала.

Когда я вернулась домой, то позвонила по указанному номеру. Трубку взяла некая Патриция. Мы начали болтать о компьютерах, и она спросила непринуждённо, какими программами я пользовалась. Я упомянула мои астрологические программы, что вызвало у неё интерес. Разговор продолжился, и вскоре мы уже говорили о моей работе гипнотерапевта. Как это часто случается, слово за слово и примерно час спустя Патриция спросила меня, могу ли я провести с ней сеанс гипноза. В 1987 году с ней произошло нечто довольно странное, и это всё ещё беспокоило её, поэтому она хотела узнать, что на самом деле тогда произошло, или, по крайней мере, смягчить свой внутренний страх, вызванный этим событием.

Тогда она и её 16-летний сын возвращались домой с похорон тёти. Они ехали по Pennsylvania Turnpike в Мэриленд. Пошёл снег, когда она заметила очень яркий голубовато-белый свет — прямо перед ней на обочине дороги. Так как уже стало смеркаться, она подумала, что это включилось освещение рекламного щита. Далее произошло нечто настолько необычное, что она даже при малейшем воспоминании об этом чувствовала себя странно и тревожно. По её словам, у неё было такое чувство, как будто нечто парализовало её руки и ноги и взяло контроль над автомобилем.

Недавно прочитав целую сумку, полную книг на тему НЛО, «пропущенного времени» и т. п., я немедленно узнала в этом предвестник похищения, описанный Бадом Хопкинсом, — «пропущенное время». Было довольно жутковато говорить с Патрицией об этом сразу после того, как я прочитала все эти книги. Внешне мне удалось, однако, сохранить самообладание, и я мимоходом спрашивала её, что произошло дальше.

Патрицию беспокоил именно тот факт, что у неё начисто отсутствовали воспоминания о произошедшем. После того, как она увидела свет и почувствовала паралич, её следующим воспоминанием было то, как она стояла около светофора 50 или 60 миль далее по дороге. Она не помнила, как съехала с автомагистрали. Её сын только что порезал палец, пытаясь открыть банку печенья. Из пальца шла кровь, и она снова «пришла в себя», лишь когда сказала ему: «возьми полотенце на заднем сидении». К её ужасу, она приехала домой намного позже запланированного времени, хотя в то же время бак её машины был почти полон.

Патриция была уверена в том, что это была её покойная тётя, пытавшаяся психически установить с ней контакт, и ей очень хотелось узнать, что она пыталась ей сказать. Тот факт, что она не обмолвилась ни словом о пришельцах, лишь усилило мой интерес к её истории, потому что если бы она стала утверждать, что была похищена маленькими зелёными человечками, то я бы сразу прекратила разговор. Я, конечно же, не собиралась даже заикаться о «пришельцах», потому что хотела доказать мою теорию о том, что похищения пришельцами были «психодрамами», так же как и воспоминания о прошлых жизнях. Я лишь сказала Патриции, что мы быстро решим эту проблему с помощью сеанса гипноза! Мы договорились встретиться 15 апреля.

Вечером 15-апреля 1993 года начался ужасный шторм. Я ожидала, что она отложит встречу из-за непогоды, но, к моему удивлению, она всё-таки приехала. Мы провели обычную предсеансовую беседу и затем снова немного поговорили об этом событии. Я также хотела получить детали о возможных семейных конфликтах, которые могли бы лежать в корне подобных драм. Патриция была агентом по торговле недвижимостью. Ей также принадлежала фирма, которая переписывала для правительства данные социального страхования. Она рассказала немного о своих детях и о муже-инвалиде, лежавшим при смерти. Я была уверена в том, что вызванный заботой о нём стресс лишь усиливал её проблемы.

Во время разговора о «пришельцах» не было сказано ни слова. Я осторожно спросила у неё о её интересах. Метафизика никогда не интересовала её, не говоря уже о пришельцах. В прошлом она была верующей католичкой, у которой теперь возникли сомнения по поводу религии. Несмотря на то, что она была уверена, что я не смогу её загипнотизировать, она оказалась легко подверженной гипнозу и быстро погрузилась в гипнотическое состояние. Этот сеанс я решила записать на видео, а не на аудиокассету, как обычно. Я хотела иметь запись моего «доказательства» о том, что «феномен похищения пришельцами» имел иное объяснение!

Я проинструктировала Патрицию вернуться в то время, когда она возвращалась домой с похорон. Снег шёл настолько сильный, что она, пытаясь найти более оптимальные условия движения, решила поехать по другой автомагистрали. Она описала свет, находившийся перед чем-то, что она приняла за рекламный щит. Она описала его как переливающийся синий цвет, как бледный светло-голубой свет, сиявший перед рекламным щитом. Это показалось ей бессмыслицей, и она начала тереть глаза, глубоко погружённая в свои воспоминания, и сказала, что, возможно, это ей лишь показалось. Однако свет не исчезал. Она, всё ещё глубоко погружённая в свои воспоминания, спросила своего сына, видел ли он то же, что и она. Он ответил, что не видел никакого света. Это ещё больше смутило её. Более того, этот свет продолжил увеличиваться в размере.

В этот момент Патриция начала волноваться, так как почувствовала, что нечто забирает контроль над её автомобилем. Она сказала, что больше не управляла автомобилем — нечто другое взяло на себя управление. Между тем свет продолжал увеличиваться в размерах.

Затем — скачок. Вся эта драма и её нарастание до кульминационного момента внезапно окончились, и Патриция сказала: «Когда только переключится этот дурацкий светофор».

«Что?», — спросила я.

«Я просто жду зелёного сигнала светофора», — ответила она. В этот момент её голос стал паническим. «О, боже, Патрик! Что ты наделал?»

Было ясно, что в её памяти что-то происходило. Что-то неладное.

«О, боже, Патрик!», — воскликнула женщина. «Что ты наделал? На заднем сидении лежит полотенце. Возьми его.»

Я успокоила её и попросила объяснить мне, что произошло. Она сказала, что сидела в своём автомобиле перед светофором в небольшом городке и ждала зелёного сигнала. Её сын хотел открыть банку с печеньем, которую ему дал кто-то после похорон. У него не получилось, и Патриция сказала ему взять перочинный ножик из бардачка. Он умудрился порезаться, и Патриция, увидев много крови, начала паниковать. И вот теперь они стояли у светофора, из руки Патрика сильно шла кровь.

Патриция была взбудоражена и несоизмеримо расстроена произошедшим. Что-то напугало её, и дело было не только в кровоточащей руке её сына. Она дыша очень быстро и скрестила руки перед грудью, как будто пытаясь защититься. Я уверила её в том, что она и её сын в безопасности.

Я осознала, что нам нужно было понять, как она внезапно оказалась в этом городке в 50 милях от того места, где она увидела приближающийся и увеличивающийся в размерах синий свет. Я спросила её об этом, однако она была в полном отчаянии из-за того, что не знала, как она внезапно очутилась у этого светофора. Как это было возможно, что она проехала 50 миль и не помнила об этом? Что произошло с этим синим светом?

Я прервала её и предложила начать заново. Я направила её назад на автомагистраль и начала заново. Но это было бесполезно. Каждый раз, когда мы восстанавливали её воспоминания, она пропускала всё, что произошло между тем, как она увидела приближение синего света, и моментом, когда она оказалась у удалённого на 50 миль светофора. Я была полна решимости выяснить, что произошло в этот промежуток времени.

Фрэнк был сильно оживлён и продолжал шептать мне о том, что это было «настоящее похищение пришельцами». Я продолжала настаивать на том, что эти «настоящие похищения», возможно, не имели к пришельцам никакого отношения. И действительно, я была открыта ко многим идеям, но по какой-то причине, я не могла принять идею о причастности к этому пришельцев. Так как я серьёзно рассматривала возможность того, что подобные сценарии могли быть символами своего рода психологической драмы, я решила погрузить Патрицию в ещё более глубокое гипнотическое состояние, чтобы она ещё раз пережила эту историю. Я планировала применить моё «секретное оружие» для проникновения в подсознание через чёрный ход.

Это сработало, хотя лишь частично. В этот раз Патриции удалось вспомнить автостоянку. Она видела, как синий свет увеличивался в размерах, и чувствовала, как машина покинула автомагистраль. Она описала, как она и её сын остановились на автостоянке вблизи от закрытого ресторана, недалеко от «рекламного щита», испускавшего синий свет. «Что произошло дальше?» — спросила я.

«Когда только переключится этот дурацкий светофор?», — ответила она. И снова скачок. Я была более чем удивлена. Что бы это ни было, это произошло где-то между автостоянкой и светофором, от синего света к красному.

Я попыталась ещё раз, погрузив её в ещё более глубокое гипнотическое состояние. Кроме того, я решила удалить Патрицию со «сцены» и попросила её взглянуть на произошедшее в роли независимого наблюдателя — так, как будто оно разыгрывается на экране. Это часто помогает при особо травматических событиях, когда необходимо получить описание того, что произошло на самом деле. Если это удаётся, то дальше уже можно разбираться с полученной эмоциональной травмой. Я попросила её представить себя в безопасном месте сидящей в кресле с откидной спинкой перед телевизором, в котором она могла бы просмотреть события той ночи без эмоциональной привязанности. Затем я попросила её мысленно представить себе пульт дистанционного управления, с помощью которого она могла бы контролировать этот «фильм». С помощью этого пульта она могла бы перематывать вперёд и назад, а также останавливать фильм — всё, что ей было необходимо, чтобы чувствовать себя в безопасности и уверенной в себе. Я попросила её ещё раз пережить события той ночи, нажать кнопку «воспроизведения» и описать то, что она видела.

И вот она снова ехала через снег по автомагистрали. Вновь появились рекламный щит и свет. Я проинструктировала её воспользоваться пультом управления и переключиться на режим стоп-кадра, чтобы с каждым нажимом кнопки на экране появлялся следующий кадр. Она вновь видела синий свет перед рекламным щитом; он постепенно увеличивался в размерах. Она снова начала чувствовать, что некая сила взяла на себя управление автомобилем. В то время как она пыталась вернуть управление, автомобиль съехал с автомагистрали и направился в сторону парковки. Машина припарковалась самостоятельно. Теперь она и её сын сидели в машине перед закрывшимся рестораном. Они ожидали чего-то, сами того не осознавая: что-то приближалось к машине. Я попросила её описать это.

«Я не могу», — сказала она. Она тёрла ладони — они дрожали от волнения. Её дыхание участилось. Её руки подёргивались. Она лихорадочно тёрла их своими ладонями, как будто она испытывала сильную боль.

«Что значит, ты не можешь?» — спросила я.

«Я не могу, потому что ОНИ мне не позволяют». Слово «они» Патриция произнесла с таким ужасом, что у меня по спине пробежали мурашки.

«Что ты имеешь в виду? Кто не позволяет тебе видеть, говорить и вспоминать? Кто они?» Я спросила в надежде получить ответ до того, как она снова сделает скачок в своих воспоминаниях.

Но она лишь скорбно покачнула головой. «Я не могу ответить», — сказала она. «Я не могу».

Если кто-то решится когда-либо доказать, что гипнотерапевт с заранее сформированным мнением не способен повлиять на воспоминания пациента, то этот проведённый мной сеанс гипноза может послужить тому классическим примером! Мне стыдно признать, что в то время я была другого мнения. Также я должна признаться, что мой тогдашний подход к этой проблеме был, возможно, не совсем оптимальным. Но опять-таки: она ни разу не упомянула (по крайней мере, сознательно), что её, возможно, похитили пришельцы. Более того, я была очень осторожна, чтобы не «вести» её во время гипноза. По существу, этот «эксперимент» был проведён должным образом.

Я была, мягко говоря, озадачена и разочарована. Я никогда прежде не имела дело с заблокированной памятью, к которой я была не в состоянии получить доступ, ведь именно это было одним из моих коньков. Обычно мне удавалось найти «потайную дверь» к разуму пациента, облегчить его боль и добраться до корня проблемы. Но в этом конкретном случае вообще ничего не работало, как бы я не старалась! Патриция лишь повторяла: «Я не могу! Я не могу!» В отчаянии я спросила: «Почему?». От её ответа у меня на голове встали волосы дыбом: «Потому что ОНИ мне не позволят!»

Я полностью оторопела на несколько мгновений. Я никогда прежде не встречала «ИХ», которые так эффективно могли блокировать память и вызывать боль при каждой попытке её разблокировать. Я быстро осознала, что в случае с Патрицией я имела дело с глубоко вытесненной травмой. Я склонялась к тому, что эта травма была связана с чем-то, что произошло в её детстве или, возможно, даже в её прошлой жизни. Но всё же я не могла забыть это жуткое ощущение, охватившее меня, когда она кричала «ОНИ мне не позволят!»

Я не могла себе позволить потерять профессиональный «контроль» и решила, что было бы разумнее не оказывать на неё дальнейшего давления. Некоторых пациентов необходимо «подготавливать» медленно. Итак, я снова начала давать ей суггестивные установки о том, что она хорошо себя чувствует, что ей нравится гипноз, и что мы, возможно, даже повторим гипнотический сеанс в будущем. Я помогла ей легче входить в транс, чтобы она могла достигать более глубокого состояния транса в будущем, что помогло бы нам легче «справляться» с этой проблемой. После чего я вывела её из транса.

Мы обсудили возможность повторения сеанса в будущем, и она согласилась на повторный сеанс. Но незадолго до договорённой встречи она позвонила мне и отменила сеанс.

Ретроспективно рассматривая последствия этого сеанса, можно сказать в ней присутствовало множество неизвестных, слишком много вещей не имело смысла. Что такого могло произойти на заснеженной автомагистрали и оставить после себя настолько ужасную травму, что лишь попытка вспомнить об этом вызывала боль? Мне не приходил в голову ни один сценарий, который был бы настолько ужасным, что воспоминания о нём не были возможными даже с помощью эмоционального дистанцирования. Даже если бы Патриция съехала с автомагистрали, чтобы сделать паузу, и на неё напала банда психопатов, заставивших её принять участие в каком-то сатанинском ритуале, то история всё равно не складывалась: почему, вопреки всем законам вероятности, она и её сын отделались лишь порезом руки? Был ли Фрэнк прав? Была ли эта женщина и её сын похищены инопланетянами? Обладают ли пришельцы технологией, способной устанавливать «болевую блокаду» при попытке вспомнить произошедшее? Мне это казалось притянутым за уши. Я не верила в это. Этому должно было быть другое объяснение, однако я просто не могла себе представить, какое.

В последующие недели произошёл целый ряд событий, глубоко потрясших мою самоуверенность в том, что всё это было лишь попыткой психического вытеснения заурядных человеческих травм. По телевизору и радио вдруг стали сообщать о многочисленных наблюдениях НЛО в этом регионе. С середины до конца апреля более чем дюжина людей (из округов Паско, Хернандо и Пинеллас штата Флорида) утверждали, что видели в небе огромный летающий объект в форме бумеранга. Среди этих свидетелей был помощник шерифа из Хернандо, утверждавший, что этот объект не имел опознавательных знаков, но зато имел ряд синих огней; его размах крыла он оценил примерно в 60 метров. Он наблюдал этот объект в течение нескольких минут, прежде чем он ускорился до огромной скорости, невозможной для летающих объектов, созданных человеком.

Что-то не давало покоя мне во всех этих историях. После того как весь этот переполох подзатих, я начала составлять хронологический список свидетельств очевидцев, так как некоторые из них сообщали об увиденном лишь после того, как заметили, что были и другие свидетели со схожим опытом, то есть очерёдность их сообщений не совпадала с очерёдностью наблюдений. Выяснилось, что самое первое наблюдение чёрного бумеранга было сделано тем, кто проживал всего в нескольких кварталах от моего дома. Этот объект был впервые замечен вечером 15 апреля — как раз в то время, когда я проводила сеанс гипноза с Патрицией. (Эта свидетельница сидела перед телевизором, прежде чем увидеть этот чёрный бумеранг, и поэтому с точностью могла сказать, когда это произошло.) Но более всего меня ужаснул тот факт, что она якобы наблюдала его парящим над моим районом и, возможно, даже прямо над моим домом.

Возможная связь между этими сообщениями и сеансом гипноза, который я провела с Патрицией, не особо радовала меня. На самом деле, у меня от этого побежали по коже мурашки! Также это заставило меня задуматься.

Если мы припишем этот «феномен пришельцев» некому тайному заговору правительства, проводящего эксперименты с людьми (возможно, чтобы заставить их поверить в то, что их похищают пришельцы, и тем самым искать защиты у самого правительства — «старшего брата»), то тогда перед нами предстаёт интересная проблема, а именно: каким образом эта гипотетическая группа заговорщиков способна вызвать во время сеанса гипноза такую реакцию, которую я имела возможность наблюдать лично?

Я была очень осторожна в том, чтобы во время первого телефонного разговора с Патрицией не упоминать слова «пришелец» или «похищение». Если телефонные разговоры прослушиваются, то как этот телефонный разговор с Патрицией мог привлечь внимание? Подобная «прослушка» — даже если внимание могли привлечь лишь некоторые «ключевые слова» — должна была бы быть частью настолько огромного и сложного заговора, что одно лишь представление о необходимой для этого логистики было невозможным.

Но давайте предположим, что речь идёт о правительственном заговоре. Предположим, что они обладают такими возможностями мониторинга, и что мой телефон и телефон Патриции (или даже все телефоны) прослушиваются с помощью компьютеров. На основе этого мы можем заключить, что они знали, что я собираюсь провести с ней сеанс гипноза и поэтому послали небольшой флот малозаметных летательных аппаратов, испускавших некий луч (или что-то подобное) в сторону Патриции, чтобы помешать ей говорить со мной. Но к чему все эти хлопоты?

Ведь было бы намного проще послать один из этих белых грузовиков (как в фильмах про агентов) для «облучения» Патриции. Или, возможно, они посчитали более практичным создать небольшую истерику по поводу НЛО, так как момент для этого был подходящим: вызвать всеобщее волнение и вновь напомнить всем о «феномене пришельцев». Но и в этом случае организация всего этого поражает воображение.

Теперь возникает следующий вопрос: это женщина появилась как раз в тот момент моей жизни, когда я была уже достаточно знакома с этим феноменом, чтобы узнать симптомы его проявления; как быть с этой синхронистичностью? Или же это был заговор правительства, направленный на то, чтобы постепенно ввести меня в заблуждение посредством создания ряда событий в моей жизни, чтобы я в конечном итоге отказалась от моих «рациональных объяснений» этого феномена? О какого рода слежке и о каком количестве персонала может тогда идти речь? И снова это поражает воображение.

Я пришла к выводу, что это не могло быть организовано людьми, но в то время я ещё не была готова серьёзно рассмотреть возможность того, что причина этого могла лежать в области «других миров». Другими словами, «высокая странность» была повсюду. Размышления об этом вызывали во мне странное, трудно описуемое чувство, что за мной «наблюдают». Описанные выше синхронистичности были настолько странными, что я просто не могла не связать появление этого НЛО с нашими экспериментами по сверхсветовой коммуникации. Я пыталась вытеснить эту мысль, но она возвращалась снова и снова.

В St. Petersburg Times появилась статья об этих наблюдениях НЛО, пытавшаяся расставить все точки над «i». В ней утверждалось, что наблюдавшийся объект был «бомбардировщиком-невидимкой». Таким образом, всё это было лишь странным совпадением. Моя зона комфорта была вновь восстановлена, и я снова могла спокойно спать, по крайней мере, в течение какого-то времени.

Фрэнк, разумеется, был в экстазе от этих событий. Он нисколько не сомневался в том, что Патриция обладала некой опасной информацией, и пришельцы не хотели, чтобы она ею поделилась. Согласно его теории, НЛО появился лишь для того, чтобы усилить или дистанционно активировать болевую блокаду, что произошло, когда она сказала: «ОНИ не позволят мне [рассказать, что случилось]».

Хотя это и было разумным логическим выводом, основывавшимся на наблюдениях, я не была готова принять эту идею. Я наотрез отрицала возможность существования так называемых пришельцев и горела желанием доказать, что феномен пришельцев был ничем иным как психическим отклонением. Я даже считала, что все эти многочисленные наблюдения НЛО были лишь очередной вспышкой «болезни милленитов»: Как только кто-то начинал утверждать, что видел в небе огромный бумеранг, общественность возбуждалась и «заражалась» этой идеей, и каждый начинал верить в то, что видел то же самое. В конечном счёте, если там действительно было так много пришельцев, похищающих людей, то где подтверждение этому? «Где доказательства?», — спросила я у Фрэнка. «Ради бога, покажи мне хотя бы одного из этих дурацких пришельцев. «Хабеас корпус!»

В это время мои проблемы со здоровьем вновь дали знать о себе. На протяжении всей моей жизни мне казалось, что, как только я восстанавливалась от одной атаки с помощью одной лишь силы воли, как из ниоткуда появлялась следующая. Моя способность продолжать работу быстро снижалась под натиском жизненных испытаний. Я едва могла ходить, даже просто стоять на ногах было мучительно болезненным; чувство онемения, пощипывающая и пронизывающая до костей боль в моей левой руке буквально сводили меня с ума. Мой врач поставил мне диагноз стенокардия, связанной с повреждением сердца, которое я перенесла в 1981 году, и порекомендовал мне физические упражнения. О каких физических упражнениях могла идти речь, если я могла стоять и ходить не больше, чем несколько минут? Лекарства для щитовидной железы, которые я уже принимала много лет, кажется, не имели вообще никакого эффекта на мой вес и лишь усложняли мой проблемы с сердцем. Я могла есть очень мало, но всё равно продолжала набирать вес. Я шутила, что мне было достаточно лишь взглянуть на стакан с водой, чтобы растолстеть.

Но это не было шуткой.

Ради моих детей я должна была оставаться работоспособной. В то время я проводила еженедельно 3–4 сеанса гипноза с моими клиентами. Это было настолько утомительным, что весь следующий день после проведённого сеанса я использовала для восстановления сил. Каждый день я должна была принимать решение, как наилучшим способом использовать мою ограниченную работоспособность. Каждое такое решение означало, что мне нужно было отказаться от целого ряда других вещей. Единственным выходом было начать плавать.

Единственное место, где я могла плавать в лечебных целях, находилось в 30 минутах езды, однако всего после 10–15 минут езды на машине мои ноги начинали ужасно распухать. Я начала подумывать, что плавательный бассейн на заднем дворе был бы очень практичным в этом отношении. Я провела некоторое время, представляя себе бассейн и то, как я, уже выздоровевшая, плескаюсь в воде. Я поняла, что из-за нашей финансовой ситуации бассейн был нам просто не по силам. Ввиду нашего тогдашнего положения это было лишь безнадёжной фантазией. Я должна была придумать нечто другое; возможно, море или публичный бассейн. Но на всякий случай я громко сказала на всю комнату: «Боже, плавательный бассейн был бы очень кстати!»

Одним вечером моя вторая дочь спросила её отца, когда он собирался пойти купить лотерейные билеты, согласится ли он вписать её числа. Он согласился, и мы выиграли 15 тысяч!

К середине августа бассейн был готов. Я подумала, что было бы уместно его «освятить», проведя в нём время с моими детьми, наблюдая за метеорным потоком Персеиды.

16 августа 1993 года около 21 часа на улице было уже темно. Пару часов спустя у нас были оптимальные условия для наблюдения метеоров. Дети были в восторге, потому что им разрешили ложиться спать позже и наблюдать за небом в новом бассейне. Около 22 часов они выбежали наружу, в то время как я осталась в доме и прибиралась на кухне, прежде чем присоединиться к ним в 23 часа. Со мной были трое из моих пяти детей. Моя старшая дочь была на свидании, а наш младенец уже спал.

Я впервые спустилась в новый бассейн и была так счастлива и благодарна за него! Я проплыла к противоположной стороне бассейна и опёрла мою голову на его выступ, чтобы лучше видеть метеоры. Условия наблюдения были благоприятными: не было ни луны, ни облаков; окружающий свет практически отсутствовал. Внезапно моя 12-летняя дочка вскрикнула: «Смотрите! В небе!»

Это был не метеор. Это был чёрный бумеранг с размахом крыла около 90 метров; от него исходило слабое красноватое свечение, и он двигался настолько медленно и низко, что я, стоя на крыше моего двухэтажного дома, могла бы к нему прикоснуться! У нас было достаточно времени, чтобы его рассмотреть. Его нижняя часть выглядела как «матово-чёрный шлифованный металл».

Мы наблюдали, как объект медленно передвигался над нашими головами, абсолютно бесшумно скользя по ночному небу. Он продолжил двигаться в южном направлении, едва касаясь верхушек деревьев.

Мы переглянулись, спросив: «Что это было?!», — когда мой сын закричал: «Ещё один!» И действительно, немного западнее мы увидели второй объект. Он был идентичен первому: высота, скорость, красноватое свечение и полная бесшумность! Я была при полном сознании и пыталась услышать хоть малейший звук! Мёртвая тишина. И именно это поразило меня больше всего, ведь ночью обычно можно слышать всевозможные звуки, например: сверчков, ночных птиц, лягушек и т. д. Но в тот момент царила абсолютная тишина: ни жужжания, ни гудения. Абсолютно ничего.

На несколько мгновений мы замерли в удивлении, прежде чем дети начали громко звать отца из дома. Он вышел.

«Что здесь происходит?»

Дети заговорили наперебой: «Мы видели НЛО!»

«Чепуха», — сказал он.

Я никогда не смогу объяснить, почему я ответила ему следующее: «О, это была всего лишь стая гусей! Это, наверное, к плохой погоде, потому что в этом году гуси мигрируют слишком рано на юг!» Я засмеялась тому, что попыталась замять произошедшее.

Мой муж посмотрел на меня, как на идиотку. Он ответил с сарказмом: «Гуси не мигрируют на юг в августе. Во всяком случае, мы же живём на юге!» Этот логический контраргумент произвёл странный эффект на меня: я очень расстроилась и пришла в сильное замешательство от произошедшего.

Единственное, что я хотела сделать, — это вернуться в дом и позвонить Фрэнку. Фрэнк был вне себя и радостно ликовал: «Наконец-то, ты мне поверила! Ты увидела настоящий НЛО!»

«Слушай, Фрэнк! НЛО не означает автоматически, что это НЛО пришельцев

Энтузиазм Фрэнка был неудержим, и он уже готовился разыграть следующий козырь. Он отмотал назад запись своего автоответчика и дал мне прослушать сообщение, которое он получил час назад. В этом записанном сообщении один из друзей Фрэнка рассказал, что видел то же самое! Он также наблюдал метеоры в небе, и над ним также пролетел большой чёрный бумеранг. Его соседи также видели это. Фрэнк спросил, что если это был летательный аппарат тайного правительства, то почему он тогда так настойчиво летал над нашим районом, и как так получилось, что именно он был знаком с двумя людьми, наблюдавшими этот объект?

Ну, для меня это не было такой большой загадкой. Без сомнения, многие видели его.

Тем не менее, у меня всё ещё оставались вопросы, на которые я не могла найти логического ответа, как бы я не пыталась. В тот момент я была настолько взвинчена, что должна была вернуться в спальню, присесть и всё хорошо обдумать. Было очевидно, что если я не могла найти рациональное объяснение этому феномену, то имелось лишь две возможности: либо они были действительно реальны, либо я подхватила «болезнь милленитов» и потеряла рассудок.

Это был определённо не бомбардировщик-невидимка. В упомянутой выше газетной статье, вышедшей во время предыдущего всплеска наблюдений несколько месяцев назад, эти объекты были описаны довольно подробно. Автор этой статьи предположил, что, когда очевидцы говорили об объекте в форме «бумеранга», они, на самом деле, имели в виду «треугольный» объект. В его описание бомбардировщиков-невидимок он также включил наличие фюзеляжа, который, однако, начисто отсутствовал объекта, наблюдавшегося нами. Он действительно имел форму бумеранга. Ни треугольника, ни ромба, а бумеранга без какого-либо «корпуса» позади изгиба. Но как я могла знать это наверняка? Может быть, это действительно были новые модели бомбардировщиков-невидимок?

Видел ли кто-нибудь ещё эти объекты помимо друга Фрэнка, его соседа, меня и моих детей? Я хотела выяснить, как он выглядел на самом деле. Я хотела быть уверенной в том, что не сошла с ума. Я хотела найти объяснения. Это означало, конечно, что, имея под рукой веские свидетельства других очевидцев, я могла бы представить их властям, которые, в свою очередь, могли бы подтвердить, что этому феномену действительно есть объяснение: экспериментальный летательный аппарат, сделанный руками человека. Проблема решена, дело закрыто.

На следующий день я, несмотря на моё волнение, пыталась оставаться непринуждённой и обзвонила несколько местных телевизионных каналов, спросив, получили ли они какие-либо сообщения очевидцев о «странных объектах» в небе. Одна женщина, ответившая на мой звонок, оказалась довольно противной и ответила, что, разумеется, прошлой ночью в небе наблюдались странные объекты — метеоры! Разумеется, я способна отличить метеор от чёрного бумеранга длиной 90 метров, но сказать это означало бы подвергнуть меня насмешкам! Всё, что я хотела узнать, — это видели ли эти наблюдатели метеоров нечто необъяснимое.

Результат был не особо обнадёживающим. Со мной обращались как с умалишённой — лишь потому, что я задала этот вопрос. Это привело меня лишь в ещё большее уныние. Однако я пока не собиралась сдаваться.

Практически все СМИ, которые я обзвонила в надежде получить информацию, обходились со мной пренебрежительно. Я пока не была готова составить собственный отчёт, поэтому я изо всех сил старалась говорить на эту тему без упоминания слова «НЛО». Вспоминая об этом, моё нежелание даже упоминать это слово кажется мне сегодня довольно забавным!

Отсутствовала, по-видимому, всякая дальнейшая информация, пока Фрэнк не позвонил и не сказал мне, что метеоролог одного из телевизионных каналов упомянул, что один из местных «метеонаблюдателей» сообщил о нескольких «стаях гусей», которые он видел прошлой ночью. Так как я сама объяснила этот феномен таким образом, я подумала, что возможно, «попала в яблочко». Тем не менее, это было всё, что я смогла узнать из «стандартных» источников.

Я была раздосадована тем, как меня «отшили» и как со мной обращались. Это разочарование, однако, лишь усилило моё желание выяснить, что я на самом деле видела в ту ночь. Обдумывая возможные варианты дальнейших действий, я вспомнила об одной организации, занимавшейся сбором подобных свидетельств: MUFON (Mutual UFO Network). Может быть, её представители могли что-то знать. Даже если они имели несколько иррациональные убеждения о том, что наблюдения странных летательных аппаратов могли быть «чужеродными», они, как утверждалось, старались различать правдивые и ложные свидетельства очевидцев. Возможно, они могли бы мне помочь подтвердить, что объект, который я видела, был известен или по меньшей мере был частью некого проекта, проводимого тайным правительством?


Я проверила заднюю обложку одной из книг Фрэнка и нашла номер телефона национальной штаб-квартиры MUFON. Человек, ответивший на мой звонок, дал мне номер телефона местного филиала. Я позвонила — включился автоответчик, сообщивший мне, что следующие две недели директор будет в отпуске. После недолгого колебания я оставила моё имя и адрес, а также выразила желание получить больше информации о «возможном наблюдении НЛО». Я использовала понятие «НЛО» в буквальном смысле: объект был неопознанным, и я искала ему рациональное объяснение, а не подтверждение посещений Земли пришельцами и прочую белиберду.

На дворе уже был сентябрь, когда кто-то из MUFON позвонил мне и извинился за задержку. Он сообщил, что ежемесячная встреча была запланирована на следующий день, и я могла бы посетить её и лично рассказать о своём случае. Для меня это было слишком быстро. Я не была готова околачиваться с фанатиками, верящими в зелёных человечков, носящими с собой пластиковые футлярчики для шариковых ручек, огромные очки и выпуски журнала MAD в своих рюкзаках.

Ну, правда, когда они, наконец, повзрослеют?!

Когда наступил день собрания MUFON, я решительно отказалась туда ехать. Я уже собиралась полностью забросить эту тему. Но время бежало вперёд; дети постепенно разошлись по своим делам, мой младенец отправился на прогулку со своим отцом, и я осталась дома одна. Желание узнать больше нисколько не утихло во мне, но я продолжала выдумывать любые мало-мальски рациональные отговорки, чтобы не ехать на эту встречу. Как ни странно, в тот день моё привычное состояние изнеможения было минимальным, и, так как я не видела никаких других причин оставаться дома, я подумала, что, возможно, туда всё же стоит поехать и лично проверить эту MUFON-тусовку. Если мне станет жутковато, или я слишком устану, я в любой момент смогу вернуться домой.

Я была поражена. Никаких фанатиков. Никаких пластиковых футлярчиков. К тому же все присутствовавшие были однозначно слишком старыми для журнала MAD! Я тихо вошла, заняла место в заднем ряду и начала слушать уже начавшуюся дискуссию. Я была удивлена тому, насколько интеллигентными и рациональными были эти люди — на мой взгляд, выше среднего — и уж наверняка умнее среднего приверженца движения «Нью Эйдж». Ни один из них не вдался в пустые разглагольствования о венерианцах, взявших его на борт своего корабля и отправивших в страну лунатиков. Никто не говорил о том, что пришельцы здесь, чтобы «служить человечеству». По сути, это была скорее техническая дискуссия о возможных двигательных установках НЛО, которая основывалась на наблюдениях заслуживающих доверия очевидцев (их высказывания широко цитировались во время обсуждения), а также на некоторых впечатляющих документах.

Во время перерыва меня попросили заполнить гостевую анкету. Директор узнал моё имя и попросил меня рассказать о моих наблюдениях. После перерыва я представилась перед группой и, находясь в большом замешательстве, начала рассказывать мою короткую историю о чёрном бумеранге. Когда я уже немного разогрелась, дверь раскрылась (мы находились в конференц-зале местной библиотеки), и в зал вошёл грузный бородатый мужчина. Я прервала свой рассказ, пока он искал себе место чтобы присесть; директор представил его мне. Я была удивлена его фамилией, так как она звучала нетипично для валлийского языка; по воле случая эта фамилия также было вторым именем моего дедушки, а также девичьим именем его матери. После того, как я закончила, меня засыпали всевозможными вопросами. В заключение я сделала набросок объекта, который я видела той ночью, и закончила на этом моё выступление.

За этим последовала дискуссия. Самое раннее наблюдение чёрного бумеранга (в том виде, как я его изобразила на доске) произошло в 1951 году в Альбукерке. Их также видели в Лаббоке, штат Техас, после чего они стали известными как «Лаббокские огни» (см. фото ниже [2]). Во время дискуссии была отмечена интересная деталь, что его ранние наблюдения также происходили в августе, что показалось мне необычным. Ещё интереснее был тот факт, что одна и та же конструктивная компоновка этих объектов наблюдается уже более 40 лет, что противоречило моей теории о том, что эти объекты были построены относительно недавно. Никаких конструктивных изменений за последние 40 лет? Эти парни со своими секретными операциями, кажется, действительно начинают терять свои способности! Никакой изобретательности!


Также было достаточно подробных сообщений о том, что этот тип летательных аппаратов неоднократно наблюдался в Хадсон-Вэлли, штат Нью-Йорк. Речь идёт об известной серии наблюдений, включавших всевозможные аномальные феномены среди сотен очевидцев. [3] В эту историю был также вовлечён один учёный — некий доктор Хайнек. Я никогда прежде не слышала о нём, но вскоре я уже буду хорошо знакома с его работами и буду с уважением относиться к его идеям.

Спустя долгое время после этих событий и дискуссий я провела дальнейшее изучение темы «чёрного бумеранга» и обнаружила в одной статье из книги Mysteries of Mind, Space and Time, написанной Хэмишем Ховардом и Тойном Ньютоном, некоторые весьма будоражащие связи. Авторы описывают историю Клэпхем Вуд — «небольшого региона, плотно поросшего лесом, на возвышенности Саут-Даунс в Западном Суссексе, Англия». На протяжении уже нескольких сотен лет из этого региона поступают сообщения о необычных огнях и высокой странности. Один местный житель сообщал о том, что видел как огонь размером с Луну исчез в лесу, оставив после себя запах гари. В октябре 1972 года телефонный мастер видел как «летающая тарелка» парила над лесом, прежде чем она сделала разворот и исчезла из поля зрения. В это же время прогуливающаяся пара видела огонь в небе над Клэпхем Вуд, испускавший вертикальный луч света в расположенный ниже лес и затем исчезнувший на высокой скорости.

Клэпхем Вуд

Клэпхем Вуд

Пол Гловер из Британской исследовательской группы паранормальных явлений одной ясной ночью летом 1967 года совершал прогулку с другом по холмистой местности в направлении Клэпхем Вуда. Примерно в 10 часов вечера они внезапно увидели огромную чёрную массу, низко висящую в ночном небе; она затемняла собой звёзды и быстро двигалась в их направлении. Объект имел форму бумеранга и не производил никакого звука. Когда он пролетал над ними, вытеснение воздуха было настолько сильным, что они ради своей безопасности спрятались в кустах. Они категорически отрицали, что это, возможно, было облако, так как форма этого объекта оставалась неизменной, он двигался в определённом направлении, и не было никакого ветра, который мог бы приводить его в движение. Несколько минут спустя они увидели высоко в небе два ярких объекта, которые они наблюдали в течение нескольких минут. Один из этих НЛО выпустил объект меньшего размера, который направился ко второму НЛО и был, по-видимому, взят на его борт, но затем появился вновь, изменил курс и исчез из поля зрения. Спустя час, возвращаясь с прогулки, они увидели два жёлтых огня, спустившихся к лесу; за ними последовала ещё одна пара и затем — ещё одна. В тот момент, когда они, как казалось, уже исчезли в лесу, появились два горизонтальных луча света, для которых холмистая местность, кажется, не представляла никакого препятствия; за ними последовали ещё две пары лучей. Все шесть лучей пролетели с большой скоростью, прежде чем исчезнуть в ночном небе. Кроме этих огней в небе не было видно никаких летающих объектов.

В этом же году два школьника, Тойн Ньютон и Джон Арнольд, никогда прежде не слышавшие о Клэпхем Вуд, из Растингтона (небольшой общины, расположенной вдоль побережья в нескольких милях западнее) рассказали, что им через доску Уиджа была передана необычная история: Клэпхем Вуд — это якобы база космических кораблей [4], один из которых недавно приземлился для сбора серы и других химикалий.

Конечно, в то время никто не поверил этим мальчишкам, но почти 10 лет спустя было проведено расследование, в рамках которого в этом лесу были взяты пробы грунта. Из общенациональных телерепортажей BBC, транслировавшихся в то время, можно сделать заключение, что эта история со сбором серы пришельцами могла содержать в себе зерно истины. Это расследование было начато после того, как в 1975 году в этом лесу начали пропадать собаки.

В местной газете Worthing Herald сообщалось об исчезновении Уоллеса, трёхлетнего чау-чау, принадлежавшего семье Питера Лава из Клэпхема, а также двухлетней колли некого Джона Корнфорда. Как сообщается, несмотря на свою обычную послушность, колли заползла в кусты между двумя деревьями (в регионе, называемом местными жителями «Честнатс»), и больше её никогда не видели. Её озадаченный владелец прочесал всю округу — безуспешно!

Миссис Х.Т. Уэлс, проживающая в близлежащем Даррингтоне, сказала, что её колли начинает «сходить с ума» каждый раз, когда она приближается к лесу, а золотистый ретривер, принадлежащий мистеру Э.Ф. Ролинсу из Уэртинга, забежал однажды в лес и вернулся в «довольно растерянном состоянии». Вскоре его поразил паралич, и его пришлось усыпить.

Другая собачница, пожелавшая остаться неизвестной, сообщила, что, когда она выгуливала свою собаку в этой местности, собака начала бегать кругами, из её пасти шла пена, а её глаза были выпучены так, как будто она испытывала сильную боль.

В этом отчёте также сообщается об одном любителе лошадей (он также пожелал остаться неизвестным, однако достоверность его рассказа была, по всей видимости, подтверждена), который привязал свою лошадь к дереву, чтобы сделать привал. Вернувшись, он обнаружил, что его лошадь исчезла. Он обыскал всю близлежащую местность, но так и не смог её найти.

Находясь в этой местности, люди сообщали о странном чувстве, как будто «на них оказывают давление некие невидимые силы», некоторые сообщали о чувстве слабости. Два человека шли через лес и были поражены одновременно: одного скрутило от внутренней боли, а другой схватился за голову, вопя, что «из его ушей нечто вытягивает барабанные перепонки». Они проковыляли 50 метров, прежде чем боль исчезла.

Также было найдено мёртвое тело человека, пропавшего двумя неделями ранее. Несмотря на относительно короткий период пропажи, труп уже находился на поздних стадиях разложения. Данные судебной экспертизы показали, что разложение было значительно ускорено вследствие «действия неизвестных факторов». Далее в статье сообщается следующее:

Дэвид Стрингер — скептический исследователь из Южной группы паранормальных исследований, вооружившись счётчиком Гейгера, посетил эту местность в августе [и снова август!] 1977 года. В лесу было тихо и безветренно. Поначалу он не заметил ничего подозрительного, однако, когда он начал пробираться через густое подлесье, ему пришлось поднять счётчик Гейгера над головой, который внезапно стал показывать тревожно высокий уровень излучения. Мистер Стрингер остановился и оглянулся назад. Он увидел нечто тёмное высотой примерно 3,5 метра. Несмотря на то, что его форма была неразличима, это определённо не было клубом дыма — он мог описать это лишь как «чёрную массу». Спустя несколько секунд из-за расположенных поблизости деревьев под углом 45 градусов выстрелил большой белый диск и исчез в небе. Вместе с ним в воздухе растворилась и чёрная масса. Стрингер пошёл назад по пройденному пути [он был смелее меня!] и обнаружил отпечаток ноги с четырьмя пальцами на том месте, где он впервые увидел этот объект. Этот след напоминал другой отпечаток, найденный в местности неподалёку от Брайтона, называемой Девилз-Дайк, где, как известно, проводились «шабаши» адептов чёрной магии.

Стрингер сделал быстрый набросок отпечатка. В то время он ещё не знал, что этот отпечаток ноги совпадал с отпечатком, эскиз которого был опубликован в 1863 году в Инфернальном словаре Коллена де Планси; этот отпечаток ноги якобы принадлежал «демону Амдускиасу».

Наблюдения НЛО продолжились вплоть до 1979 года. Серия странных событий того времени закончилась с исчезновением священника Нейла Снеллинга, наместника церкви в Клэпхеме… Как-то утром, совершив покупки в магазине в Уэртинге, он решил вернуться пешком домой в Стенинг через Клэпхем Вуд. С того времени он считается без вести пропавшим; тщательное прочёсывание местности не принесло никаких результатов. [Лишь 3 года спустя, в августе 1981 года, останки вышедшего на пенсию священника были найдены в местности Даунс около Уинстон Барн. После проведённой судмедэкспертизы было объявлено, что причина его смерти неизвестна.]

Пол Гловер и Дейв Стрингер, а также ещё один человек направились в Клэпхем для проверки возможной активности НЛО, которая, как оказалось, полностью отсутствовала. Они решили вернуться домой. Идя через лес, все трое почувствовали сильный холод. Они ускорили шаг, и это ощущение исчезло. Потом они решили вернуться и проверить ещё раз. Они сделали это трижды, и каждый раз испытывали ощущение внезапного и неестественного падения окружающей температуры. Гловер направил свою камеру на это место, в котором, однако, не было ничего видно. После проявки плёнки они увидели жутковатую белую массу, в которой легко узнали голову козла. [5]

В общем и целом, я начала осознавать, что этот феномен был не только очень странным, но, вероятно, и опасным. Вскоре я сама обнаружу, насколько он был загадочным и опасным. Но вернёмся к рассказу о собрании MUFON. Складывалось такое впечатление, что синхронистичность быстро становилась моим вторым именем. Упомянутый выше мужчина, пришедший с опозданием, был, по всей видимости, хорошо известен присутствовавшим как «эксперт». Он и его фамилия вызвали у меня любопытство. Он подробно рассказывал о теориях Захарии Ситчина. Я была заинтригована историческими связями с наблюдениями НЛО, хотя и отвергала интерпретацию шумерских письмён, сделанную доктором Ситчином. В конце собрания я спросила его откуда он родом и сказала ему, что его необычная фамилия была как у моей прабабушки. Он узнал её имя и сказал, что его отец был её младшим братом. Единственная причина, по которой я не знала о нём и не встретила его раньше, по его словам, состояла в том, что семья страдала от «религиозной» схизмы. Моя прабабушка отреклась от баптизма и стала членом методистской церкви.

И вот я разговаривала с «давно потерянным кузеном» лишь потому, что увидела НЛО!

Мы решили вместе пообедать. Было очень необычно познакомится с этим человеком, состоявшем в таком близком родстве с моей семьёй, и при этом интеллигентным, вежливым, образованным и несомненно эрудитом довольно высокого уровня. Давайте будем звать его Сэмом. Я рассказала ему о нашем ченнелинговом эксперименте, упомянув также наш забавный «лотерейный эксперимент», который, очевидно, провалился, несмотря на то, что мы выиграли порядочную сумму денег без какого-либо предсказания, полученного посредством доски Уиджа. Всё это, казалось, вызвало большой интерес у Сэма, и в конечном итоге я предложила ему присоединиться к нам и принять участие в следующем сеансе.

В сообщениях о чёрном бумеранге из Клэпхем Вуд и его эффектах на животных отражены две наиболее будоражащие вещи, которые я когда-либо встречала. Моя шотландская овчарка, Дэнни-бой, начала быстро терять силы, и казалось, что ничто не могло обратить этот процесс. Ветеринар был в полном недоумении, и все его попытки вылечить мою собаку не принесли никакого результата. Его единственное объяснение этому состояло во врождённом пороке сердца, вызвавшим сердечную недостаточность. Спустя три месяца после происшествия с чёрным бумерангом, он умер на кухонном полу, положив свою голову на мои колени. Ему было всего 3 года — послушный и милый пёс. Я была убита горем.

В то же время, после той ночи в бассейне, моё собственное физическое состояние лишь продолжало ухудшаться. Я постоянно болела. У меня была ужасная сыпь, крапивница и волдыри. Все слизистые оболочки моего тела отекли настолько, что моё горло и нос почти полностью были перекрыты. Нижняя часть моих глазных век была воспалена до такой степени, что из них постоянно выделялась желтоватая липкая жидкость. Невыносимый зуд глубоко в моих ушах почти сводил меня с ума.

Эти симптомы были практически всегда предвестниками своего рода «атаки». Всё начиналось с приступов сильной тошноты. Я чувствовала себя так, как будто мне в грудь вбили кол. Моё дыхание было затруднённым и болезненным; у меня был приступы холодного пота. В конечном итоге мой врач диагностировал у меня аллергию, которая дополнительно отягощала мою и без того ослабленную сердечно-лёгочную систему. Врач предположил, что количество аллергенов в моём теле недавно достигло «критической массы». Бенадрил и другие противоаллергенные препараты ненадолго облегчили моё состояние, но всё-таки это не было долгосрочным решением проблемы. Моё тело, по-видимому, было больше не в состоянии справляться с накопившимися токсинами. Мой врач хотел, чтобы я сделала развёрнутые анализы на аллергии и начала курс лечения, нацеленный на снижение моей чувствительности к каким бы то ни было аллергенам.

Симптомы усиливались по ночам, начиная примерно с 11 вечера. Я пришла к выводу, что к этому времени достигалась дневная «критическая масса» аллергенов в моём теле.

Как-то вечером ко мне в гости пришла моя близкая подруга Сандра. Мы просто болтали, когда вдруг мои глаза начали гореть, и я почувствовала лёгкое пощипывание в нижней губе, что предвещало остальные симптомы. Я рассказала Сандре о моём недуге и моих попытках выяснить, что вызывало такую аллергическую реакцию. Сидя напротив меня, она видела, как медленно напухали мои губы вплоть до того, что их внутренняя сторона практически выглядывала наружу; как мои глаза превращались в узкие щёлки и начинали выделять жидкость, которую мне приходилось то и дело вытирать платком, а на моих руках и ногах появлялись волдыри.

Она была просто шокирована. «Мы должны немедленно отправить тебя в отделение экстренной медпомощи!»

Я лишь усмехнулась, отправившись на кухню, чтобы принять бенадрил, и сказала ей, что врачи ничего не смогли сделать с моим недугом. Они уже видели мои отёки, сыпь и воспаление глаз. Этот «кол» в моей груди просто не поддаётся изучению под микроскопом. Будучи не в состоянии что-либо сделать с этим недугом на ранних стадиях заболевания, они вряд ли смогут поставить точный диагноз. В анализах, которые я сделала во время отсутствия симптомов, не нашли ничего подозрительного.

Я объяснила Сандре, что, когда симптомы только начинали проявляться, мой муж два раза отвозил меня в больницу, однако по прибытии мои сердечные симптомы полностью исчезали и оставалась лишь сыпь на коже. Это сбивало врачей с толку и было, как они полагали, подтверждением тому, что со мной было всё в порядке, ну, разве что, кроме головы.

С другой стороны, я была очень напугана тем, что со мной происходило.

Однако пока я находилась в сидячем положении, стараясь не совершать лишних движений, со мной всё было в порядке. Кроме того, мой мозг всё ещё работал, и я продолжала читать и изучать интересующие меня темы, чтобы отвлечься. Также я соблюдала график всех запланированных гипнотических сеансов. Без чтения и работы я чувствовала бы себя совершенно бесполезной. Для меня это была бы не жизнь.

Я принялась собирать все малейшие детали по этой теме. Я обнаружила, что на протяжении многих столетий люди посещались всякого рода странными существами. Хотя многие из этих созданий, а также их образ действий, описывались как фантастические, большинство из них характеризовались как гуманоидные, то есть внешне они напоминали человека. Однако их способности были определённо сверхчеловеческими.

Я читала предания, передававшиеся из столетия в столетие, — предания о гуманоидных существах. Тем не менее, существуют их изображения, возраст которых оценивается в несколько тысяч лет. На иллюстрации 1 мы видим шестиметровую фигуру гуманоида с большой круглой головой, покрытой украшениями. Массивное телосложение, странная одежда, а также складки на шее и груди наводят на мысль о некоем древнем астронавте. Это изображение было найдено в Джаббарене, расположенном на плато Тассилин-Адджер в Алжире, и датируется примерно 6000 годом до н. э. Обратите внимание на дискообразный объект в правой верхней части рисунка.


Рис. 1: Рисунок из Джаббарена, плато Тассилин-Адджер, Алжир

Иллюстрация 2 была обнаружена в Кимберли, Австралия. Она датируется 3000 годом до н. э. и показывает существ, напоминающих современных «Серых».


Рис. 2: Рисунок из Кимберли, Австралия, 3000 г. до н. э.

На иллюстрации 3 изображена наскальная живопись возрастом 12 000 лет, найденная в долине Камоника, Италия. На ней, по-видимому, изображены два существа в защитных костюмах, держащие в руках странные инструменты.


Рис. 3: Наскальная живопись из долины Камоника, Италия, 12 000 г. до н. э.

Иллюстрация 4 представляет собой настенную роспись, обнаруженную в пещере Пеш-Мерль около Кабрере, Франция. Эти рисунки датируется периодом 17 000–15 000 гг. до н. э. Сцена показывает ландшафт с дикими животными, а также несколько тарелкообразных объектов. На иллюстрации 5 показана увеличенная часть иллюстрации 4. Это даже напоминает нечто вроде энергетического обмена между двумя объектами. Возможно, «война в небе»?


Рис. 4: Настенная роспись в пещере Пеш-Мерль, Франция


Рис. 5: Увеличенная часть иллюстрации 4

Существует множество других доисторических рисунков, изображающих своего рода взаимодействие между людьми и необычными летательными аппаратами в небе. В целом, они наводят на мысль о недоброжелательных отношениях и о том, что художники старались их избегать.

На иллюстрации 6 показан рисунок из Лоршских анналов 12 века, который связывают с наблюдением НЛО в 776 году во время осады замка Сигибург во Франции. Саксы осаждали крепость, когда вдруг над церковью появилась группа дискообразных объектов, описанных в анналах как «пылающие щиты». Это было истолковано как знамение божественной защиты французов и обратило саксов в поспешное бегство!


Рис. 6: Лоршские анналы, 12-й век

Иллюстрации 7 и 8 показывают гобеленовые картины 15 века. Первая названа «The Magnificant». Обе картины находятся сегодня в церкви Нотр-Дам в городе Бон, Бургундия. В дальнейшем мы вернёмся к вопросу о связи между НЛО, другими «неземными посетителями» и религиозным опытом.


Рис. 7: Гобелен "The Magnificant"


Рис. 8: Гобелен 15-го века

Картина на иллюстрации 9 носит название «Мадонна со святым Джованнино». Она также датируется 15-м веком, хотя согласно каталогу Палаццо Веккьо её автор неизвестен. Эту картину, как правило, приписывают школе Фра Липпи. Над плечом Марии виден объект в форме диска. Эта часть картины представлена ниже в увеличении. Можно ясно видеть человека с собакой, глядящих вверх в сторону этого объекта.


Рис. 9: Картина "Мадонна со святым Джованнино", 15-й век

На иллюстрации 10 представлена картина, сделанная на дереве, а точнее, на предмете мебели, принадлежавшему графу Д’Олтремонду, Бельгия. На картине мы видим Моисея, принимающего скрижали с заповедями, а также несколько объектов в небе. Дата её создания и автор неизвестны.


Рис. 10: Роспись по дереву, Бельгия

Давайте рассмотрим следующее сообщение из Нюрнбергской листовки, в котором повествуется об «ужасающем зрелище» 14 апреля 1561 года во время восхода солнца:

Его наблюдали «множество мужчин и женщин». Рядом с солнцем появились «шары кроваво-красного, голубоватого и чёрного цветов или округлые шайбы, около трёх футов в длину и, скорее всего, четырёх в диаметре, некоторые были отделены от других, а между такими шарами виднелось несколько крестов кровавого цвета». К тому же «две большие трубы» (т. е. три)… «в которых вращались большие и малые шарики, а также четыре или больше шаров. Все они сражались друг с другом». Зрелище наблюдалось около часа. Затем «все они, как бы отторгнутые солнцем, упали с неба на землю подобно огню и вызвали внизу на земле огромные столбы дыма».

Описанные события продолжались около часа, и художник Ганс Глазер увековечил их в гравюре на дереве. Глядя на иллюстрацию 11, создаётся впечатление, что на ней изображены некоторые из этих объектов, впоследствии «упавшие с неба».


Рис. 11: Сообщение из Нюрнбергской листовки

Мэтью Хёрли, автор книги The Alien Chronicles собрал множество художественных иллюстраций, изображающих, по всей видимости, НЛО. Он пишет:

Моя коллекция произведений искусства состоит из фресок, гобеленов, иллюстраций, масляной живописи и старых фотографий… Остаётся только догадываться, по какой причине эти художники использовали изображения НЛО в своих работах. Может быть, они действительно наблюдали их, отображая затем увиденное в своих работах? Или же они испытывали к этому внутреннее побуждение? Возможно также, что они обладали неким тайным знанием о связи между НЛО и определёнными религиозными событиями. Какой бы ни была правда, в этих предметах искусства несомненно изображены НЛО, и нам следует задуматься над этим.

Доктор Карла Тёрнер, профессор литературы в Северо-техасском университете и активный исследователь похищений пришельцами, много писала о так называемых похищенных, не подпадавших под сценарий «похищения серыми пришельцами», продвигавшегося Хопкинсом и Стрибером. Она обращалась к таким проблемам, как похищения военными, рептилоиды, манипуляции в личностных отношениях и прочие тактики обмана так называемыми пришельцами. Карла посвятила три книги этой теме: Into the Fringe, Masquerade of Angels и Taken.

Спорная тема «рептилоидных пришельцев» несомненна проблематична. На иллюстрации 12 мы видим маленькие статуэтки, изображающие гуманоидных рептилоидов. Они были найдены в Ираке и датируются периодом 5 000–4 500 гг. до н. э. Сегодня их можно увидеть в Британском музее.


Рис. 12: Статуэтки из Ирака, изображающие гуманоидных рептилоидов, 4500 год до н. э.

В 1995 году, сразу после очередного похищения, у Карлы развилась очень опасная форма рака груди. Она умерла в возрасте 48 лет. Я очень ценила нашу интернет-дружбу и плакала, когда она написала мне в последний раз, сообщив, что слишком слаба для продолжения переписки.

По прошествии времени, конечно же, легко рассуждать о том, что смерть Карлы 9 января 1996 года могла быть примером тому, как определённые «силы» устраняют тех, кто слишком близко подошёл к правде. Она определённо не была «мученицей». Её работу можно подытожить следующим образом:

Это миф, что похищения пришельцами следуют некой модели или преследуют определённую цель. Возможно, самый известный сторонник этой теории, — это Бад Хопкинс, который в своих книгах познакомил общественность с генетикой и другими сценариями скрещивания людей и пришельцев. Тем не менее, при внимательном прочтении его книг вы заметите, что из всех описанных случаев похищения интерес пришельцев к скрещиванию ДНК проявляется лишь в очень немногих случаях. В последние несколько лет Хопкинсу даже пришлось расширить свою собственную теорию: теперь он считал, что пришельцы заинтересованы и в других вещах, как например, чувстве наслаждения и боли, испытываемых людьми.

Другие известные исследователи НЛО также предпочитают ограниченные теории феномена похищений. Жак Валле, Дэвид Джейкобс, Уитли Стрибер, Брэд Стайгер, Джон Лир, Реймонд Фаулер, Дженни Рэндлс, Кевин Рэндл, Джон Киль и другие писатели создали целый ряд рациональных и даже гениальных теорий, но всё же совершают одну и ту же ошибку. Они игнорируют некоторые детали феномена похищений, противоречащие их собственным идеям.

Однако необходимо понимать, что любая теория, не учитывающая все известные доказательства, неприемлема. В лучшем случае такая теория будет вводить в заблуждение. Это особенно касается жертв похищений, которые в поиске ответов обращаются за помощью к подобным известным исследователям…

А тем исследователям, которые утверждают, что инопланетяне здесь с целью помочь нам развить высшее состояние сознание, или с какой-либо другой «положительной» целью (спасение планеты, продвижение мира и тому подобное), следовало бы включить в свои теории аномальные данные.

Как насчёт тех людей, испытавших полный нервный срыв после подобных происшествий? Как насчёт тех, чьи личности подверглись серьёзным изменениям; тех, кто впоследствии стал одержим доселе чуждыми им извращёнными сексуальными практиками, часто приводившими к распаду семьи и дружбы? Всё это случалось неоднократно, но по сей день ни один исследователь не смог полностью объяснить связь между этими событиями.

Особенно будоражат сознание случаи, когда у здоровых людей после контакта с инопланетянами развивались тяжёлые или даже смертельные болезни. Широко известно, что многие женщины после подобного контакта страдают от гинекологических заболеваний, что часто заканчивается удалением матки. Во многих других случаях проявлялись такие симптомы, как сильное истощение, ужасные опухоли, чесотка и даже рак. Где же в таких случаях положительные эффекты?

Теории — это всего лишь отправные точки для исследования, а не доказанные выводы. Исследователи НЛО должны быть готовы расширять и изменять свои любимые теории согласно новым фактам. Было бы замечательно, если бы мы могли положительно интерпретировать опыт контакта с инопланетянами, но до тех пор, пока все детали подобных похищений не будут досконально изучены, я считаю опасным цепляться за теории, которые игнорируют факты, не соответствующие общей картине. Мы обязаны перед самими собой выяснить всю правду. (UFO magazine, Том 8, номер 1, январь/февраль 1993 г.)

Муж Карлы, Элтон, позже опубликовал в Contact Forum (сентябрь/октябрь 1994 г.) следующие заметки, которые актуальны сегодня, как никогда:

«300 000 км/с — это не просто хорошая идея, это закон», — гласила надпись на автомобильной наклейке. Что-то раздражало меня в этой фразе. В самом разгаре конференции по НЛО некто пытался всучить мне устаревшие идеи.

Комбинация наших представлений о физической реальности и концепции предписаний держит нас в плену тёмных времён человеческой мысли. Современная наука породила множество идей о природе Вселенной, которые, однако, постоянно оспариваются и претерпевают изменения по мере того, как улучшаются наша наблюдательность и технологии. Я благодарен нашим учёным за их вклад. Я в восторге от систем кондиционирования воздуха, самолётов и телевизионных радиоволн, передающихся по воздуху. Что меня беспокоит, так это то, что мы не прекратили следовать «закону».

Каким предписаниям следуют непрошеные гости (я намеренно использую этот термин) на нашей планете? Я утверждаю, что мы не имеем никакого понятия о законах Вселенной, по которым живут путешествующие в ней существа. Мы продолжаем развивать идеи об их намерениях, опираясь на наши собственные социальные нормы и письменные законы. Недавно я спросил одного известного писателя и исследователя феномена НЛО, почему он полагает, что пришельцам можно доверять — другими словами, почему мы должны верить тому, что они нам говорят? Я думаю, что его ответ был искренним. Он сказал, что они продемонстрировали свою искренность тем, что предсказали некоторые будущие события, которые (о чудо!) сбылись. Они сказали нам, что наша планета переживает экологический кризис, и мы знаем, что это соответствует действительности. И хотя они, по всей видимости, находятся на нашей планете уже на протяжении тысяч лет, они всё ещё не захватили нас. Какие распрекрасные создания!

За те несколько лет, которые я провёл за изучением вторжения этих существ в мою собственную личность, я пришёл к выводу о том, что эти захватчики никогда не говорят правду, за исключением, возможно, тех случаев, когда это служит их собственным интересам. Они играют на наших страхах и используют загрязнение окружающей среды, войны, ядерную катастрофу и жадность в качестве кулисы для их предостережений. Но начиная с моего раннего детства, я изо дня в день продолжаю осознавать, что всё это является частью нашего мира. Мы все осведомлены об этих вещах. Нам не нужны никакие существа с планеты Орлон, обладающие колоссальным коэффициентом интеллекта, чтобы понять, что мы стоим перед проблемами планетарного масштаба, которые требуют решения. Нам необходимо заняться проблемами человеческого характера, которые мы в состоянии решить.

Проблема, с которой мы пока не можем справиться, — это внешнее вмешательство в наши дела. Некоторые, возможно, назовут это «благожелательным вмешательством» и сошлются на его положительные результаты. Я уважаю учёных и дилетантов из всех областей науки, изучавших феномен НЛО и сопутствующие ему артефакты на протяжении последних 50 или 60 лет. Складывается такое впечатление, что они достигли некоторого прогресса. Этому свидетельствует быстрое развитие таких отраслей, как авиакосмическая промышленность, медицина, системы коммуникации и т. д., так как именно исследование феномена НЛО, по всей видимости, внесло в это развитие большой вклад. Чего нам, однако, недостаёт, так это обширного и публичного изучения целей и закономерностей войны, ведущейся за нашу планету.

Я полагаю, что на наши собственные мысли и, как следствие, на наше поведение, как расы наделённых чувствами существ, оказывается негативное влияние посредством инсинуаций и вживления устройств контроля в наши тела нечеловеческими (по большей части) сущностями. Это поистине наиболее эффективный метод вторжения и подчинения. Я не доверяю этим существам, что бы мне не рассказывали об их альтруистических мотивах.

Работа Карлы Тёрнер непосредственно переносит нас к чрезвычайно интересной теме «высокой странности».

В An Encyclopedia of Fairies (Briggs, 1978) описано множество примеров похищений фейри. Интересно также отметить сходства между похищениями фейри и похищениями пришельцами: люди, сообщавшие о контакте с фейри, также упоминали об отметинах на своих телах, что также прослеживается в сообщениях о похищении пришельцами; похищенным часто давали пить густой напиток; жертвы становились парализованными и улетали прочь от своего тела; фейри путешествовали в круглых шарах света, о которых также обычно сообщают жертвы похищений НЛО. Ещё одно сходство со сценариями похищений НЛО — это упоминание существ типа йети, которых в историях с фейри прозвали «боуги» (домовой).

В своём классическом исследовании Passport to Magonia французский учёный Жак Валле представил множество примеров сходства между наблюдениями НЛО и фейри. В своей книге La memoire des OVNI Жан Бастид пошёл ещё дальше, заявив, что «современные контакты, установленные с пришельцами, следуют точно тем же самым правилам, что и контакты в прошлом с существами в более или менее человеческой форме».


Внешний вид и образ действий многих так называемых фейри и пришельцев во многом схожи с внешним видом и образом действий существ, которые на протяжении всей истории описывались как демонические; похищения фейри и похищения НЛО также имеют поразительные сходства с образом действий инкубов и суккубов. Довольно классический пример предполагаемого взаимодействия с суккубом представлен в книге Роберта Каррена The Haunted. Ниже представлена стенограмма интервью с жертвой:

В: Как вы впервые осознали, что с вами что-то не так?

О: По тому, от чего я проснулся.

В: В этом было что-то необычное?

О: Да, это было похоже на то, как будто меня сбросили со скалы, или что-то вроде этого. Вы знаете, как будто некоторое насильственное действие разбудило меня.

В: Вы можете описать увиденное?

О: Поначалу я вообще ничего не видел. Я испытывал лишь ужасную панику и не был уверен, был ли это ночной кошмар.

В: Что заставило вас подумать, что это не было ночным кошмаром?

О: Её чешуя.

В: Её чешуя. Вы имеете в виду чешую как у змей?

О: Да.

В: Вы сказали «она». Эта чешуя была на женщине?

О: Да.

В: Можете описать её?

О: По правде говоря, я даже не хочу думать о ней. Её кожа была чисто белая и в некоторых местах была покрыта упомянутой чешуёй, а в других местах на её теле были открытые раны, увидев которые, вы могли бы подумать о проказе, или чём-то подобном, и из этих ран тёк гной.

В: Какого она была возраста?

О: Приблизительно 65 или 70 лет. Я не уверен.

В: Что ещё вы сразу заметили в ней?

О: Она имела длинные белые запутанные волосы, её глаза были сплошь красные, а ротовая полость и дёсны зелёного цвета. Некоторые из её зубов отсутствовали, но имеющиеся были очень длинными и напоминали зубы вампира.

В: Как выглядело её тело?

О: Это было очень странно. Её тело было упругим, ну знаете, как тело молодой женщины.

В: Что она сделала?

О: Она парализовала меня каким-то образом. Я видел, как она вышла из тени и подошла к нашей кровати, и я чувствовал, что она собиралась сделать, но не мог остановить её.

В: Что произошло далее?

О: После этого она устроилась сверху в доминирующей позиции и начала скакать на мне. Это единственный способ, которым я могу описать это.

В: Это было приятно?

О: Нет, нет. На самом деле, я не помню вообще ничего кроме паники и полного ужаса.

В: Что делала Джанет в течение всего этого времени?

О: Лишь после того, когда я проснулся на какое-то время, я осознал, что Джанет ранее спустилась вниз и спала на кушетке, что она иногда делает в жаркие месяцы.

В: Что затем делало это существо?

О: Достигло сексуального пика. Она лишь посмотрела на меня и улыбнулась, показав эти невероятные зубы. Я попробовал отвести взгляд, но что-то удерживало мои глаза на ней. Я бы сказал, что у неё был оргазм, потому что её движения становились всё более резкими, и её улыбка становилась всё шире.

В: Она испытывала оргазмы?

О: О, да, судя по выражению её лица и её движениям.

В: Что произошло потом?

О: Затем она исчезла.

В: Исчезла на ровном месте?

О: Да. Просто исчезла. И тогда я заметил, что был весь покрыт липким веществом.

В: Липким веществом?

О: Да. По структуре это можно было бы сравнить со спермой. Оно выделялось из влагалища этого существа. Я был очень вымотан после этого.

В: Вымотан?

О: Да, как после продолжительного секса, несмотря на то, что это длилось всего несколько минут. Но затем я начал задаваться вопросом, не терял ли я сознания во время этого, или ещё что-нибудь, потому что, как я сказал, мои гениталии были чрезвычайно воспалены.

В: Что случилось затем?

О: Я пошёл в ванную комнату и осмотрел себя. Жидкость на моём теле имела очень острый запах. Я принял душ и отмыл всё это так быстро, как мог. Мне пришлось оттирать её с большим трудом.

Веру в то, что это сверхъестественные существа, можно найти в любой культуре по всему миру. Это распространённая тема во всех религиях, а также в фольклоре. Кажется, что под видом феномена похищений НЛО/пришельцами, сообщения об этом явлении в наши дни столь же часты, как и в прошлом. Об одном таком инциденте, имеющим поражающие параллели с вышеупомянутым случаем, сообщалось в одной из книг Карлы Тёрнер:

В этот раз он лежит на столе. После того, как его заставили выпить жидкость с запахом корицы, он видит приближающуюся к нему беловолосую женщину. Он сказал, что она казалась нежной и, возможно, даже заботливой. Она взобралась на него и стала заниматься с ним сексом, и когда это закончилось, она исчезла.

Он вспомнил, что однажды, когда ему было 13 лет, он проснулся ночью в незнакомом окружении и увидел приближающуюся к нему странную женщину, темноглазую с белыми тонкими волосами. Она уселась на него и занялась сексом, хотя для Кейси это было вовсе не эротично. (Into the Fringe, Карла Тёрнер, 1992 г.)

Смысл в том, что существует давняя традиция, уходящая своими корнями на тысячи лет в прошлое и описывающая существ, похищающих людей и их детей; эти существа летают в шарах света, способны парализовать свои жертвы, вызывать амнезию об акте похищения, заставлять жертву пить странные напитки, заниматься с ней сексом и во многих случаях доводить жертвы до безумия, физического истощения или даже занимать собой их тела для собственного использования.

Имеется и ещё одна аналогия, которая связана с кровью. Помимо документированной истории, ритуальное питье и пролитие крови были важным элементом в жертвоприношениях с целью получения силы и умиротворения богов. Чтобы жить — нужна кровь. Это основная идея как еврейской, так и христианской теологии. Правомерно задаться вопросом: откуда возникла эта идея?

Легенды о вампирах сохранились с начала известной нам истории. На протяжении многих лет современные оккультисты говорили и писали о демонической материализации при высасывании крови. В последнее время мы узнали о существовании американского «чупакабры» и феномена увечья скота. Проблема, конечно, заключаются в том, как отделить факты от выдумки. Опираясь на сообщения очевидцев из Восточной Европы мы знаем, что нечто, названное вампиризмом, в 18-ом столетии достигло почти эпидемических пропорций. [6]Описанные истории весьма зловещи, и многие детали могут быть приписаны испуганному воображению суеверных крестьян, и всё же большая часть документов столь подробна, а очевидцы столь уважаемы, что кажется невозможным, что в них нет и доли правды. Вопрос в том, что на самом деле представляет собой этот феномен? Идея о трупах, выходящих ночью из своих могил, чтобы высасывать кровь из живых людей, кажется довольно иррациональной, и я думаю, что мы можем отсеять её как спутанные сообщения о явлении совсем другой природы: возможно, взаимодействием с теми, кого мы сегодня назвали бы пришельцами?

Культовый вампир, созданный по большей части Брэмом Стокером в 1897 году, имеет подтекст сексуальности, что может быть больше, чем просто случайность. Комбинация насилия, психического соблазна, секса, отбора жизненных сил и обещания бессмертия будоражила и зачаровывала много людей с тех пор. Мы должны задаться вопросом, в чём же заключается это экстраординарное восхищение вампиризмом и его влияние на подсознание большинства людей? Складывается такое впечатление, что это смесь сексуального возбуждения, бессилия перед одержимостью с обещанием бессмертия и захватывающего зла. Секс и сверхъестественное — непобедимая комбинация.


Британский актёр Кристофер Ли объяснил привлекательность вампира следующим образом: «Он предлагает иллюзию бессмертия… подсознательное желание безграничной власти, которое есть у нас всех… существо огромной ментальной и физической силы…» Иллюзия бессмертия! Это очень схоже с тем, что предлагалось многим жертвам похищений пришельцами: «Фрэнк и Джеймс… им обоим было сказано, что новые тела каким-то образом создаются или подготавливаются для нас.» (Тёрнер, 1992 г.)

Имелось много людей, которые были названы или сами называли себя вампирами, однако на деле ни один из этих извращенцев не воскрес, хотя они совершали убийства и/или пили кровь. Они не были вампирами в сверхъестественном смысле слова. Тем не менее, мы имеем довольно глубокую связь между сверхъестественным вампиризмом и сексом.

Считается, что вампиризм заразен; заражённый им человек с истощённой жизненной энергией становится психическим вакуумом, втягивающим в себя энергию других людей, с которыми он сталкивается в повседневной жизни. Эта энергия становится доступной для вампирической сущности при каждом последующем контакте. Один из самых распространённых эффектов вампирической активности — это необъяснимое физическое истощение.

Всю осень и зиму мы чувствовали себя буквально осаждёнными силами и существами, о которых мы не имели никакого понятия… следующим утром, я просто не могла проснуться. Как бы я ни пыталась, сколько бы чая я не пила, я была в оцепенении весь день, хотя и не имела никакой причины быть настолько измождённой… но так же внезапно, как она оживилась, вся её энергия иссякла, и она, потеряв сознание, почти упала на землю… Меган упала на кушетку, не в силах говорить или даже открыть глаза в течение почти получаса. (Into the Fringe, Карла Тёрнер, 1992 г.)

Вдобавок к элементам похищений, сексуальной активности и энергетического истощения, в свидетельствах потерпевших также можно встретить упоминания феномена полтергейста и связанного с ним феномена невидимого нападающего. Процарапанные отметины появляются на телах некоторых жертв полтергейста. В одном из случаев полицейский, расследовавший инцидент, видел разрезы, спонтанно появляющиеся на ногах и груди кричащей женщины. Приведённые Карлой Тёрнер свидетельства жертв, переживших похищения НЛО, включают в себя все эти феномены:

Он проснулся в своей кровати со странным женским пришельцем, находящимся подле него. «Она пыталась меня соблазнить», — сказал он. «Она взобралась на меня, пытаясь меня сексуально возбудить. Но я продолжал сопротивляться; я оттолкнул её, умоляя оставить меня в покое… она была голой, и когда она ко мне прикасалась, я чувствовал насколько она была холодной… Я нашёл эти отметины этим утром», — сказал он, показав три большие точечные отметины на коже на задней части его голени, расположенные в форме равностороннего треугольника…

Он был один в квартире друга, упав обессиленный в кровать после часов хождения в одиночестве по улицам, и когда он проснулся, вся его спина была покрыта ушибами и царапинами…

«Поздно вечером я сидел на диване. Неожиданно диван начал прыгать вверх и вниз, после чего начала подскакивать и скамеечка для ног, то есть действительно прыгать. Это потрясло меня!»…

«Вся кровать начала трястись, и когда я попробовала передвинуться, я обнаружила себя парализованной. Я не могла даже говорить, но, так или иначе, я, наконец, сумела прошептать молитву, прося у бога правды и любви, чтобы заставить эту пугающую силу уйти. Я повторяла молитву снова и снова, пока паралич не прошёл, но кровать продолжала трястись ещё сильнее по мере того, как ко мне возвращались силы… Я попробовала разбудить Кейси и рассказать ему, что случилось, но он лишь перевернулся на другой бок во сне, не дав ответа… в тот момент в комнату вошли три женщины и приблизились ко мне. Они утешили меня, сказав: «Вы правильно поступили, Вы прошли испытание.» (Тёрнер, 1992 г.)

Эта «высокая странность» является неотъемлемой частью контактов не только с НЛО и «пришельцами», но и контактов с мифическими фейри, демонами, вампирами и даже в предполагаемых случаях одержимости. Когда у овладевших человеком сущностей спрашивали во время экзорцизма о том, как они выбирали их цель, они часто отвечали, что человек был выбран ещё до рождения. В большинстве случаев хронология контакта и постепенно выстраиваемого нападения может быть прослежена назад в детство. В целом можно сказать, что процесс одержимости начинается задолго до того, как цель или окружающие узнают о её первых признаках. То же самое, возможно, применимо и к так называемым контактам с пришельцами.

В большинстве случаев жертвы имеют ощущение постороннего присутствия ещё до того, как происходит непосредственный физический контакт. Похищение пришельцами Бетти Андреассон является классическим тому примером и было подробно описано в книге Реймонда Фаулера The Andreasson Affair. Описанный в книге сценарий весьма характерен для многих случаев похищений. В целях сопоставления давайте взглянем на сжатое описание её похищения.

За окном появился свет. Все члены её семьи, казалось, вошли в состояние анабиоза. Четыре маленьких существа вошли в комнату, пройдя прямо через дверь. Один из них связался с ней телепатически и вывел её наружу, где их ожидал овальный летательный аппарат. На борту она была подвергнута болезненному физическому обследованию. Ей в нос ввели зонд. Другой зонд был вставлен в её пупок; ей сказали, что они исследуют её детородную функцию.

Затем её посадили на стеклянный стул, где её окружили прозрачным покровом и погрузили в жидкость; она могла дышать через трубки, прикреплённые к её носу и рту. Сладкая жидкость медленно сочилась в её рот. Когда ей позволили встать со стула, она обнаружила себя на планете пришельцев.

Два существа провели её через туннель и несколько комнат. Первая комната была наполнена маленькими рептилоподобными существами; вторая представляла собой большое пространство зелёного цвета, через которое они проплыли в воздухе над пирамидами в город таинственных прозрачных форм. Она была помещена в одну из кристаллических форм, где она увидела гигантскую птицу, которая вспыхнула светом и растворилась, превратившись в груду тлеющих угольков. Голос сказал ей, что она была выбрана для специальной миссии, цель которой ей будет раскрыта позже. Когда Бетти заявила, что верит в Бога, голос сказал ей, что именно поэтому её и выбрали. Командир [корабля] Куазгаа сказал ей, что в её сознании заключены определённые тайны. После чего её сопроводили обратно домой, где она увидела своих домочадцев, всё ещё находящихся в состоянии анабиоза. Пришельцы уложили её семью в постели.

Давайте теперь рассмотрим следующие сжатое описание случая возможного демонического нападения, мании и одержимости, который был тщательно задокументирован и описан в книге Нэнси Осборн The Demon Syndrome:

Комната погрузилась в туманное, люминесцентное свечение. Сильный запах озона… порыв прохладного ветра ворвался через открытое окно… Энн показалось странным, что луна так ярко сияет облачной ночью.

Она начала вставать с постели. Три тёмных силуэта материализовались в комнате, как будто войдя через открытое окно… её муж крепко спал… Две фигуры остались на заднем плане, но третья приблизилась… она была выше двух других… Когда лидер группы приблизился, два меньших существа, казалось, парили в воздухе на заднем плане, неразборчиво переговариваясь между собой… таинственный незнакомец не имел выраженного физического тела… Он был одет в чёрный ниспадающий саван с двумя рукавами, его руки были вытянуты из-под краёв… но это были нечеловеческие конечности. Не обычные руки и ладони, но расщеплённые как у свиньи. Зубы и рот казались нечеловеческими. Четыре клыка торчали там, где должны были быть резцы; грубые, шипообразные выступы были близким подобием человеческих зубов. Его лицо имело миндальную форму, а кожа была розового окраса. Но больше всего Энн напугали его глаза, горевшие темно-красным цветом… Существо имело лишь немного прямостоящих тонких волос и заострённые уши… у него не было ног… оно перемещалось, скользя и паря по воздуху…

[Существо говорит]: «Я пришёл, чтобы взять тебя с собой, Энн Хэйвуд. Ты была избрана, чтобы быть с нами. Покорись мне, и я дам тебе мир и комфорт»… ощущение эйфории охватило её. Это было тёплое, успокаивающее ощущение… она собрала силы и начала молиться снова… «Ты и твой проклятый Бог! Тебе он больше не поможет. Разве ты не можешь этого понять? Я пришёл за тобой. Расслабься и не сопротивляйся. Ты больше никогда не будешь болеть или волноваться о чём-либо. Это место мира и тепла, наподобие того, что ты испытала несколько минут назад. Так что пойдём, пойдём!»

Продолжая её уговаривать, монстр приближался всё ближе и ближе к Энн. Наконец его рот широко открылся, и он начал покрывать её лицо своей липкой пастью. Пыл его дыхания и его невыносимое зловоние, казалось, ослабляли Энн. Его слюна ощущалась ужасно холодной и слизистой, когда монстр продолжал высасывать из неё жизненную силу… Энн начала яростно сопротивляться… существо в разочаровании прошипело: «Я — твой мир, и я — твоя сила. Теперь я буду заботиться о тебе. Нет никакого бога.» Все три существа прошли через стену спальни и ушли в ночи…

В пугающем сходстве мы находим определённые общие образы, которые также упоминались и в других случаях как похищений пришельцами, так и демонических вторжений: «Астральное путешествие в некоторое неизвестное, экзотическое место было обычным явлением. Она видела египетские пирамиды… именно тогда Энн чувствовала себя частью вечности… бессмертная… в безопасности, счастливая и свободная от боли».

В одном из интервью с представителем прессы Энн Хэйвуд попробовала объяснить, как эта Леди переносила её во времени в отдалённые места.

«Она окутывает меня мантией, и затем моё сознание отделяется от моего тела. Я могу оглянуться назад и видеть моё неподвижное тело. Затем мы поднимаемся через потолок, пролетаем через крышу и летим в космос. Однажды ночью Леди перенесла меня в прошлое. Мы были в чужой стране, где люди носили старомодную одежду. Леди приняла облик прекрасной женщины в голубом одеянии. Она показывала им чудеса…».

Внезапно лицо Энн стало пепельным, и она извинилась. Её крик боли был слышен из ванной комнаты, где она нашла убежище. Когда Энн вышла, она сопела и держалась за живот. Леди жестоко атаковала её за раскрытие тайны о том, что на протяжении всей истории человечества существа, подобные Леди, принимали форму святых. Они использовали легковерие людей, чтобы вводить их в заблуждение, дезинформировать и заставить поверить в то, что они видят настоящие чудеса. Энн умоляла корреспондента удалить эту часть интервью. (Осборн, 1982 г.)

Так же, как и в случаях с вампирами и в случае, описанном Карлой Тёрнер, Энн Хэйвуд тоже пострадала: контакт с «Леди» всегда был физически изматывающим. Энн чувствовала себя использованной каждый раз, когда это существо овладевало ею. Её здоровье ухудшалось с каждым нападением. Демон медленно убивал её — как физически, так и ментально. Если она хотела заняться любовью с мужем, то «Леди» говорила ей: «Энн, не трать впустую своё время на бессмысленное спаривание. Мне нужна твоя сила. Ты моя…»

Процесс похищения пришельцами в какой-то мере повторяет синдром демонического вторжения: пришельцы редко, если вообще, вынуждены признавать свои низкие намерения. Когда этих демонов расспрашивают при определённых обстоятельствах, они становятся весьма многословными. Демоническое существо, напавшее на Энн, также было довольно разговорчивым, и нам нужно ненадолго остановиться и рассмотреть, было ли то, что оно говорило правдой или очередной ложью.

«Леди» превратилась в леопарда и затем в зверя, похожего на волка. «Мы можем принимать любую форму, какую пожелаем… Мой вид правит этим миром. Судьба меняется навсегда, когда появляется один из нас… Скоро, не только ты, Энн, но и весь мир узнает нас. Ещё до наступления 2000 года никто больше не сможет отрицать наше существование. Но прежде, чем твоя душа вернётся к духу, другой должен будет заменить тебя. В данный момент некто подвергается влиянию».

Часто в присутствии Энн происходили множественные отказы техники. Юджин Уайатт провёл первоначальное интервью, предназначенное для большой статьи, готовившейся к публикации в Tennessean (выпуск от 4 июня 1978 г.). Это интервью было записано на плёнку на профессиональном оборудовании. Несмотря на это плёнка была испорчена. Уайатт подтвердил: «Компьютер отключился сразу, и его пришлось перезагружать дважды. Попытка отредактировать материал с помощью видеомонтажа также потерпела неудачу. Весь блок питания пришлось заменить. Он просто сгорел.» Когда работники местной телевизионной станции сделали видео с Энн в её доме и позже просмотрели его, фильм был засвечен ослепительным красным светом. Техник сказал, что он никогда не видел подобной аномалии.

Вот выдержки из высказываний Энн в данных ею интервью:

Я говорю, что есть невидимые миры и существа, населяющие их. Тот факт, что мы не можем видеть их, не означает, что они не существуют… Каждое животное имеет естественных врагов. И человечество — не исключение. Это не болезнь или смерть, но ужасные существа, наблюдающие за всеми нами и ждущие момента [для нападения], когда мы ослабнем. Тогда они собираются вокруг нас как стервятники, клюющие израненные тела. Когда это происходит, мы становимся сломленными в духе. Именно тогда люди начинают делать ужасные, отвратительные вещи. Они совершают самоубийство или убивают других, либо просто создают страдание для каждого. Их жертвы часто оказываются в психиатрических больницах…

Один из этих монстров живёт во мне… она причиняет мне боль, лишь когда я не повинуюсь ей. Я стараюсь не злить её. Она очень темпераментна и имеет ужасный характер. Также Леди не любит религию. Она не верит в Бога, как я… Леди не общается ни с кем, кроме меня. Некоторые видели её, и её голос был записан на плёнку, но она никогда прямо не говорила ни с кем, кроме меня.

Я могу разговаривать с ней вслух или мысленно. Она знает обо всём, что вы и я говорим и думаем. Когда она говорит, у неё женский голос. Когда она сердится, тон её голоса становится более низким.

Леди, кажется, знает всё… иногда мы говорим о месте, куда она хочет взять меня. Она говорит, что я найду там мир и покой: никакого беспокойства, никаких болезней, и, что мне не нужно будет умирать болезненной физической смертью, как другим людям… Я никогда не прошла весь путь к тому месту, куда она хотела меня взять, потому что я боялась, что могу оттуда не вернуться…

Когда она в хорошем настроении, быть с ней — это обычно очень приятное чувство, тёплое и безмятежное… все мои проблемы исчезают… это просто полная тишина, и мы вместе…

Единственное, что не нравится Леди, это то, что я много молюсь. Она считает, что я никогда не должна этого делать. Если я не останавливаюсь, когда она просит меня, она становится сердитой… мои молитвы вредят моим отношениям с ней…

Я не думаю, что она боится Бога. Когда мне удаётся попасть в церковь, она не позволяет мне сконцентрироваться на том, что говорит священник… она отвлекает меня каким-то образом, ожидая меня прямо за церковным забором… Я сначала думала, что она от Дьявола…

Я много плачу из-за этого… когда я в депрессии, Леди быстро выводит меня из плохого настроения… она рассказывает мне что-нибудь о её мире: куда я могу пойти, и что я могу сделать, и это меняет мою точку зрения, я просто приободряюсь… никакого страдания, никакого волнения, никакой смерти, земля, полная надежд, где идея о том, что вы можете себя изменить, не существует — вы уже есть что-то… это подобно перетягиванию каната со мной посередине. Если бы я не любила свою семью, я, возможно, уже ушла бы с ней. Много раз я испытывала желание сдаться…

Она также пытается убедить меня в том, что я не смогу помочь кому-либо ещё, кто имеет схожие проблемы. Она говорит, что мои проблемы — это не психическое заболевание… Это конфликт с действительностью…

Поначалу я была по-настоящему напугана. Я могла обернуться — и она была там. Я боялась заснуть по ночам, потому что она появлялась главным образом в это время суток, когда всё было тихо, или днём, когда я была дома одна. Но обычно она появляется ночью, когда я успокаиваюсь.

Она приходит, и мы уходим вместе. Она оборачивает плащ вокруг меня, и это похоже на то, как будто я ухожу в сказочный мир. Леди уносит меня к красивым местам на этой или на других планетах, а иногда и в далёкое прошлое. Иногда мы даже посещаем будущее, но я не понимаю ничего из этого…

Я всё ещё не могу привыкнуть к её внешнему виду… она не похожа на нас. Нисколько. Даже композиция её тела, кажется, лишь отдалённо напоминает человеческую. Когда она трогает меня своими руками, это похоже на прикосновение сухого льда… её руки прилипают к моей коже и оставляют красные отметины в местах прикосновения. Физический контакт жалит холодом и немного жжёт…

Она может контролировать мои мысли, когда только пожелает. Если она хочет, чтобы я рассказала что-либо о ней другим, то она, слушая нашу беседу, позволяет мне вспоминать некоторые вещи. Но если ей не нравится мой собеседник, то вся информация о ней стирается из моего сознания, как будто её никогда не существовало.

Она говорит, что сейчас пришло моё время рассказывать о ней. Кроме того, она говорит, что скоро весь мир будет знать о её виде… Она сказала мне, что я была избрана… она нуждается в людях… она нуждается в моём дыхании. Леди нуждается в нём, чтобы выжить в человеческом мире. Ей необходимо дыхание для того, чтобы пребывать в нашей реальности. Я снабжаю её дыханием жизни каждый день, иногда даже три или четыре раза в день. Чем больше моей энергии уходит к ней, тем больше дыхания жизни мне требуется самой… похожее ощущение вы можете почувствовать при гипервентиляции… Леди необходимо наше дыхание [энергия], чтобы оставаться здесь среди нас…

Я знаю, что мне придётся покинуть членов моей семьи, потому что они — христиане. Я была спасена, пока Леди не вошла в мою жизнь. Она говорит: «Я не знаю, почему ты веришь старым книгам, говорящим о Боге, которому ты должна поклоняться. Тот Бог принадлежит другим людям, а не тебе. Ты когда-нибудь видела Бога? Ты видишь меня и знаешь, что я реальна, что я существую»… Это похоже чем-то на армейскую тренировку. Убеждающие вещи с обеих сторон… она сказала, что рано или поздно убедит меня в том, что нет никакого Бога… она процветает на зле. (Осборн, 1982 г.)

Детально рассмотрев эту тему, можно увидеть, что существует давняя традиция, уходящая своими корнями на тысячи лет в прошлое и описывающая существ, похищающих людей и их детей. Так же как и большинство рационалистов, я всегда считала эти истории «психодрамами» или «артефактами сознания». Изучение аномального опыта, паранормального и связанных с ними психодуховных областей занимало ярчайшие умы человечества на протяжении тысячелетий. Тем не менее, за последние примерно 200 лет объяснения этих феноменов стремились делать акцент на определённой реальности — материалистического и антропоцентрического характера — как единственно возможной, и всё, что противоречило ей, отбрасывалось как несообразное или патологическое. Очевидно, что странные явления продолжали происходить, несмотря на тот факт, что они не соответствовали научно-рационалистической концепции реальности.

При этом, самым тревожным является то, что подобные явления в целом могут стоять за большинством мировых религий. Это вызывает опасения, так как, удалив эти религиозные атрибуты, мы обнаружим, что этот феномен не особо благосклонен к человеческой расе. Гипотеза Жака Валле о системе контроля интересна в этом отношении:

Я полагаю, что мы находимся в системе, которая существует вне времени и пространства. Вполне возможно, что эта система находится в космосе, но её проявления не представляют собой космический корабль в обычном смысле. НЛО — это физические проявления, которые не могут быть поняты отдельно от их психической и символической действительности. Что мы видим в действительности, это не вторжение пришельцев. Это система контроля, воздействующая на людей и использующая их в своих целях. (Валле 1979 г.)

Другими словами, высказывания Жака Валле в этом контексте сильно напоминают идеи, на которых основан фильм Матрица, хотя я размышляла над этим задолго до выхода этого фильма и популяризации его идей. Сама идея о возможности существования реальности, доминирующей или контролирующей нашу реальность, была ошеломляющей. Ужасающим было то, что мои исследования и мой собственный опыт в «изгнании духов» и демонической одержимости также отражались в так называемых феноменах НЛО и пришельцев.

Тот факт, что похищения пришельцами в наше время являются зеркальным отражением демонического вторжения и вампиризма, — это часть исторической закономерности. Эта закономерность подразумевает существование её создателя. Что нас интересует, так это то, кем или чем является её создатель, или для каких целей он использует эту систему контроля.

Первое, что я заметила во время глубокого изучения этого явления, это то, что некоторые контакты с этими сущностями, кажутся случайными, в то время как другие ясно направлены на конкретного человека. Это привело меня к мысли о том, так ли случайны эти якобы случайные контакты, как они кажутся на первый взгляд? В подобных случаях я не могу не спросить: происходит ли эта манифестация в ответ на некоторую скрытую нужду, психологическое состояние, которое призывает к внешнему вмешательству некоторого рода?

Французский уфолог Жан-Франсуа Боде предположил в своей книге Fantastiques rencontres au bout du monde (1982 г.), что мы должны рассматривать эти происшествия задолго до непосредственного контакта. Он указывает на многие случаи, в которых жертвы имели предчувствие, что что-то должно случиться, или по какой-то причине они шли домой другим маршрутом либо отправлялись на необычную прогулку. Так или иначе, казалось, что они подготавливались к предстоящему контакту. В большинстве случаев жертвы сообщали об ощущении постороннего присутствия ещё до того, как происходит непосредственный физический контакт.

Я не могу сказать, что испытывала подобное «предчувствие» на собственном опыте. В ту ночь я просто вышла из дома и направилась к плавательному бассейну на заднем дворе, не думая ни о чём, кроме того, чтобы поплавать, расслабиться и, возможно, увидеть пару метеоров в небе. Однако это, возможно, было следствием моей недостаточной чувствительности к некоторым субтильным деталям. Или, возможно, мой рациональный подход был преградой?

Как бы то ни было, Боде был прав. Во время проведённых мной сеансов по высвобождению духов — я должна отметить, что я использовала этот метод, потому что он работал, а не потому, что я просто «верила» в его эффективность — многие так называемые «привязанные духи», с которыми я «общалась» во время гипнотических сеансов, утверждали, что их носитель был выбран «ещё до рождения». Как я упоминала выше, в большинстве случаев хронология контакта и постепенно выстраиваемого нападения может быть прослежена назад в детство. В целом можно сказать, что процесс одержимости начинается задолго до того, как цель или окружающие узнают о её первых признаках. Однако это полностью противоречит многим религиозным и философским учениям, говорящим о том, что мы имеем «свободную волю» и контроль над нашей жизнью.

Первое, что я заметила во время глубокого изучения этого явления, это то, что некоторые контакты с этими сущностями кажутся случайными, в то время как другие ясно направлены на конкретного человека. Это привело меня к мысли о том, так ли случайны эти якобы случайные контакты, как они кажутся на первый взгляд? Или они также были выбраны задолго до их проявления? В подобных случаях я не могу не спросить: происходит ли эта манифестация в ответ на некоторую скрытую нужду, психологическое состояние, которое призывает к внешнему вмешательству некоторого рода?

В каждом случае психического вампиризма или настоящей одержимости обычно имеется временная точка, когда та или иная сущность вступает в отношения с человеком. Жертвой принимается некое решение, позволяющее контакту состояться. Это часто происходит просто потому, что жертва не понимает важности этого события. Оно всегда кажется незначительным, как например: результатом усталости, умственного возбуждения, расстройства или боли.

Другой важный фактор, выявившийся в результате моих исследований, состоит в том, что эти существа, будь то демоны, вампиры или пришельцы, имеют способность в некоторой степени управлять нашими мыслями, нашими физическими телами, погодой и событиями нашей жизни вплоть до того, что мы прекращаем сопротивляться подобному нападению и безмолвно отдаём им контроль над собой. Что касается похищений пришельцами, то в этом случае речь может идти о событиях, замаскированных под «похищения» и спланированных с единственной целью измотать жертву и заставить её покориться.

Другой исторически наглядный элемент похищений — «медосмотр». В случаях с Бетти и Барни Хилл и всеми последующими похищениями подобного формата описывается симуляция медицинского исследования, в котором длинная игла вставляется в пупок. На французском календаре 15-го века, Kalendrier des bergiers, изображены пытки, причиняемые «демонами» людям, которыми они овладели. Демоны изображены протыкающими животы своих жертв длинными иглами.


Иллюстрация из "Kalendrier des bergiers"

Жак Валле выразил сомнения в том, что представители материальной цивилизации, способные путешествовать в пространстве и времени, могли бы посетить нас в больших количествах и вытворять такие «глупые» вещи, как похищение людей и проведение примитивных экспериментов или обследований над ними. Валле предположил, что ими движут, возможно, совсем другие мотивы, нежели просто «научные исследования».

Многие люди сообщают, что их похитители — благожелательные существа, однако приняв во внимание все известные факторы этого феномена, у нас создастся впечатление, что подобные рассказы об их благожелательности, возможно, обманчивы.

Кеннет Ринг обнаружил, что большое количество людей, имевших околосмертный опыт, также сообщали о предшествовавших ему «необычных событиях», в том числе о наблюдениях НЛО и/или похищениях, которые интерпретировались ими в положительном свете. После околосмертного опыта они часто сообщали о значительных преобразованиях в своей жизни, очень схожих с религиозным обращением. Также они часто рассказывали о внезапном приобретении новых талантов или возникновении новых интересов. Ринг тестировал своих клиентов различными способами, и большинство из них проявляли высокие показатели по шкале диссоциации личности. Такие люди легко поддаются гипнозу и имеют склонность к фантазиям. Таким образом, представляется, что между диссоциацией и верой в благожелательность внеземных существ существует прямая зависимость.

Скептики прыгали от радости, узнав об этом. Они ухватились за идею о том, что все пациенты Ринга были всего лишь неисправимыми мечтателями, или, что полученная ими в прошлом травма привела к возникновению «потребности во внимании и самоутверждении», что и заставило их рисовать в своём воображении эти события. Ввиду наличия корреляции между теми, кто пережил «положительные взаимодействия с пришельцами» и теми, кто проявлял отчётливые патологические состояния, этот ярлык был повешен на каждого, кто считал, что феномен пришельцев был более, чем просто плодом воображения.

Ринг предположил, что развитая в детстве склонность к диссоциации, возможно, является методом адаптации жертв злоупотреблений к сложным ситуациям. Так как эти люди способны с раннего детства легко входить в состояние диссоциации, им также легко входить в изменённые состояния сознания. Ринг предположил, что ввиду того, что люди в таких изменённых состояниях, возможно, обладают расширенным спектром восприятия в сравнении с обычными людьми, они также более «склонны» испытывать паранормальные переживания, чем представители контрольной группы, не способные воспринимать подобные явления.

Тем не менее, на заключения Ринга можно взглянуть и в ином свете: вполне возможно, что именно те люди, которые не способны воспринимать более субтильные реальности, видят реальность в диссоциативном состоянии, разобщённом от того, что есть, то есть от объективного мира. Когда эти люди продвигают «реальность НЛО», или реальность SETI, или любую другую реальность, не принимающую в расчёт более широкий спектр наблюдаемых фактов, как положительный опыт, то это, возможно, означает, что они действуют, находясь в патологическом состоянии диссоциации или когнитивного диссонанса. Противоречивые части информации относятся к разным категориям и отделяются друг от друга. В этом смысле представление о том, что «бог находится на небесах, и с нашим миром всё в порядке», является такой же фантазией, как и идея о том, что человечество — это продукт бессмысленной эволюции.

Человек, не осознающий подтекст игры сил в нашем мире, подразделяющий вещи на категории, как это сделала я, чтобы намеренно не видеть связывающие их последствия, возможно, находится в диссоциированном состоянии и идентифицирует себя с рационалистической, материалистической интерпретацией нашей действительности. Другими словами, если и существует система контроля, как предполагает Валле, или Злой маг словами Гурджиева, то весьма вероятно, что эта система контроля будет способствовать распространению именно таких представлений с целью скрыть своё существование.

Очень простой способ интерпретации этого явления предлагает так называемый «стокгольмский синдром». Это понятие было введено в обращение в начале 70-х годов для описания приводящей в замешательство реакции четверых банковских служащих на их пленителей. 23 августа 1973 года три женщины и один мужчина были взяты в заложники в одном из крупнейших банков Стокгольма. Два бывших заключённых, которые не только угрожали их жизни, но и проявляли к ним доброту, держали их в плену в течение 6 дней. К удивлению всего мира, все заложники решительно противились попыткам правительства освободить их и даже защищали своих пленителей. Несколько месяцев спустя после своего освобождения полицией, бывшие заложники всё ещё испытывали тёплые чувства к мужчинам, угрожавшим их жизни. Две женщины со временем даже вступили в отношения со своими бывшими пленителями.

Психолог Ди Грэхем выдвинула теорию, что стокгольмский синдром также происходит на уровне общества. Ввиду того, что наша культура носит патриархальный характер, она полагает, что от этого синдрома страдают все женщины, хотя и в различной степени. Она подробно объясняет свои теории в книге Loving to Survive: Sexual Terror, Men’s Violence, and Women’s Lives, которую действительно стоит прочитать. В своей книге The Paranoia Switch: How Terror Rewires Our Brains and Reshapes Our Behavior – And How We Can Reclaim Our Courage клинический психолог Марта Стаут предлагает схожую теорию: подобно тому, как жестокий муж наносит травмы своей жене с целью контролировать её (причём она парадоксальным образом будет обращаться к нему снова и снова, ища в нём любви и защиты), так и авторитарные лидеры используют нанесённые ими социальные травмы, как, например, терроризм, чтобы добиться от населения своей поддержки. Динамика стокгольмского синдрома непосредственно затрагивает проблему тех, кто считает своих «похитителей» «желанными». Жертвы должны концентрироваться на выживании и поэтому избегают прямой, честной реакции на плохое обращение с ними.

Когда существует социальное предписание «иметь лишь приятные мысли» и видеть мир в позитивном свете — даже вопреки фактам, говорящим об обратном, — многие люди будут неизбежно признавать или отвергать эти «социальные нормы». В результате их побуждают учиться думать в контексте социальных норм, но никогда не рассматривать свои собственные подлинные переживания. Подобно жертвам стокгольмского синдрома нас поощряют развивать психологические характеристики, удовлетворяющие систему. Эти характеристики включают: зависимость и отсутствие инициативы; неспособность действовать, принимать решение, думать; стратегии выживания, в том числе отрицание, внимательность к потребностям и желаниям системы; выражение одобрения системе в целом. Нас наставляют испытывать симпатию к системе и в то же время опасаться каждого, кто бросает ей вызов. Но более всего мы выдрессированы испытывать безграничную благодарность системе за то, что она оставляет нас в живых. Мы видим лишь положительную сторону системы, но не её акты жестокости. Отрицание террора и ужаса, а также восприятие системы как всесильной держат нас психологически привязанными к контрольной системе Матрицы. Сильный страх не позволяет нам видеть имеющиеся возможности. В результате развивается психологический стресс. Подобные индивидуумы могут с лёгкостью себе представить, что пришельцы приземляются на газон Белого дома с одной лишь целью «спасти человечество».

Когда это материалистическое мышление применяется к нашей реальности, представления о других реальностях сводятся к так называемым мемам. Мем — это самораспространяющаяся идея, единица культурной имитации, которая подобно биологическому или компьютерному вирусу способна эффективно программировать свою ретрансмиссию. Мем распространяется посредством побуждения своего «носителя» создавать новые представления о старых идеях, тем самым привлекая его на свою сторону. Именно так, с помощью специфической комбинации физических и психических факторов, создаются новые представления и убеждения, которые затем распространяются как заразная болезнь — когнитивные вирусы.

«Эксперты» говорят нам, что концепции вторжения пришельцев — это всего лишь мемы, или метафоры, для проникновения сил, которые мы воспринимаем как находящиеся вне нас. Они внушают нам, что подобные идеи — это патологическая зараза, загрязняющая нашу сознательную и подсознательную жизнь в том же порядке, в каком компьютерные вирусы заражают операционные системы. Они утверждают, что подобный «вирус» способен разрушить порядок и оставить после себя лишь фрагментацию и дезинтеграцию. Некоторые из них даже утверждают, что сама идея о пришельцах напоминает фильм Чужой, в котором некое существо вынашивается внутри человека, чтобы в один ужасный момент «вылупиться» в потоках крови. Таким образом нас убеждают в том, что это представление «пожирает нас изнутри».

Ничего себе! Вот это действительно яркий образ!

Один человек из десяти утверждает, что как минимум один раз в своей жизни наблюдал НЛО. Согласно одному недавнему опросу, около 90% опрошенных верят в то, что наша планета уже посещалась пришельцами. Однако самое странное состоит в том, что подобные статистические данные побуждают обычных интеллигентных людей скорее верить в то, что это всего лишь «психосоциальный феномен огромного масштаба», вместо того, чтобы принимать во внимание более широкую «реальность» феномена НЛО/пришельцев. Не напоминает ли это вам стокгольмский синдром? Я знаю, о чём говорю, так как я сама применяла этот подход.

В течение 10 лет я изучала психические и психологические феномены. В конечном итоге я пришла к твёрдому убеждению, что ключ ко всему этому лежит в понимании природы сознания, в восприятии, убеждениях, воспоминаниях, снах, воспоминаниях о снах, воображении и его философском аналоге. Для меня источником всего этого было не что иное, как наш бесконечно творческий разум. Я была убеждена в том, что убеждения создают нашу реальность. Мы не способны видеть то, во что мы не верим.

В начале 1994 года, когда я проводила мои исследования, после очередной серии странных событий, хронику которых я детально описала в моей автобиографии Amazing Grace, у меня состоялся разговор с Фрэнком, который меня сильно расстроил. Фрэнк составил список странных, синхронистических и порой даже сверхъестественных событий, которые привели меня к моей тогдашней ситуации. Он цитировал пункт за пунктом события моей жизни, вплоть до последних нескольких лет, когда странность событий, в том числе невероятные синхронистичности, увеличилась настолько, что мне казалось, что я живу в дурдоме, где нормальной реальности больше не существует. Увидеть все эти события моей жизни, собранные воедино в сжатой форме, было для меня как гром среди ясного неба. Одно дело, когда эти события происходят последовательно на протяжении определённого периода времени и более или менее независимо друг от друга, когда их можно «замять» и забыть до следующего инцидента, и совсем другое — взглянуть на них в общем контексте. Я должна признать, что у меня определённо складывалось впечатление о влиянии определённых сил на жизнь людей — и в особенности на мою жизнь, — которые, как правило, не учитываются в наших традиционных представлениях о Вселенной. Перед лицом доказательств, которые были прочтены мне Фрэнком подобно свидетельским показаниям в зале суда, я чувствовала, как доселе прочный фундамент моей системы отсчёта медленно начал рушиться под моими ногами. С каждым прочтённым им пунктом, я чувствовала, как очередная волна окатывала мой построенный из песка фундамент. Мне казалось, что я погружаюсь в трясину полного безумия.

Что делать с жизнью, практически вышедшей из-под контроля по причине всех этих необычных происшествий, которые вы не желали испытать и которым вы никоим образом не способствовали?

Как подчеркнул Фрэнк, как только я прикоснулась к знанию о феномене пришельцев, ко мне пришёл первый человек с историей «похищения» — и это при том, что я определённо была «скептиком». Неужели я сама сомневалась в том, что это стечение обстоятельств было довольно необычным? Разве НЛО не сопровождал мой первый гипнотический сеанс, который я проводила с «похищенной» женщиной? Неужели я сама сомневалась в том, что это был необычный феномен? Ведь не каждый, кто, возможно, был похищен и сейчас находится в состоянии гипноза, вызывает такой интерес у НЛО. Вопрос, конечно, заключался в том, кто на самом деле вызвал интерес у обитателей «мира НЛО»: похищенный или терапевт, проводивший гипноз?

Мне не нравилось направление, которое принял наш разговор.

Затем Фрэнк указал на очевидную (для него) связь между моим ухудшающимся физическим состоянием и моим первым опытом встречи с НЛО. Когда я запротестовала, сказав, что между этим нет никакой связи, он напомнил мне, как после этого «контакта» страдала моя собака, и что она умерла вскоре после него. Также он отметил, что мои симптомы максимально ухудшались как раз в то время суток, когда я впервые увидела НЛО над моим домом. Он спросил меня, как я могла бы объяснить эту маленькую деталь.

На этот вопрос у меня не было ответа. Мне хватало того, что он вообще заговорил на эту тему. Пока это оставалось невысказанным, я могла продолжать игнорировать это.

Он продолжал настаивать (я описала это подробно в моей книге Amazing Grace): «Как насчёт «лица в окне»? Как насчёт моего похищения в детстве незнакомцем, который таинственным образом был связан с ВМФ? Как насчёт того света снаружи, который я видела, когда была в интернате? Как насчёт того инцидента, когда я проснулась развёрнутой на 180 градусов? Как насчёт моих гинекологических проблем, от которых я страдала?» Он продолжал в том же духе. Каждая новая деталь, которую вспоминал Фрэнк, удручала меня всё больше и больше.

Теория Фрэнка заключалась в том, что вся эта недавняя драма — серия событий, охватившая несколько стран и десятки свидетелей, большинство из которых я даже не знала, — была «инсценирована», чтобы привлечь моё внимание. Более того, даже моя первая встреча с Фрэнком была якобы «предопределённым» событием (это также описано в Amazing Grace).

Мне не нравилось то, что он говорил. Подобно инцидентам с мокрой ночной сорочкой и странными огнями я действительно пыталась игнорировать и другие аномалии в моей жизни, и мне не нравилось, как Фрэнк связывал все эти события между собой. Прежде всего, я прочитала и увидела более чем достаточно и работала со слишком многими проблемными людьми, чтобы недооценить опасность, исходящую от эгоизма, и подсознательные тенденции к искажению. Когда кто-то начинает думать о своей «исключительности», о том, что сам Бог «говорит» с ними, это верный признак самообмана и «магического мышления».

Тем не менее, я читала о многих необычные событиях, напоминавших то, что я пережила сама, и приписывавшиеся «пришельцам» — именно в этом заключалась моя проблема. Если это были не пришельцы, то кто тогда? Если это были так называемые «пришельцы», означает ли это, что они действительно гости из глубокого космоса? Или же эти мнимые пришельцы являются всего лишь артефактами сознания — индуцированными восприятиями — жертв неких масштабных экспериментов правительства по контролю разума? Но самый ужасающий вопрос состоит в том, были ли пришельцы теми, кто на протяжении всей нашей истории были известны как «демоны»?

Разумеется, в моей голове возникли и другие аспекты этой логики: с какой стати нечто или некто стал бы брать на себя такой труд для «постановки» всех этих аномальных событий с одной лишь целью привлечь моё внимание, если я не должна была ничего предпринимать против этого? Если они и ожидали от меня активных действий, то определённо выбрали не того человека, так как в то время было довольно очевидно, что мне — по причине моих проблем со здоровьем — оставалось не долго жить.

Размышления об «этой истории с НЛО» оказывали на меня и другой эффект: мне было жалко тех лет, которые я провела в изучении этой темы и поиске ответов лишь чтобы выбросить всё это в мусорное ведро — из-за одной ночи с этим дурацким чёрным бумерангом.

«Почему я?»

«Это то, что ты должна выяснить», — сказал Фрэнк.

То, что я разузнала было не особо приятным. Благодаря моему опыту работы гипнотерапевтом я могла распознать «подпись» злонамеренных существ, вмешивавшихся в мою жизнь, чтобы либо уничтожить меня, либо отвлечь от чего-либо важного. Если эти существа действительно были способны вмешиваться со злым умыслом в мою жизнь — даже тогда, когда я активно старалась мыслить позитивно и заниматься медитацией, что по идее должно было иметь защитный эффект, —то о какой защите вообще может идти речь? Неужели мы — человеческая раса — беззащитны против этих существ?

Мне вновь вспомнились слова Гурджиева. Были метафизические и религиозные системы верований бессмысленной чепухой, распространявшейся Злым магом с целью убедить людей в том, что они — Львы, состоявшиеся люди, Орлы или Маги, а не спящие овцы?

В каком дурдоме я оказалась? Был ли источником его существования тот факт, что я это узрела? Делало ли меня то, что я увидела в этом зло, более уязвимой перед атаками? Конечно же нет: доказательств присутствия зла было предостаточно и в жизни других людей, хотя они их и отрицали. Я ясно видела «механистическую», или «случайную», природу Вселенной, о которой говорил Гурджиев. Я осознала, что наш запрограммированный отказ видеть реальность — наша невежественность, — был основной дверью, через которую Зло входило в наши жизни.

Возможно ли было освободиться от этого, как предлагал Гурджиев? Пробудиться? Увидеть диапроектор за слайд-шоу нашей жизни? И, что ещё важнее, — узнать, кто управляет этим диапроектором и с каким целями?

В течение многих дней я боролась с этими мыслями и эмоциями. Я в полном смысле слова проходила через тёмную долину смерти. Я основательно убедила себя в том, что НЛО и пришельцы не могут существовать. На самом деле, даже после гипнотического сеанса с Патрицией, сопровождавшегося появлением НЛО, я заявила, что «болезнь милленитов» продолжает своё распространение. Увидев собственными глазами эту штуку в небе, я обозначила её пролетавшим стадом гусей; аналогичным образом я рационализировала событие, когда одной ночью я проснулась в моей постели развёрнутой на 180 градусов в мокрой ночной сорочке с прилипшими к ней семенами травы.

После каждого отдельного происшествия, включая ту ночь в интернате, когда я увидела странное свечение в снегу, следовал период затяжных болезней. Возможно были и другие инциденты, предшествовавшие моим соматическим расстройствам, однако я определённо не помню о них. Тем не менее, теперь я знаю из прочитанного материала, что много людей могут не иметь об этом вообще никаких воспоминаний.

После того, как я на протяжении нескольких месяцев читала почти по 15 часов в день всё, что я могла найти на эту тему, я начала понимать, что своего рода «присутствие пришельцев» на нашей планете имеет под собой реальную основу, и что все лгут об этом. Я была ошарашена.

Если перед нашими глазами действительно происходит психодуховное или буквально физическое вторжение, которое отражается в символической системе нашей жизни и опыта, и мы взаимодействуем с этой «системой контроля» на некоем глубоком уровне, то какие есть у нас средства защиты?

Если мы хорошо подумаем над этим, то у нас сложится такое впечатление, что эти существа — кем бы они ни были — могут грабить нашу планету, нашу жизнь, а также наш разум, когда им только пожелается. Но я также наблюдала, что они берут на себя огромный труд по сокрытию своей активности, а тех, кто догадывается о происходящем, они направляют по ложному пути с помощью распространения сотен сумасшедших историй о других «расах» и группах полумифических «хороших и плохих парней».

После того, как я провела некоторое время в попытках доказать, что гипотеза о пришельцах является по сути психической заразой, мемом, «болезнью милленитов», и потерпела в этом неудачу, я пришла к пониманию, что феномен психического заражения был важной частью этого процесса, но способом, совершенно противоположным тому, что предполагали «эксперты». Я заметила, что «мемы» действительно присутствовали в большом количестве, но с одной лишь целью сокрытия этого феномена. Этот процесс протекает, по всей видимости, следующим образом: ложные идеи о том, что происходит на самом деле, распространяются несколькими немногими «авторитетными источниками», такими как авторы популярных книг об НЛО, о похищениях пришельцами и так далее, с целью создания «установок», контроля восприятия и «новых интерпретаций» личного опыта путём вживления идей о себе и о природе своего собственного опыта, который вследствие своего гипермерного характера допускает разные толкования. Одним словом, «мемы» составляют сущность общественного стокгольмского синдрома!

Вопреки многим утверждениям о том, что этот феномен испытывают лишь те, кто «верит» в него, факт состоит в том, что те, кто сообщал о наиболее интенсивном вмешательстве в свою жизнь, как правило, вообще никогда не «верили» в этот феномен и, встретившись лицом к лицу с травматическим характером своих переживаний, не хотели даже рассматривать возможность того, что он может быть реальным.

Те люди, которые, как выразился Хайнек, «уже давно занимались этой темой или были мотивированы терзающим любопытством работать в этой области непосредственно с исходными данными, осознали, что сигнал действительно имел место», начинают видеть мир таким, какой он есть, и бросают вызов мемам, создающимся обществом как форма биосемиотического способа ведения войны. Разумеется, это особая категория «мемов», которые распространяются с целью «ослабить» тех, кто верит в реальность феномена НЛО, точно также как они использовались ранее против всех тех, кто был способен воспринимать более тонкие реальности, включая великих святых и всякого рода мистиков.

В подобных случаях религиозные эмоции принимались за проявления половой жизни; обращение в религию считалось «кризисом переходного возраста»; преданность была всего лишь вышедшим из-под контроля родительским инстинктом самопожертвования; поиск смысла бытия был ничем иным, как истерической жаждой более материальных объектов привязанности и так далее. Всё это было частью тактики дискредитирования состояний сознания, вызывающих нелинейные изменения в психическом ландшафте человека. Св. Павел имел всего лишь приступ эпилепсии по дороге в Дамаск, Святая Тереза была истеричкой, Джордж Фокс имел проблемы с кишечником, а Карлайл страдал от язвы желудка. Те, кто всему ищет материалистическое объяснение, найдут всякого рода расстроенные эндокринные функции, и вуаля! В результате все духовные истины успешно устраняются, и им на смену приходит безраздельное господство скептицизма и слепого часовщика!

Проблема с этими редукционистскими объяснениями заключается в следующем: даже если это и правда, что Святой Павел имел всего лишь эпилепсию — «материалистический аспект» его видения на пути в Дамаск, то отрицает ли это духовную важность этого события? Ведь по существу каждое «духовное состояние» — позитивное или негативное, — возможно находит своё выражение в физиологии.

Если уж на то пошло, то ярый скептик обладает большим скептицизмом лишь потому, что имеет заболевание печени, так же как некто обращается в христианство лишь потому, что его язва желудка заставляет его искать облегчение. Точно также, как и Злой маг может иметь проблемы с кишечником, а психические вампиры — вставные зубы. Одним словом, упоение и пустословие в равной мере могут отражаться в телесных симптомах. И если это принимается за модель аутентичности, то никакие наши идеи, мысли, чувства, научные доктрины, убеждения или отрицания вообще не имеют ценности. Если некто пытается с помощью этой теории оценивать нашу реальность, то мы должны предположить, что все идеи происходят из телесного состояния их автора. То есть: что соус для гуся, то соус и для гусака.

По мере того, как я продолжала моё изучение стандартных религий, а также всевозможных учений Нью Эйдж, я видела, как эти системы использовались как средство распространения мемов. Я видела людей, которые, не имея исчерпывающих знаний об исторической метафизике, вводились в заблуждение верой в «пользу» похищений пришельцами. В подобных учениях мы неоднократно видели описания «света» или сопутствующих феноменов. Это приводит к тому, что очевидцы этих феноменов воспринимают их «положительно». Гурджиев был прав: человечество действительно находится в спячке, обусловленной отсутствием функционирующего «датчика ахинеи».

Многие люди, сообщавшие о «похищениях», — когда удавалось должным образом преодолеть поверхностную или защитную память — вспоминали о событиях, последствия которых были настолько пугающими, что к их первому толкованию необходимо относиться с осторожностью. Страх, вызванный этим опытом, вполне реален. Несмотря на это, этим существам как-то удалось убедить свои жертвы в том, что всё это происходит «на благо планеты» или для «улучшения человеческой расы». Даже уважаемый доктор медицины Джон Э. Мэкк (профессор психиатрии в Гарварде), кажется, перенял подобную точку зрения. Он пишет в своей книге Abduction: Human Encounters with Aliens:

Мысль о том, что мужчины, женщины и дети могут быть похищены против своей воли из своих домов, автомобилей и школьных дворов странными гуманоидными существами, подняты на космический корабль и подвергнуты навязчивым и угрожающим процедурам, настолько ужасающая и в то же время ошеломляющая для нашего понимания того, что возможно в нашей Вселенной, что действительность этого явления по большей части сразу отвергается либо причудливо искажается в многочисленных сообщениях СМИ. … Моя собственная работа с похищенными поразила меня масштабом личностного роста, сопутствовавшего этим травмирующим событиям… особенно, когда эти люди получали адекватную помощь в исследовании их истории похищения… Давайте предположим, что [Космический Разум]… не безразличен к судьбе Земли касательно её форм жизни и трансцендентной красоты нашего мира как одного из его лучших, или наиболее передовых, творений. Давайте вообразим, что дисбаланс, вызванный ростом некоторых человеческих способностей… был распознан… как основная проблема. Что могло бы быть сделано для его коррекции? Можно представить себе два естественных решения этой проблемы: генетическое и экологическое. Возможно ли, что посредством обширной программы по гибридизации, затронувшей несметное число людей, и одновременного вторжения в наше сознание с трансформирующими изображениями нашего самоуничтожения предпринимается усилие взять нашу планету под своего рода внешнее управление?

Эта точка зрения глубоко укоренилась в эмоциональных убеждениях, отчаянно цепляющихся за любую идею о том, что существа, более могущественные, чем мы, автоматически должны быть «доброжелательными». Но если это не так, то что же нам тогда делать? Что уже было сделано?

Пробираясь сквозь дебри доступных материалов, я читала большое количество противоречивых сообщений, якобы принадлежавших служащим военной разведки, физикам, нанятым для работы над секретными проектами, и другим, утверждавшим, что обладают конфиденциальной информацией о масштабном заговоре, проводившимся правительством. Некоторые из этих разоблачений совпадают с сообщениями других людей, утверждающих, что помнят — либо сознательно, либо под гипнозом — о сценах беспрецедентного ужаса и злоупотребления со стороны так называемых пришельцев. Этот факт, как правило, принимается в качестве дополнительного подтверждения этой точки зрения. Но мы должны задаться следующим вопросом: по какой причине люди, участвовавшие в заговоре, стали бы нарушать молчание? Возможно ли, что подобные индивидуумы, проникнув глубоко за покров секретности, стали ужаснувшимися свидетелями, и их совесть теперь обязывает их говорить? Или же те люди у власти поначалу держали свои планы в тайне, лишь чтобы позднее обнаружить, что они разбудили спящего тигра, от которого они не могут спастись? Возможно ли, что они начали посылать своих «агентов» с целью «разглашения» обрывков правды, так как вероятность вынужденного разоблачения становится всё более реальной? Или же эти индивидуумы, возможно, являются частью обширного эксперимента по контролю над сознанием, предназначенного быть своего рода ужасной, сводящей с ума драмой, в которой правительство, с одной стороны, тайно способствует распространению веры в пришельцев, а с другой — официально отрицает её?

Книга Clear Intent Лоренса Фосетта и Барри Дж. Гринвуда предоставляет внушительные, ошеломляющие и неопровержимые доказательства, основанные на официальных правительственных документах, в пользу того, что наши высшие общественные чиновники и элита наших ведомств безопасности и разведки преднамеренно и непрерывно лгали налогоплательщикам о пришельцах в течение последних 50 лет. Это сырые данные, поэтому любые выводы должны делаться здесь с большой осторожностью.

В процессе моих изысканий я начала понимать, что множество людей, утверждающих, что имели всевозможный «медиумный» опыт (пророческие «сны» или видения, ченнелинг «космических братьев»), то есть утверждающих, что они имели контакт с другими существами, цель которых здесь — «помочь» нам или «спасти нас» (если мы только позволим им это сделать), являются, возможно, жертвами совсем других процессов. Тем не менее, эти истории продолжают распространяться, увеличивая масштаб неразберихи.

В конечном счёте складывается такое впечатление, что представление о том, что негативные силы не существуют (а если и существуют, то нет никаких причин беспокоиться об этом), — это величайший обман всех времён. Нам постоянно твердят, что если мы просто будем думать позитивно или регулярно медитировать, или «позволим себя спасти», или часто повторять позитивные мантры, то ничто гнусное не сможет войти в нашу реальность. Однако фактически всё это выглядит иначе. Как говорит Валле: «Мы находимся в системе, которая существует вне времени и пространства… Что мы видим в действительности, это не вторжение пришельцев. Это система контроля, воздействующая на людей и использующая их.» Здесь мы имеем дело не с какой-то материальной земной технологией! Эти существа проходят через стены, вынимают людей из их тел и контролируют их разум — это те способности, которые мы в прошлом приписывали ангелам, демонам и вампирам. В ещё более давнем прошлом мы называли их «богами». Сегодня мы имеем дело с теми же созданиями — только теперь мы называем их пришельцами. Весьма вероятно, что речь шла о «пришельцах» с самого начала! И они, возможно, снова хотят быть «богами».

Благодаря моей практике высвобождения духов, одну вещь я знаю наверняка: зло проникает в нашу жизнь под маской добродетели и правды. Эта проблема была дополнительно усугублена всеобщим принятием учений Нью Эйдж, согласно которым «зло» просто не существует, если только конкретный индивидуум не создаст его в своей действительности. Зло следует линии разложения нашей духовности посредством эрозии наших знаний. Что может лучше защищать зло, чем отрицание его существования?

Представители движения Нью Эйдж говорят, что мы «придаём злу энергии», когда мы уделяем ему наше внимание. Однако это верно лишь тогда, когда мы делаем это с целью участия в его деятельности. Но для того, чтобы знать, как придавать злу меньше энергии, нам абсолютно необходимо всестороннее понимание этих сил.

Перед моими глазами представало удивительное и гротескное зрелище, когда я размышляла о том, что человечество как единое целое используется и умело вводиться в заблуждение уже на протяжении многих тысячелетий. Я осознала, что тема НЛО и пришельцев по сути не представляет собой ничего нового. Дошедшие до нас исторические хроники, описывающие эти феномены, простираются на тысячи лет в прошлое. Это наводит на мысль о том, что террор и неразбериха — это именно то, что они хотят создать. Если эти существа могут заполучить всё, что им ни пожелается, просто направившись в нужное место и взяв, что им нужно, то с какой стати они стали бы прилагать такие усилия для создания террора и неразберихи на нашей планете? Почему они берут на себя такой труд убеждать нас принять их полный контроль, если они в любое время могут взять всё, что им нужно? Очевидно, что они не стали бы прилагать такие усилия, чтобы вселять в нас страх и пытаться проникнуть через «чёрный ход», если бы они могли сделать это напрямую. У нас есть что-то, что они хотят заполучить. У нас есть некая сила, и они не желают, чтобы мы её обнаружили.

Стоять лицом к лицу с «закономерностью активности», проявлявшейся в событиях моей жизни, обусловленных такой скрытой реальностью, было чрезвычайно дурманящим разум и терзающим душу процессом. Это действовало как конфликт между моей внутренней целостностью, умственной проницательностью и всей моей эмоциональной верой в доброго и любящего бога. Хотя это был процесс обучения, мне не нравилось то, что я узнавала. Как я уже упоминала, среди всех людей, которые никогда не хотели ничего слышать о НЛО и пришельцах, я заслужила место в их первых рядах. Тем не менее, я столкнулась с этим феноменом.

Представление о том, что некие злохитростные существа, недоступные нашему восприятию, могут контролировать наш мир и самовольно преследовать нас, потрясло меня до глубины души. Я начала видеть возможность существования взаимопроникающей реальности, обладавшей в той или иной степени физической плотностью и взаимодействовавшей с людьми так, как мы взаимодействуем с дикими животными в лесу: охотники и добыча.

Пересматривая мою жизнь в определённой перспективе, я вижу проявления своего рода создателя закономерностей пережитых мною событий, и это не был бог, каким я его себе представляла. Да, я могла видеть как позитивные, так и негативные действия; динамическое взаимодействие сил, оказывавших непосредственное влияние на моё мышление, мои поиски и мой рост. Тем не менее, я не могла сказать, что именно это было, и каким образом оно функционировало. Это напоминало игру теней, в которой тени создавались конусными пучками света, падавшими на некие объекты — объекты, не имевшие в конечном итоге никакого сходства с формой тени. Например, сжатый кулак мог быть легко истолкован как птица или как собака, или же, будучи разжатым, — как рука. Но что видела я? Более того, почему у меня складывалось такое впечатление, что научиться видеть это было для меня своего рода испытанием? Почему я? Я билась над этим вопросом, пока не иссякли мои душевные силы.

В течение первых месяцев 1994 года мы продолжили наши еженедельные сеансы. Мы продолжили наши «лотерейные эксперименты», а также регулярно «тестировали» различные бестелесные сущности, задавая им вопросы о погоде, политике, новостях, прося дать прогнозы о том или ином человеке и задавая прочие назойливые вопросы, просто чтобы узнать, что они на это ответят.

Смысл состоял в создании «петли обратной связи», которая позволила бы нам по крайней мере получить доступ к глубоким уровням сознания или в лучшем случае «настроить» наш биокосмический приёмник. Большинство нерегулярных участников сеансов не имели ни терпения, ни мотивации участвовать в мероприятии, не обещавшим незамедлительное вознаграждение или выигрышные лотерейные номера. Они хотели лишь «включить, настроить и немедленно начать ченнелинг»! Прилагать дополнительные усилия было для них чересчур!

Тем не менее, одна участница — Кэнди — регулярно посещала сеансы на протяжении почти полугода. Я познакомилась с ней после очередной серии событий высокой странности. Узнав, что я практикую гипноз, она немедленно захотела, чтобы я провела с ней сеанс, так как она была убеждена в том, что её похищали пришельцы. После моего опыта работы с Патрицией я больше не боялась вновь погружаться в эту тему. Тот факт, что я была опытным гипнотерапевтом, владела эффективными методами и имела интересные идеи, вовсе не означал, что я была способна отделять зёрна от плевел при рассмотрении темы похищений пришельцами. Все прочитанные мною книги также не смогли обучить меня этому, ведь мне были необходимы практические навыки.

Будучи временами наивной дурочкой, я думала, что это всего лишь вопрос нескольких телефонных звонков с целью найти кого-либо, кто мог бы меня этому обучить. Мне представлялось логическим сначала обзвонить местных психологов и психиатров и спросить, могут ли они мне помочь. Я так и поступила. Это оказалось не самой хорошей идеей. Никто в нашем глухом районе не желал даже рассматривать подобную идею, не говоря уже о том, чтобы прикасаться к ней!

Хорошо. Я обзвонила нескольких представителей MUFON. Мне дали несколько имён психологов, работавших в удалённых городах, что мне не особо помогло. Также было несколько социальных работников, специализировавшихся в «консультировании», и даже несколько человек с учёными степенями докторов философии и теологии, предлагавших свои услуги в обмен на приличный гонорар. Неужели все представители «серьёзных» областей науки полагали, что этот феномен не стоит исследовать? Даже если этот феномен был фиктивным, как насчёт всех тех людей, утверждавших, что они имели подобный опыт? Разве они не были человеческими существами, достойными помощи?

По мере того, как я продолжала делать звонки по поручению Кэнди, чудовищность этой проблемы становилась всё более ошеломляющей. Я видела, как тысячи и тысячи людей выходили вперёд и рассказывали о своих контактах с пришельцами из других миров. После всего, что я прочитала на тему истории и социальных феноменов, я могу сказать, что никогда прежде не встречала ничего подобного. Но несмотря на это остальные люди, включая профессиональных работников, предназначение которых состоит в предоставлении помощи и поддержки, реагировали на это с насмешкой и сарказмом.

Рассмотрев ещё раз опубликованные свидетельства потерпевших, мне бросилось в глаза, что типичную жертву, полную отчаяния, сильно тревожил факт «потери времени» и смутное воспоминание о времени, проведённом в заточении. Переживший это человек становится чрезвычайно раздражительным и страдает от потери концентрации и кратковременной памяти. Типичный «похищенный» обычно очень чувствителен к громким звукам, утверждает, что слышит и видит нечто, что другие не воспринимают. Он также способен «чувствовать» нечто в других людях, причём он не способен объяснить или выразить количественно, что конкретно он чувствует. Одним словом, они проявляют признаки настоящей травмы.

Один из тревожащих аспектов этого феномена состоит в том, что он часто оставляет после себя физические следы — царапины, колотые раны, кровоподтёки — и даже места на теле с отсутствующей кожей, обычно имеющие идеально круглую форму, как будто они были удалены формочкой для печенья.

Кэнди несомненно переживала травму. Её отчаяние найти ответ на причины событий в её жизни почти довело её до истерики. Она чувствовала, что её муж и друзья оставили её в беде в этом деле, так как для них эта ситуация — в сравнении с другими, более обыденными вещами — была слишком странной. Кэнди переживала сильный страх и боязнь быть в одиночестве, пусть даже ненадолго.

Независимо от различных объяснений опыта, пережитого этими людьми, их нужно воспринимать всерьёз. Они нуждаются в подтверждении и прежде всего — в поддержке.

В случае с Кэнди я рассматривала три варианта.

  1. Она умышленно обманывала меня, а её похищения были выдумкой.
  2. Она действительно была похищена неизвестными людьми или существами.
  3. Никакого похищения не было, но она верила в то, что оно действительно произошло.

Я вскоре отбросила первый вариант. Маловероятно, что она выдумала эту историю с целью снискать известность. Большинство людей стыдились того, что с ними произошло, и они уж наверняка не захотели бы, чтобы кто-то об этом узнал. Тот факт, что они отчаянно искали помощи, преодолевая свой огромный страх, говорит о том, насколько они были травмированы.

Вопрос о вменяемости людей, утверждающих, что они были похищены, также быстро разрешился. Если миллионы людей верят в то, что 2000 лет назад некто умер на кресте и три дня спустя воскрес из мёртвых, и при этом никто не считает их умалишёнными, то те, кто рассказывает о своих похищениях, имея более непосредственный опыт и доказательства, без сомнения также находятся в здравом уме.

Тем не менее, я поняла, что каждый конкретный случай необходимо рассматривать в отдельности. С самого начала строить какие-либо предположения в подобных ситуациях здесь просто неуместно с этической точки зрения. Начать исследовать подобный случай означало, что воспоминания Кэнди — сознательные или бессознательные — это единственное, с чем я могла работать. Следовательно, было необходимо учесть её биографию. С Кэнди я намеревалась работать намного более тщательно, чем с Патрицией.

Кэнди было около 35 лет, она была замужем за врачом, владела магазином модной одежды и была матерью двух дочерей. Она родилась и выросла в очень религиозной семье. Испытывая проблемы с различными религиозными ограничениями, она довольно рано покинула родительский дом и переселилась к своему брату, работавшему дизайнером в магазине одежды. Она также начала работать в этом бизнесе и в конечном итоге вышла замуж за владельца фирмы. Её муж вскоре умер и оставил ей маленького ребёнка и большое наследство.

Красивая молодая вдова с ребёнком и большой суммой денег недолго останется без внимания на брачном рынке. Со своим новым мужем, врачом по профессии (вылитый портрет «Дадли Справедливого» из одноимённого фильма), она переселилась во Флориду, где они завели второго ребёнка. Она хотела избавиться от печальных воспоминаний о потере своего первого мужа и начать новую жизнь. Свой бутик она оставила на попечение своему брату, продолжавшему вести бизнес от её имени.

После того, как её младший ребёнок пошёл в школу, ей стало скучно. Она начала работать у другого врача в том же здании, где работал её муж. Она заняла управленческую должность и с лёгкостью справлялась со своей работой. Она была интеллигентной, обворожительной и привлекательной.

В то же время Кэнди начала посещать метафизическую/спиритуалистическую церковь, вероятно, скорее из любопытства, чем по какой-либо другой причине. Вскоре она уже была глубоко вовлечена в спиритуалистические убеждения и практики. В этот момент начали происходить странные вещи, хотя она утверждала, что странные вещи происходили с ней на протяжении всей её жизни, и она научилась лишь тому, как игнорировать большую их часть. Имея похожий опыт, я, конечно же, могла понять её!

Поначалу она снова и снова наталкивалась на незнакомого мужчину в здании, где она работала. Он работал в другой врачебной приёмной в том же здании, поэтому она встречала его лишь в лифте, на парковке и в местных кафе. Каждый раз, когда она его видела, она замечала странную искру притягательности между ними. Вскоре они уже обменивались небольшими любезностями.

Одним вечером, когда её муж был в командировке, Кэнди со своей подружкой и коллегой по работе, пошли в бар. Тот незнакомец, на которого она продолжала натыкаться, случайно появился в том же баре и, увидев её, остановился у её стола. Они предложили ему присесть и вскоре уже обсуждали метафизические темы. Кэнди сказала, что не может вспомнить, как темы разговора сменяли друг друга. Тем не менее, их разговор очень быстро перешёл на тему глубоко укоренившихся убеждений. Между ними воцарилось полное взаимопонимание, и в этом было нечто «магическое». Мужчина сказал, что знает об одном расположенном неподалёку индейском кургане, который якобы был местом большой силы. Он предложил обеим дамам показать это место. Кэнди чувствовала себя в безопасности, так как её подружка была с ней, и она хотела увидеть этот курган. Вскоре они уже сидели в его машине на пути к этому месту. Когда они приехали, уже было довольно поздно и темно. Это была болотистая лесистая местность на берегу Мексиканского залива. Они вышли из машины и начали пробираться через мелколесье к кургану.

Оставив в стороне абсурдность этой картины — трое взрослых, одетые в деловую одежду, шагают ночью через топкие болота, можно задаться вопросом: что, во имя здравого смысла, могло бы заставить кого-то отправиться на такую прогулку?

Как бы то ни было, именно это они и сделали. Трое взрослых, находясь в полном рассудке, пробираются ночью через приливные болота на побережье Флориды. В какой-то момент Эдит отстала от других и заблудилась. Что-то вселяло в Кэнди страх, но впоследствии она не могла точно объяснить, что именно это было, сказав лишь, что она была в большом замешательстве. Она попросила своего спутника отвезти её домой. Они вместе разыскали Эдит, бродившую в кустах, вернулись к машине и поехали домой.

Единственная проблема заключалась в том, что, когда Кэнди вернулась домой, уже была полночь. Она «потеряла» больше двух часов.

Я тщательно прошлась с ней в хронологическом порядке по событиям той ночи. Она должна была вернуться домой не позднее 21:30; тем не менее, часы показывали несколько минут до полуночи, когда она оказалась дома. Она была удивлена тем, что её дети уже спали, а в доме было тихо и темно. Взглянув на часы, она почти впала в истерику из-за своего продолжительного отсутствия. Как это восприняли её дети?

Начиная с этого момента жизнь Кэнди начала разваливаться. Внезапно она стала настолько эмоциональной, что её настроение могло меняться каждую минуту. Она почти помешалась на этом мужчине, работавшим с ней в одном здании; в один момент она считала его своей «родственной душой», а в другой — правительственным шпионом. Это было неким образом связано с её убеждением в том, что правительство «следило» за ней. Она чувствовала, что должна была найти способ быть с ним вместе, так как правительство использовало его против неё, хотя в действительности они были созданы друг для друга. В другой момент она снова думала, что он следит за ней, и что ей лучше избегать его.

Сразу после этого события её муж попал в автомобильную аварию, находясь в машине с другой женщиной. Всё её предыдущие сомнения о расторжении брака исчезли, и их отношения быстро сошли на нет. В этот момент я впервые встретила Кэнди. Другими словами: сначала она совершила прогулку в болотах, практически в этот же момент в моей жизни началась череда синхронных событий, благодаря которым я познакомилась с Кэнди!

Кэнди, вероятно, знала из книг и других источников о сценариях похищения пришельцами. Она верила, что пережила своего рода контакт с «космическими братьями». Она была убеждена в том, что во время этого контакта ей было передано послание, и что это было очень важно помнить о необходимости передать его человечеству.

Попытка напрямую выудить у неё историю произошедшего напоминало удаление зубов. Она была настолько перегружена эмоциями, что было сложно получить от неё хоть какую-нибудь информацию без того, чтобы постоянно прерывать её, возвращаться к конкретной сцене и просить её о пошаговом описании произошедшего. Я не хотела делать поспешные выводы, потому что я всё ещё считала возможным, что её история может иметь другие объяснения. Опираясь на описанную Кэнди череду событий, я также считала возможным, что этот мужчина повёз её к кургану, исходя из более обыденных — хотя и достойных осуждения — мотивов, предварительно дав ей «наркотик для изнасилования».

Однако Кэнди твёрдо держалась убеждения о том, что этот мужчина, будучи правительственным шпионом, подверг её гипнозу, ведя за ней слежку, так как она была «выбрана» пришельцами для передачи послания [человечеству]. Почему или каким образом он, как правительственный агент, был связан с её похищением, было не совсем понятно и представлялось полной бессмыслицей. Кэнди знала об этом. Удручённо усмехнувшись, она признала, что это звучало безумно, и что она была в критическом положении. Она определённо нуждалась в помощи, и если бы мне не удалось найти грамотного специалиста, который мог бы ей помочь или проинструктировать меня о том, что делать, тогда нам пришлось бы самим решать эту проблему.

Я также считала важным выяснить, какой информацией Кэнди уже обладала о похищениях пришельцами. Хотя она и утверждала, что никогда не читала на эту тему, и что её знания об этом основывались на слухах и рассказах, я не была абсолютно в этом уверена. Если она уже читала об этом, то её, на мой взгляд, можно было считать «заражённым объектом исследования». В этом случае я могла бы помочь ей справиться с травмой, однако я никогда бы не стала рассматривать её утверждения, сделанные под гипнозом, как доказательство чему-либо. После нескольких недель безуспешного поиска квалифицированной помощи для Кэнди я, наконец, согласилась провести «зондирующий» сеанс гипноза.

Как я и ожидала, подсознание Кэнди изобиловало похищениями. Кэнди была настоящей «избранной» «дружелюбных» Серых пришельцев. Тем не менее, во время сеансов стали известны определённые детали, поразившие её. Процесс похищения определённо проходил не в такой дружеской манере, как она полагала. Вот выдержки из серии сеансов, проведённых за период в несколько месяцев.

В: Хорошо. Что сейчас с тобой происходит?

О: Я вижу яркий свет, я напугана… Я вижу пальцы, на кончиках которых находится что-то вроде присосок… Они как будто прикасаются к моему лицу…

В: Сколько индивидуумов находятся вокруг тебя?

О: О Боже, как это странно. (Вздох) Я вижу нечто наподобие динозавра. С короткими ручками… и его, хм… его кожа выглядит странно… она как будто, как будто… коричневатая, скользкая… у него по-настоящему странное лицо… как череп мертвеца, причём его передняя часть сильно выдаётся вперёд…

В: Как рыло животного?

О: Да.

В: Какой у него рост?

О: Хм…

В: Он выше тебя?

О: О да, он выглядит выше меня. Это просто странно.

В: Что странно?

О: Не знаю, это исчезло.

В: Куда это исчезло?

О: Я не знаю. Просто исчезло.

В: Что ты подразумеваешь под исчезло?

О: Я не знаю, это было что-то вроде образа, который затем просто растворился.

В: Сколько ещё существ находятся возле тебя?

О: Хм… они здесь повсюду и очень заняты.

В: И сколько их примерно?

О: Хм… пятеро или шестеро.

В: Как они выглядят? Они все выглядят одинаково?

О: Ох, они выглядят смешно… почти как, хм… они напоминают мне детёнышей динозавров… с тучным лицом, но с маленькими глазами… не такими большими глазами, как у них… а скорее с маленькими прищуренными глазами…

В: Какого цвета их глаза?

О: Хм… Я не знаю… когда я смотрю в их глаза, я вижу зелёный вращающийся круг.

В: Что сейчас происходит с тобой?

О: Хм. (Вздох) Мне тяжело дышать.

В: Ты ощущаешь какие-либо запахи?

О: Нет. Я вижу маленького… что-то вроде маленького золотистого скорпиона. Прямо у меня перед носом… перед моим лицом…

В: Что он делает?

О: Я не знаю. Он находится на кончике чего-то напоминающего пинцет.

В: И куда они помещают этого скорпиона?

О: (показывает признаки стресса) О, это странно… у меня такое ощущение, что они помещают его в мой рот… в заднюю часть… моей, хм, глотки…

В: Как они это делают?

О: Они просто помещают его туда.

В: И каким образом они это делают?

О: Хм, я вижу нечто вроде аппарата с прикреплённой к нему рукой. Почти как у зубного врача… Я не знаю…

В: Для чего это предназначено?

О: Я не знаю… мне в голову приходит телевидение.

В: Они сказали тебе, для чего это?

О: Нет, не сказали.

В: Они его уже поместили?

О: Хм… Они ещё работают над этим. Они двигают мою голову. Я слышу звон в моих ушах.

В: Что происходит далее?

О: Хм… мой затылок болит!

В: Почему он болит?

О: Я не знаю, у меня болит голова…

В: Где ты находишься сейчас?

О: Лежу на столе.

В: Что они делают с тобой?

О: Они протирают мои руки.

В: Они уже ввели этого скорпиона?

О: Угу.

В: Было больно?

О: Угу.

В: Да?

О: Я не знаю… это лишь… У меня разболелась голова.

В: Куда они его поместили?

О: Ну, знаешь, это как будто… они поместили его в мой затылок… через рот в мой затылок… а мои уши… Я слышу звон в ушах… они как будто закупорены… и я чувствую… Не знаю… подобно шо… шоковому воздействию или… Я не знаю…

В: Шоковое воздействие?

О: Стреляющая боль в голове.

В: Боль? Откуда?

О: Невралгическая боль… Я не знаю…

В: Хорошо. У тебя небольшая царапина над ухом… ты знаешь, откуда она?

О: Я не знаю, это как будто, хм… Я не знаю… Я вижу эту… Я вижу крошечную, хм… металлическую коробку… Я скажу лишь то, что вижу… Я не знаю…

В: Эта металлическая коробка имеет какое-то отношение к царапине над твоим ухом?

О: Да. Я чувствую, как будто меня кусает муравей, или что-то вроде того…

В: То есть тебя кусал муравей?

О: Хм. Когда я думала… Когда ты сказала, что должна вглядеться, хм, это выглядело почти как металлический муравей…

В: Хорошо.

О: С жалами.

В: Для чего она предназначена?

О: Кто? Муравей?

В: Да.

О: У него… Я вижу на нём иглу…

В: Длинную иглу, короткую иглу…

О: О, я вижу иглу… как будто она подсоединена к чему-то…

В: Для чего она предназначена?

О: Она входит внутрь и подсоединяется к чему-то… Я не знаю…

В: Это происходило в то же время, когда в твой затылок через глотку вставлялся скорпион?

О: Нет… (стресс)

В: Вернёмся назад к тому моменту, когда ты лежала на столе, сразу после того, как они поместили в твой затылок скорпиона… Ты сказала, что это было больно… Было больно, когда они его вставляли? Или лишь после этого?

О: После этого. У меня после этого разболелась голова… У меня были головные боли… […]

В: Хорошо. Сколько времени ты провела с этой группой?

О: Хм… Прямо перед собой я вижу лицо…

В: Как оно выглядит?

О: Хм…

В: Оно принадлежит одному из них?

О: Да… у него по-настоящему печальные глаза… оно не хочет, чтобы я что-то об этом рассказывала… […]

В: У них есть какие-то планы на будущее?

О: Я слышу, что-то говорит «да».

В: Ты знаешь на когда?

О: Нет.

В: Ты знаешь, каковы их намерения… что произойдёт? Ты сотрудничаешь с ними?

О: Хм… Я не знаю… Я плохо себя чувствую.

В: Что ты чувствуешь в данный момент?

О: Я не знаю… Меня тошнит.

В: Сделай глубокий вздох и тошнота пройдёт.

О: О, Боже! (Вздох)

В: Кэнди, я с тобой и присматриваю за тобой. Ты знаешь, что мы с тобой договорились о том, что хотим понять это на самом глубоком уровне. Эти существа работают с тобой с твоего согласия?

О: Хм… Нет.

В: Есть ли что-то, или видишь ли ты какую-то возможность самостоятельно остановить то, что они делают?

О: Хм… Я не знаю, что передо мной… туннель…

В: Что ты видишь? Туннель?

О: Туннель, наполненный чем-то вроде паутины. Я не знаю, что это… это… (длинная пауза, признаки стресса)

В: Туннель, наполненный паутиной?

О: Да… не особо приятное место… (признаки сильной тошноты и стресса) М-м…

В: Если бы этот туннель мог говорить, то что бы он сказал?

О: Ты не захочешь быть здесь.

В: Где «здесь»?

О: Это звучит почти как «туда, куда мы тебя отправим, если захотим».

В: Куда «туда»?

О: Скверные вещи.

В: Какие скверные вещи?

О: Ах… это странно… это как будто я вижу, как рак поглощает красную массу… причём у этого рака есть рот.

В: Если бы этот рак мог говорить, то что бы он сказал?

О: Они не разговаривают. (Признаки тошноты и стресса.)

В: Что это за красная масса?

О: Я не знаю… (рвотные движения)

В: Хорошо, сделай глубокий вдох…

О: Мне это не нравится…

В: Хорошо, сейчас я начну считать от пяти до одного, и на счёт пять ты перейдёшь на самый высокий уровень твоего сознания… в место, полное чистого света и знания. (Обратный отсчёт) Как ты себя чувствуешь сейчас?

О: В порядке.

В: Теперь ты видишь свет?

О: Угу.

В: Хорошо. Я хочу, чтобы ты слилась со светом и находящимся в нём знанием. Есть ли что-то, что ты могла бы сделать, чтобы положить конец этим событиям или защитить себя? Это знание находится там, и ты с лёгкостью можешь иметь доступ к нему.

О: (Долгая пауза) Это почти как будто я слышу голос, говорящий, что мы обладаем чем-то прекрасным, что они никогда не смогут заполучить.

В: Мы, люди?

О: Угу.

В: Это то, что они хотят заполучить?

О: Хм… Я не знаю… они как, я бы сказала, паразиты, или что-то вроде того. […]

В: Что происходит вокруг тебя?

О: Я как раз хотела тебе сказать, что я вижу… это несколько странно. Хм… Я вижу эти маленькие белые существа, они как дети… они бегают вокруг… несколько из них… хм… Я вижу эту женщину с серыми… хм… Я не знаю, могу ли я её видеть… (дискомфорт). Ты знаешь, это как будто я пытаюсь её видеть, но она каждый раз исчезает из моего поля зрения. Она там, но я не могу её видеть.

В: Сделай глубокий вдох. Я сосчитаю до трёх, и на счёт три исчезнут все блокировки твоих воспоминаний, все препятствия и искажения, и ты сможешь ясно увидеть абсолютно всё, что произошло с тобой, начиная с этой точки пространства-времени. (Отсчёт) Что ты видишь Взгляни на эту женщину. Как она выглядит?

О: Хм… Я нахожусь в другой комнате. Это круглая комната, имеющая что-то вроде стеклянного купола… хм… Я, о… я, кажется, вижу город. Странно…

В: Остановись на минуту… остановись и сделай глубокий вдох. Вернись. Вернись назад к женщине, которую ты не могла видеть. Я сосчитаю до трёх, и на счёт три она появится на проекционном экране, и ты сможешь ясно описать её. (Отсчёт)

О: Хм… ох… Я вижу эту женщину… у неё длинные жёсткие белые волосы.

В: Как насчёт её глаз?

О: Я расскажу тебе, что вижу. Когда я смотрю в глаза этого существа, они зелёного цвета… вращаются… по спирали… в один момент она выглядит уродливой, но затем я вижу красивое женское лицо… Я вижу её одним способом, но когда я вглядываюсь, я вижу что-то вроде тени над её лицом… она выглядит как красивая женщина, хотя когда я посмотрела на неё в первый раз, она была уродливой, но… вглядевшись ещё раз, я снова вижу красивую женщину.

В: Каково твоё ощущение об этой женщине?

О: Скажу лишь, что она полна ненависти.

В: Она говорит что-то тебе?

О: Нет. Она очень внимательно наблюдает за мной.

В: Как выглядит её тело?

О: Хм… по-настоящему худощавым и высоким… очень и очень худощавым, с тонкими руками и длинными пальцами.

В: Сколько у неё пальцев на руке?

О: Я бы сказала, четыре. Она очень-очень высокая и худощавая. Но у неё большая голова с жёсткими волосами.

В: Опиши её голову.

О: Она имеет треугольную форму с закруглёнными краями.

В: Её уши, они большие или маленькие?

О: Нет, я вижу маленькие обводы на боковой части её головы.

В: Как насчёт её рта?

О: Ряды зубов.

В: Как насчёт её носа?

О: Я вижу две маленькие формы, очень маленькие… два отверстия, просто отверстия.

В: Она говорит что-то тебе?

О: Нет. Хотя она смотрит на меня. Смотрит, как я прохожу мимо с этими, этими… по какой-то причине она испытывает неприязнь ко мне.

В: Хорошо, ты проходишь мимо, что происходит далее?

О: Мы садимся.

В: Кто мы?

О: Я сажусь. Возле меня я вижу маленькую женщину и мужчину. И прямо позади меня стоит эта женщина.

В: Какая женщина стоит позади тебя?

О: Женщина с, хм… женщина, которая мне не нравится. Она любит распоряжаться.

В: Она там главная?

О: Нет. Но она выполняет, не знаю… она выполняет определённую функцию, или что-то вроде того. Но, хм… Я не знаю, она просто неприятна.

В: Ты сидишь на скамейке и возле тебя эта женщина.

О: Да. Это отдельная личность. Человек.

В: Ты узнаёшь её?

О: Нет.

В: Ты узнаёшь этого мужчину?

О: Я плохо вижу его.

В: Что происходит, когда ты сидишь на скамейке? Почему ты сидишь на скамейке?

О: Они показывают нам большой экран.

В: Скажи мне, что ты видишь на экране.

О: (Вздох) Хм… Мы смотрим на Землю; они показывают нам различные места на Земле.

В: Что за места?

О: Я думаю, что это базы.

В: Базы?

О: Угу.

В: Что-то, что ты можешь опознать?

О: Нет. Лишь точки, они показывают нам по какой-то причине различные регионы планеты.

В: Зачем они показывают это?

О: (Вздох). Они подготавливают нас.

В: Подготавливают к чему?

О: К отправке на эти базы.

В: К отправке на эти базы?

О: Угу.

В: Рассказал ли кто-то тебе о деталях? О деталях касательно причины этого?

О: Они показывают нам.

В: Что ещё ты видишь на экране?

О: Хм… Это, это… это как будто они показывают нам это… о, это странно… (длинная пауза)

В: Опиши это.

О: Они показывают нам различные точки… они показывают их нам, и вся информация попадает в наши головы… вся информация о том, что здесь происходит…

В: Хорошо, и в чём заключается эта информация?

О: Хм… (вздох)

В: Расскажи нам, что приходит тебе в голову при просмотре этих изображений на экране.

О: Они тренируют нас для некой работы, или что-то вроде того. Они хотят, чтобы мы знали, как это делать.

В: Делать что?

О: Как исполнять определённые вещи.

В: Исполнять какие вещи?

О: Вещи, которые, хм… как работают вещи.

В: Какие вещи. Как работают какие вещи?

О: Как работают эти базы. Где они расположены. И они обучают нас тому, как там жить.

В: Эти базы расположены на Земле?

О: Угу.

В: Можешь назвать какие-нибудь конкретные базы?

О: Хм… В джунглях Амазонки, хм… на Северном полюсе… они повсюду.

В: Ты можешь сказать, как ты обращаешься к этому знанию, к этой информации, приходящей тебе в голову во время просмотра зрительных образов на этом экране.

О: (Вздох)… Я бы сказала, хм… продолжительный гипноз и удаление слоёв [маскирующих воспоминаний]…

В: Хорошо. Продолжай описывать то, что ты видишь на экране. Что ещё ты видишь?

О: Хм… я вижу лишь то, что мы сидим здесь, и это как будто, хм… передача мыслей, понимаешь? Это как будто символы и музыкальные ноты…

В: Ты видишь символы?

О: Угу.

В: И ты слышишь музыку? Или какие-то звуки?

О: Вообще-то, я вижу музыку.

В: Ты видишь музыку?

О: Угу.

В: Ты можешь запомнить некоторые из этих символов, чтобы начертить их после выхода из гипноза?

О: Я не знаю. Они проносятся очень быстро перед моими глазами.

В: Напоминают ли они тебе другие символы, которые ты когда-либо видела?

О: Угу.

В: Что они тебе напоминают?

О: Круги на полях?

В: Хорошо, что происходит далее?

О: Мы просто продолжаем учиться.

В: Ты можешь рассказать, чему вы учитесь?

О: Всему об этих базах. И тому, что мы должны будем сделать.

В: У тебя есть представление о том, когда вы будете это делать?

О: Хм… мне в голову по какой-то причине пришло 1998. Это важный период времени для чего-то… Обратный отсчёт начнётся в это время…

В: Хорошо, у тебя есть представление о том, почему вам будет необходимо обладать информацией об этих базах?

О: Ох… мы в беде…

В: Мы в беде?

О: Угу.

В: Что ты видишь, что ты слышишь, что ты знаешь?

О: Я не вижу, я чувствую… Я по-настоящему опечалена.

В: Почему ты так опечалена?

О: Я не знаю, я просто очень опечалена. (Начинает плакать).

В: Почему ты опечалена? Расскажи, что ты знаешь.

О: Это лишь… Я не знаю… столько разрушений…

В: Ты видишь разрушения. Какого рода разрушения?

О: Я не знаю. Кажется, войны, или что-то вроде того.

В: Войны? Или нечто иное?

О: (вздох, признаки стресса) Это как будто кто-то приближается.

В: Кто-то приближается? Кто?

О: Я не знаю. Это напоминает флотилию кораблей, или что-то вроде того.

В: К нам приближается флотилия кораблей?

О: Угу.

В: Какие корабли?

О: Космические. Я вижу группу маленьких дисков, летящих в больших формациях.

В: Они…

О: Настроены враждебно.

В: Настроены враждебно? Ты знаешь, откуда они летят? Ты видишь эту информацию на твоём экране?

О: Нет.

В: Кто-то приближается, и ты видишь грядущую войну. Войну между кем?

О: Это— бессмыслица. Это как будто… там… пришельцы, работающие вместе с правительством с целью подготовки плана для грядущих событий… неважно, эти другие люди, эти другие существа, летящие к нам. Я знаю, что это не имеет смысла, но это то, что я вижу, чувствую и слышу.

В: Хорошо, находящиеся рядом с тобой существа, к какой полярности ты бы их отнесла: к положительной или отрицательной?

О: Хм… они милые… Как мне кажется… Кроме этой женщины… Мне не нравится эта женщина…

В: Что ты думаешь о летящих к нам существах? Они настроены положительно или отрицательно по отношению к людям? Или это лишь то, что они тебе рассказывают? Что они сами доброжелательны, а другие, летящие к нам, враждебны?

О: Это лишь то, что они мне рассказывают.

В: Возможно ли, что существа, находящиеся подле тебя, настроены враждебно, а те, кто находятся на пути к нашей планете, имеют положительные намерения?

О: (Вздох). Я не знаю. Я не чувствую себя плохо рядом с этими, этими маленькими белыми людьми… Но мне не нравится эта женщина.

В: Я хочу, чтобы ты попробовала провести небольшой эксперимент. Я сосчитаю до трёх, и на счёт три ты попробуешь прочитать её мысли и узнать, о чём она думает. (Отсчёт). Подключись к её сознанию и опиши, что она чувствует и думает. Как она воспринимает происходящее?

О: (Признаки стресса). Прямо сейчас я чувствую по-настоящему сильный голод.

В: Это то, что она чувствует?

О: Угу.

В: По чему она испытывает голод?

О: (Вздох). Она подпитывается от нас.

В: Каким образом она подпитывается от нас? Как она делает это? Каковы её намерения?

О: Она подпитывается от нас… Я, право, не знаю.

В: Она делает это физически?

О: Это как будто прикладывается к тебе ртом и что-то высасывает… твой воздух, или что-то вроде того… а её глаза, ты понимаешь? Это как будто… она выкачивает из тебя энергию.

В: И она принадлежит к этой группе, находящейся рядом с тобой?

О: Она, кажется, притаилась позади. Она там не главная, но находится лишь, хм, на заднем плане. Она наблюдает за мной. Она — одна из них.

В: Давай двигаться дальше. Они продолжают показывать вам эти видеоролики или изображения. Что происходит после окончания показа?

О: Меня тошнит.

В: Почему тебя тошнит?

О: Я не знаю. Мне по-настоящему плохо.

В: Расскажи о том, почему тебе плохо.

О: Они показывают нам вещи, причиняющие нам боль. Не знаю, я просто чувствую себя очень плохо. У меня всё болит.

В: Давай вернёмся назад. Остановись и вернись назад… Они говорят тебе вещи, причиняющие боль. О чём конкретно они говорят?

О: Они показывают нам всевозможные разрушения. Города, полные искорёженного железа… будет небезопасно…

В: Что будет небезопасно?

О: Наша планета будет небезопасна.

В: От чего?

О: От этих разрушений.

В: Кто вызывает эти разрушения?

О: Я не знаю. Я вижу лишь, как создаётся волна.

В: Создаётся волна?

О: Угу.

В: Что создаёт эту волну?

О: Я ничего не вижу.

В: Что делает эта волна после того, как она была создана?

О: Опрокидывает ось. Ось магнитного поля Земли. Волна имеет магнитную природу, и здесь мы имеем дело с магнитной осью. Каким-то образом она полностью её дестабилизирует. Волна воздействует на магнитную ось и выводит её из равновесия.

В: И каков результат этой дестабилизации?

О: Я вижу, как вращается Земля. Это не нормальное, а неуравновешенное вращение.

В: Хорошо. И каков результат этого неуравновешенного вращения?

О: Разрушение.

В: Хорошо. И ты не можешь обнаружить источник этой волны.

О: Ничего не видно.

В: Это волна естественного происхождения? Или искусственного?

О: Я не знаю, что это означает. Некто вызывает… они что-то дестабилизируют. Все те корабли, которые я видела…

В: Это корабли вызывают эту волну?

О: Они что-то дестабилизируют. Происходит дестабилизация.

В: Эскадры прибывающих кораблей, которые ты видели: они появляются до этого разрушения или после?

О: Все, что я могу сказать — они путешествуют на волне.

В: Они путешествуют на волне? И тебе не видно, откуда исходит волна?

О: Я вижу только то, что мы должны готовиться.

В: Как мы можем подготовиться?

О: Они подготавливают нас.

В: Должны ли мы что-то делать сами?

О: Нас программируют.

В: Как можно распознать это программирование?

О: Будут вызываться определённые события. Вас подготавливают делать определённые вещи… фильмы, книги, различные события приводят в действие то, что находится в вашем подсознании. Я вижу ключ или колесо… как это колесо подгоняется… как два колеса подгоняются и защёлкиваются друг с другом.

В: Хорошо. Эта волна, о которой ты говоришь, чувствуешь ли ты, что она исходит из глубокого космоса или из нашей Солнечной системы?

О: Она на подходе! Мы не знаем об этом, но кое-кто знает.

В: Кто знает? Знает ли об этом наше правительство?

О: Да.

В: Собираются ли они сообщить кому-либо об этом?

О: Они приводят в действие определённые вещи. Поэтому будет выпускаться всё больше и больше информации.

Как и следовало ожидать, после пересмотра этого опыта точка зрения Кэнди о феномене похищений изменилась кардинальным способом. Она начала жадно поглощать любую информацию на эту тему, которую только могла найти. В этом отношении мы определённо были с ней на одном и том же «пути».

Когда мы разговаривали по телефону, мы слышали странные щелчки и гудение в телефонной линии. Я смеялась при мысли о том, что кто-то мог прослушивать мой телефон для проверки того, что мы знали о «пришельцах», потому что на самом деле знали мы немного. Тем не менее, Кэнди была убеждена в том, что обладала какой-то информацией, которую они пытались заполучить, то есть, что это она была целью слежки. Её убеждение в том, что мужчина, повёзший её к кургану, был правительственным шпионом, переплеталось со странным представлением о том, что он был её «родственной душой». Это позволило ей предположить, что он был использован с целью «заманить» её в правительственный заговор, в то время как её задачей было его «спасение». Я знала, что потребуется больше работы для того, чтобы удалить её маскирующие и искажённые воспоминания, не говоря уже о её эмоциональных программах, всё ещё оказывавших на неё влияние.

Как бы то ни было, именно во время гипнотических сеансов с Кэнди была впервые упомянута тема Волны. Это зацепилось в моём сознании, но не более того, так как в то время у меня ещё не было достаточно информации. Мы продолжили наши еженедельные сеансы, ставшие своего рода дружескими встречами. Некоторые играют в бинго, другие посещают клубы — мы же предпочитали сидеть вокруг доски Уиджа и обсуждать природу нашей реальности.

Во время наших экспериментальных сеансов мы болтали с различными «душами умерших», а также с «космическими братьями». Один из них представился «Джорданом» утверждал, что находится на борту космического корабля около Марса, куда они только что прибыли с орбиты Нептуна. Затем он ответил на всевозможные вопросы, подтверждая при этом теории Захария Ситчина, согласно которым он был представителем цивилизации, имевшей «родственную» связь с человеческой расой. В целом он вёл себя как типичный «космический брат». Меня это не особо впечатлило.

Складывалось такое впечатление, что Джордан хотел быть регулярным посетителем, однако после того, как я провела несколько тестов, задав вопросы, ответы на которые можно было проверить, я пришла к выводу, что он лишь тратил наше время и послала его куда подальше. Мои записи того периода пестрили «земными изменениями» и предсказаниями катастроф, то есть вопросами, которые интересовали многих. Бегло просмотрев свои записи, я нашла много примеров бессмыслицы, как например:

Землетрясение на Багамских островах.

Цунами на восточном побережье высотой 200 футов.

Подъём Атлантиды 23 апреля 1994 года. (Это предсказание без сомнения оказалось провальным!)

Ураган 21.08.1994, барометрическое давление 21.00, ветер со скоростью 900 км/ч, оползень в Бостоне (ещё одно провальное предсказание).

Крупное землетрясение в Калифорнии 23.10.1994 с магнитудой 8,9 по шкале Рихтера.

Экономический крах, 04.12.1994 биржевой курс упадёт на 500 пунктов.

Сдвиг полюсов 09.09.1999.

Контакт с пришельцами.

СПИД мутирует в вирус, передающийся по воздуху, и будет также передаваться через блох. И так далее, и тому подобное.

Очевидно, что подобно многим другим популярным предсказаниям о фотонных поясах и комете Хейла-Боппа, это было полной бессмыслицей.

Я не думаю, что эти сущности умышленно вводили нас в заблуждение, и я также не считаю их «злыми». Я просто полагаю, что Кейси был прав: мёртвый пресвитерианин — это всего лишь мёртвый пресвитерианин! Если человек с сильными убеждениями, сформированными под воздействием суровых испытаний земной жизни, умирает, то он берёт эти убеждения с собой. Также создаётся впечатление, что души со схожей «частотой» или убеждениями сходятся вместе. Таким образом они поддерживают друг друга в своих иллюзиях и убеждаются в том, что пережитый ими опыт является взаимодополняющим. Так они способны общаться с живыми людьми и быть абсолютно уверенными в том, что говорят им правду и имеют самые благие намерения. Но в конечном счёте всё это может оказаться полной ложью.

Однако я не хотела принимать ложь, каким бы благонамеренным ни был её источник. Я больше не хотела слышать об одних и тех же избитых старых иллюзиях, которыми человечество подкармливалось на протяжении тысячелетий и которые никогда не смогли внести какой-либо вклад в изменение нашего статуса на Земле и в космосе. Я хотела лишь одного: объективной правды, если она вообще существовала. Я хотела узнать, как «вернуться домой». Подобно ребёнку, играющему в жмурки, я искала ответы на ощупь.

По мере того, как я изучала эту тему, вопросов становилось всё больше и больше. К тому времени я уже прочитала несколько десятков книг на тему НЛО и пришельцев, однако приводимые в них аргументы были настолько противоречивыми и запутанными, что найти в них хоть какой-то смысл было безнадёжной затеей. Как шутливо выразился один из моих знакомых, с которым я вела переписку:

Фрэнк и я просмотрели несколько видеороликов с участием Ала Белика и Боба Лазаря — все их «ответы» лишь вызвали ещё больше вопросов. Конечно, Бобу Лазарю было легко говорить, что он работал на летающем аппарате пришельцев в Зоне 51, а также о том, что несметное число сообщений об этом феномене датируются многими тысячелетиями. Но были ли «огни в небе» и истории о похищениях фейри частью одного и того же феномена, происходящего здесь и сейчас на нашей планете? Утверждения о сокрытии и сговоре пользовались повышенным вниманием. У меня бежали по коже мурашки, когда я думала о внеземных существах с рыбьими глазами.

Один анонимный писатель утверждал, что пока он не получит твёрдые доказательства тому, что это не ЦРУ или некое независимое тайное правительство проводили эксперименты над человеческими существами, он будет продолжать отрицать их причастность к этому. Он писал:

Пока кто-то не убьёт настоящего пришельца и не бросит его труп к моему порогу, я продолжу верить в то, что «серые пришельцы» — это работники ВВС США или ЦРУ, переодетые в смешные костюмы. Я продолжу верить в то, что наши товарищи похищаются и убиваются правительственными агентствами, [а также] что ими же проводятся эксперименты по телепатии. Если пришельцы — это не люди в костюмах, то они, по крайней мере, должны быть мрачными существами, созданными человеческими умельцами-генетиками в секретных подземных лабораториях.

Мне трудно себе представить, что пришельцы проводят генетические эксперименты над людьми уже на протяжении тысячелетий. Это означает, что мы — не более, чем их домашний скот, что они «владеют» нами, также как мы считаем животных, рыб и птиц своей «собственностью». Это также означает, что они обладают чрезвычайно продолжительной устойчивостью внимания, разве что они путешествуют во времени и поэтому «остаются на месте»!

Мы маркируем морских черепах в Северной Атлантике и отслеживаем их передвижение с помощью спутников. Мы маркируем птиц, рыб и слонов для отслеживания их миграции. И мы должны верить в то, что некие создания с Дзета Сетки делают то же самое с людьми?

Друзья! С какой стати стали бы существа, способные путешествовать в любые направления на невообразимые расстояния в пространстве и во времени, заниматься такими глупыми и скучными вещами, как маркировка и отслеживание миграции и сексуального поведения людей, которые должны им представляться как примитивные черви? В чём смысл?

Вылавливать, изучать, оплодотворять и маркировать человеческих самок для вынашивания их гибридных детей? Если они такие замечательные и продвинутые, как некоторые утверждают, то почему тогда они не способны вынашивать своих детей в пробирках на своей собственной планете?

Они выращивают нас на корм? Если они опережают нас в развитии на 20 миллиардов лет, почему тогда они ещё не научились создавать синтетические белки в своих лабораториях — на своей планете в своей звёздной системе?

Если мы не более, чем эксперимент продвинутой цивилизации, не более, чем бактерии на космическом предметном стекле, то это означает, что не существует ни бога, ни закона, ни правил, ни лидеров, ни их последователей. …Тогда не должно быть никаких судебных разбирательств или наказаний за «преступления», так как сама концепция преступления и наказания не имела бы никакой силы, если мы являемся собственностью смешно выглядящих Серых существ с Дзеты Сетки.

Если у нас не больше прав, чем у комнатной мухи, тогда нам нужно отменить и собственность на имущество. Если мы верим в это, то мы также можем забыть о правительствах и буржуазии, разоружить нашу армию и позволить воцариться анархии, лишь чтобы разлёживать в постели в ожидании появления одного из наших собственников, который придёт за нашей рукой или ногой себе на ужин, либо решит переработать нас в колбасу и законсервировать нас в бочке где-нибудь в Неваде, США.

Но погодите! С какой стати стали бы создания, способные перемещаться с Земли в Дзету Сетки в одно мгновение, хранить свои продовольственные запасы в Неваде? Почему они просто не возьмут нас с собой? Если бы я мог перемещаться силой мыли из одного города в другой, и, например, хотел бы покрасить мой дом, скажем, в Техасе, стал бы я держать мою банку с краской в Нью-Йорке и каждый раз, когда мне нужно было бы обмануть кисть в краску, перемещаться в Нью-Йорк, а затем назад в Техас, чтобы продолжить покраску? Если бы я мог перемещаться в магазин для покупки продовольствия, стал бы я делать это 40 раз подряд для покупки 40 различных продуктов, или купил бы я всё сразу?

Люди! Именно по этой причине мы используем холодильники и кладовые! Поэтому нам не нужно каждый день садиться в машину (летающую тарелку) и ехать в магазин (Неваду). Я не могу поверить в то, что мы разумнее наших хозяев, Серых. Они, должно быть, чувствуют себя униженными.

Но если вся эта бессмыслица организуется некой земной организацией, желающей, чтобы мы поверили в смешно выглядящих Серых пришельцев, тогда всё это приобретает смысл, не так ли? Люди похищаются для медицинских экспериментов. С людьми пытаются установить телепатический контакт, чтобы найти способных телепатов. Человеческие женщины выносят зародышей будущей расы космонавтов. Они создают зародыши, которые затем посылаются в космос на борту космического корабля с целью разузнать, способны ли они жить в невесомости. Результаты этих экспериментов будут применяться в технологии будущих пилотируемых полётов к планетам нашей Солнечной системы и за её пределы.

Вышесказанное вкратце отражает точку зрения непримиримых скептиков. Оставив в стороне преувеличения и евангелистский стиль написания, следует отметить, что автор отчасти прав.

Подобная аргументация на первый взгляд звучит разумной. Лишь когда я подумала на этим немного дольше, я осознала, в чём заключается её проблема. Если за всеми этими похищениями действительно стояло правительство, то они непременно сделали бы хоть одну ошибку за последние 60 лет, и мы бы узнали, что это делали люди, склонные к ошибкам по своей природе! Тот факт, что ни один инцидент, ни один случай похищения не закончился оплошностью, в результате которой каждый увидел бы «человека за кулисой», должен заставить нас задуматься.

Мне жаль, но я не могу принять идею о том, что правительство США способно на глобальном уровне и на протяжении такого продолжительного периода времени успешно осуществлять проект такого размаха, в который, возможно, вовлечены миллионы людей. Необходимая для такого проекта логистика заставит выглядеть махинации Второй мировой войны как подготовку к пикнику. Поэтому я полагаю, что, хотя многие аспекты этого феномена требуют объяснений, нам следует искать гипотезу, способную объяснить и предсказать этот феномен лучше, чем Ситчин. Частью этой гипотезы может быть и то, что подобные идеи умышленно вживляются в общественное мнение, чтобы скрыть эту ужасную и тёмную тайну.

Также мы можем видеть, что даже если правительство не было замешано в этом, то государственные чиновники всё равно были бы сильно заинтересованы в сокрытии правды об этом феномене. Должна признать, что определённые варианты развития событий могли бы привести к хаосу и анархии во всём мире. Если мы, как имел обыкновение говорить Чарльз Форт, «принадлежим» некой расе высокоразвитых существ, использующих нас в качестве пищи и ресурсов, то всё, во что мы до сих пор верили, теряет всякий смысл. Всё это — ложь, бутафория, грандиозная иллюзия, огромный космический обман. Кто мог бы жить с такой мыслью?

Таким образом, я не нашла ответа. Лишь путеводную нить, за которой я могла следовать. Следуя за зацепками, полученными в результате моей работы по высвобождению духов и практики проведения экзорцизма, я догадывалась о действительной причине, по которой эти мнимые пришельцы так срочно нуждались в человеческих существах. Это не имело никакого отношения к восстановлению их расы путём кражи человеческих эмбрионов или использования людей в пищу. Опираясь на прочитанные мною случаи контакта и информацию о пришельцах, похитивших Кэнди, я пришла к идее о том, что они питаются своего рода энергией — энергией эмоций.

Во многих историях упоминается «процесс пристального глядения», во время которого похищенные подвергались продолжительному и интенсивному зрительному контакту, испытывая при этом форму «ретроспекции прошедшей жизни». Это всегда вызывало очень сильную эмоциональную реакцию, бывшую основным признаком этого опыта. Впоследствии жертве часто становилось плохо, она чувствовала себя истощённой и выжатой как лимон.

Тем не менее, это не объясняет некоторые другие сообщения о пришельцах, появляющиеся тут и там. В них говорится о том, как пришельцы питаются человеческой кровью или купаются в ужасных ваннах, наполненных жидкими компонентами человеческого организма и частями тела, с целью «абсорбции» питательных веществ. Если эти существа питаются энергией, почему тогда им также необходимо физическое питание, независимо от того, как они это делают?

И снова у меня было больше вопросов, чем ответов.

16 июля 1994 года мы проводили очередной субботний сеанс и были немного взбудоражены последними новостями из космоса. Фрагменты кометы Шумейкеров-Леви скоро начнут серию столкновений с Юпитером — чрезвычайно редкое космическое событие. Предполагалось, что столкновения продлятся 7 дней, и мне было очень любопытно узнать, окажет ли это какой-либо заметный эффект на Землю.

Мы просто сидели вокруг нашей доски Уиджа, наши пальцы легко касались планшетки, и мой «вопрос» становился всё больше и больше (как и в последние месяцы), когда планшетка начала совершать медленные спиральные движения, которые мы никогда не видели прежде. Мы отдёрнули наши пальцы, и я спросила Фрэнка: «Это был ты?»

«Нет», — возмущённо ответил он. «Поставь обратно твои пальцы. Давай посмотрим, что будет дальше!»

Странное щемящее и покалывающее чувство возникло в моём затылке и пробежало вдоль моей руки. Планшетка вновь начала медленно вырисовывать спирали. Спираль внутрь, спираль наружу. Мы, как обычно, сказали: «Привет!».

Медленно, но точно, планшетка передала по буквам: «Привет». Это была не совсем обычная реакция. Обычным ответом на «привет» было перемещение планшетки к «да». Бестелесным сущностям всегда было необходимо немного времени для «разогрева» и привыкания к доске Уиджа. Начало контакта было необычным, но менее всего мы были подготовлены к тому, что произошло далее.

Этот сеанс мы даже не записывали на плёнку. В приводимом ниже транскрипте все вопросы восстановлены по памяти. Ответы, однако, были записаны в той форме, в какой они были получены.

В: У тебя есть сообщения для нас?

О: Продолжай делать то, что приходит естественным образом.

В: (Л) В каком смысле?

О: Обучение.

В: (Л) Как тебя зовут?

О: Макпеор.

Это было необычное имя. До сих пор все названные нам имена были более или менее узнаваемыми. Такие имена, как «Дейв», «Джон» или «Мэри» часто назывались душами умерших. Некоторые из них даже использовали устаревшие, но всё ещё узнаваемые имена, как например: «Агамемнон» или «Акила». Абсолютно незнакомое и бессвязное имя было ещё одной новинкой. Так как с нами уже связывалась целая куча «космических братьев», с моей стороны было логично задать следующий вопрос:

В: (Л) Ты пришелец с другой планеты?

О: Чужой с вашей точки зрения, да.

Это был странный ответ. Они не были «пришельцами», но были «чужими с нашей точки зрения»? Да уж, Джордан и другие космические братья принадлежали к той или иной «чужеземной» группе. Космическая Конфедерация или Галактическое Братство, или как они там называются. Поэтому следующий естественный вопрос звучал так:

В: (Л) Как называется твоя группа?

О: Корсас.

В: (Л) Откуда ты?

О: Кассиопея.

В: (Л) Это где?

О: Около Ориона.

В: (Л) Я слышала, что орионцы — «плохие парни». Представители орионской группы «злые»?

О: Некоторые, да.

Я прочитала уже довольно много материала о якобы различных «внеземных» группах, и многие авторы отмечали, что орионские группы совершают всевозможные мерзости на нашей планете. Тем самым это был «проверочный вопрос». Тот факт, что кассиопеяне не стали критиковать Орион, был существенным.

Кэнди недавно прочитала книгу на тему ченнелингового «материала Ра», в которой объяснялось как распознавать «хороших парней» от «плохих». Идея заключалась в том, что нужно было спросить, кому служит существо: себе или другим? Тем самым следующий вопрос звучал так:

В: (Л) Ты служишь себе или другим?

О: Я служу себе и другим.

В: (Л) Ты плохой или хороший, в наших понятиях?

О: Хороший.

В: (Л) В чём заключается твоя философия?

О: Один.

В: (Л) Для чего ты сегодня вечером с нами?

О: Предсказания.

В: (Л) Какие предсказания?

О: Торнадо во Флориде, несколько.

В: (Л) Где ещё?

О: А также в Техасе и Алабаме.

В: (Л) Когда?

О: Солнце в Весах.

В: (Л) С какой ты планеты?

О: Каркоса.

Слово «Каркоса» было одним из первых признаков того, что в данном случае мы имеем дело с чем-то новым. Вплоть до этого момента ни одна из бестелесных сущностей, с которыми мы имели дело, не была способна читать наши мысли. Но в данном случае мы имели странную ссылку на слово, крутившееся весь день у меня в голове. Я была немного испугана этим высказыванием. Это слово я уже видела в книге Жака Валле Revelations. В начале каждой главы он приводит цитаты из Песни Кассильды в книге Роберта Чамберса Король в жёлтом, Акт 1, Сцена 2. После этого сеанса я открыла книгу и перечитала цитаты. Песня звучит так:

Странной ночью чёрные звезды взойдут
Странные луны в небе плывут
Но незнакомец свой путь не найдёт В Каркосе…

Песни, что спеть наяды должны
Разорваны в клочья лежат короли
Никто не узнает о смерти твоей В Каркосе…

Вдоль берега озера волны пенятся
За горизонт два солнца садятся
Удлиняются тени В Каркосе.

Для тех, кто уже знаком с материалами кассиопеян, упоминание «солнц-близнецов» может представлять отдельный интерес. Имея в виду Каркосу, я спросила:

В: (Л) Это где?

О: 2 DILOR.

Планшетка начала двигаться так быстро, что мы не поспевали за ней. Последний ответ был утерян, мы успели записать лишь несколько букв.

В: (Л) Можешь повторить последний ответ?

О: Сконцентрируйся!

В: (Л) Что ещё произойдёт?

О: Сиэтл погребён; Япония деформируется; Миссури трясёт; Калифорния раздробляется; Аризона горит.

В: [Неизвестный вопрос.]

О: Поезжай в аэропорт Денвера.

В: (Л) Когда всё это произойдёт?

О: Скандал — Скандал — Аэропорт в Денвере.

В: (Л) Что насчёт аэропорта в Денвере?

О: Скандал.

В: (Л) Я не понимаю.

О: Новый аэропорт в Денвере.

В: (Л) Я не понимаю.

О: Сконцентрируйся.

В: (Л) Хорошо, мы сосредоточились. Что ты пытаешься нам сказать?

О: Аэропорт в Денвере, большой большой большой большой скандал.

В: (Л) Что за скандал?

О: Правительство.

В: (Л) Что конкретно?

О: Ты увидишь, аэропорт в Далласе — это секретная база, Орландо тоже, Майами тоже.

В: (Л) Что насчёт аэропорта в Денвере, и как это связано с предсказаниями?

О: Денвер разоблачит правительство, наблюдай, будь внимательной.

В: (Л) Что ещё ты расскажешь нам?

О: Монтана: эксперимент с человеческим размножением. Все люди там — лучи — газ радон.

В: (Л) Как они это делают?

О: По принуждению — не доверяй, не игнорируй, слишком сильные побуждения, зловещие планы.

В: (Л) Что ты имеешь в виду? Я не понимаю?

О: Сильное принуждение направляется зловещим планом.

В: (Л) Чьим планом?

О: Консорциум.

В: (Л) Кто входит в состав этого консорциума? Пришельцы? Правительство?

О: Все.

В: (Л) Кто все?

О: Правительство и другие.

В: (Л) Кто другие?

О: Неизвестно.

В: (Л) Почему ты не можешь рассказать нам о «других»?

О: Ты знаешь кто.

Да уж, всё это было очень интересным. Наконец-то, мы можем общаться с сущностью, способной передавать сообщения по буквам, не теряя время на их поиск на доске Уиджа. Это был мой шанс, поэтому я решила задать вопрос, терзавший меня весь день. Это был проверочный вопрос.

В: (Л) Боб Лазарь ссылался на тот факт, что пришельцы якобы рассматривают людей как контейнеры. Что он имел в виду?

О: Дальнейшее использование.

В: (Л) Использование кем? Сколько?

О: 94 процента.

В: (Л) 94 процента от чего?

О: От всего населения.

В: (Л) Что ты имеешь в виду?

О: Все люди представляют собой контейнеры, 94 процента используются.

В: (Л) Я не понимаю.

О: 94 процента людей будут использованы.

В: (Л) Использованы для чего?

О: Полное потребление.

В: (Л) Что ты подразумеваешь под потреблением? В пищу?

О: Потребление на элементы.

В: (Л) Почему?

О: Новая раса. Важно. Это произойдёт примерно через 13 лет.

В: (Л) Для чего они используют людей?

О: Используются части их тел.

В: (Л) Мы не понимаем. Как части людских тел могут использоваться?

О: Репрототип. Контейнеры существуют. Пропавшие без вести люди попадают туда, в особенности пропавшие дети.

Я была шокирована этим ответом. Какая сущность стала бы рассказывать нам подобные вещи? Из какой ужасной реальности исходит эта информация? Я разрывалась между желанием немедленно прекратить контакт или найти путь к разрешению этой проблемы.

В: (Л) Есть ли у нас какая-либо защита от этого?

О: Возможно.

В: (Л) Как мы можем защитить себя и своих детей?

О: Расскажи им об этом. Не скрывай правду от детей.

В: (Л) Как правда может дать нам защиту?

О: Осведомлённость даёт защиту. Невежество подвергает опасности.

В: (Л) Почему мы должны рассказывать детям такие ужасные вещи?

О: Они должны знать.

В: (Л) Я не знаю, как знание этого может помочь. Это ужасно. Зачем рассказывать детям такие вещи?

О: Они должны знать об этом — облегчи боль с помощью медитации.

Да уж, одна лишь мысль о том, что мне нужно рассказать моим детям такие ужасные истории, практически приводило меня в истерику. Но я опять-таки: я колебалась. Больше всего меня интересовало то, какие существа стали бы рассказывать такие ужасные вещи. Недоброжелательные сущности, с которыми я имела контакт, никогда не говорили ничего подобного; на самом деле они всегда представлялись как доброжелательные существа, которых неправильно понимали и преследовали. Поиск оправдания своей злой натуры было характерным признаком тёмных существ. Имели ли мы на этот раз дело с другим видом тёмных существ? Существ настолько зловещих, что их даже не беспокоило то, сколько ужасных вещей они рассказывают? Или же они рассказывали мне, матери пяти детей, всё это с целью побудить меня задавать ещё больше вопросов, чтобы разузнать, как защитить моих детей?

В: (Л) Почему ты рассказываешь нам всё это? Это отвратительно!

О: Мы вас любим.

Здорово. Но какая любовь могла бы побудить их рассказывать нам такие ужасные вещи? Но затем я вдруг поняла, что я всегда предупреждала своих детей об опасностях. Даже если мне не нравилось признавать, что наш мир — это опасное место, я знала, что всё равно должна была рассказывать им эти вещи, чтобы они были в курсе и в конечном счёте — под защитой.

В: (Л) Нам нужно поведать об этом другим?

О: Не рассказывай об этом широкой общественности. Иначе тебя похитят.

Это был разумный ответ, подразумевавший, что это существо не собиралось побуждать нас рассказывать об этом другим людям и нагонять на них страх. Меня заинтересовал тот упомянутый «проект», который якобы будет окончен через 13 лет (то есть, в 2007 году) и в рамках которого так много людей будут принесены в жертву. Даже если это и было злостное существо, я всё равно могла бы вытянуть из него достаточно информации, чтобы рассказать об этом другим людям, кто больше разбирался в этих деталях.

В: (Л) Какова цель этого проекта?

О: Новая жизнь на планете.

Так как у меня уже была идея о том, что пришельцы питаются человеческими эмоциями, я решила задать проверочный вопрос на эту тему. Пришелец, питающийся нашей энергией, с большой вероятностью будет отрицать этот факт, если только, как я предполагала, мы не имеем дело с существом, воплощающим такую безразличную темноту, которую я не встречала никогда прежде.

В: (Л) Пришельцы используют наши эмоции и нашу энергию?

О: Правильно, а также ваши тела. Количество похищенных детей растёт с каждым годом на 10%.

Они не собирались оставить тему похищенных детей. Было слишком ужасным представить себе это. Почему они продолжали говорить о вещах, которые так сильно расстраивали меня? Как мать, я была очень расстроена и спросила дрожащим голосом:

В: (Л) Они страдают?

О: Некоторые.

В: (Л) Они все страдают?

О: Некоторые.

В: (Л) Что происходит с их душами? Они страдают лишь физически?

О: Физически — души используются повторно.

В: (Л) Куда попадают их души?

О: По больше части обратно на планету.

В: (Л) Некоторые из них уходят в другие места?

О: Прочь от планеты людей.

Опять-таки, если эта история была правдивой, я хотела узнать подробности — что-то, что я могла бы перепроверить.

В: (Л) Кто ответственен за этот проект?

О: Консорциум.

В: (Л) Это абсолютно отвратительно! Я больше не хочу продолжать это!

О: Отвратительно — это субъективное понятие.

В: (Л) Но то, что ты нам рассказываешь, — просто ужасно!

О: Мы понимаем, но не всё соответствует вашей перспективе.

После этого ответа я осознала: то, что они хотели донести до нас — как бы безумно это не звучало — всё-таки могло быть правдой. Опять же: что за существо стало бы рассказывать эту правду?

В: (Л) Почему это происходит на нашей планете?

О: Карма.

В: (Л) Что за карма могла бы вызвать это?

О: Атлантида. [Тему «Атлантиды» я подробно раскрыла в моей книге Secret History.]

В: (Л) Что может защитить нас?

О: Знание.

В: (Л) Как можно получить это знание?

О: Это знание даётся вам прямо сейчас.

В: (Л) Какое знание ты имеешь в виду?

О: У тебя есть оно.

В: (Л) Как это знание, которое вы нам дали, может нам помочь?

О: Даёт сильную защиту.

В: (Л) Какое знание даёт защиту?

О: Мы только что его дали.

В: (Л) Что конкретно?

О: Не спрашивай то, что не важно.

В: (Л) Мы не понимаем.

О: Знание этого даёт психическую защиту.

В: (Л) Как нам следует рассказывать об этом другим людям? И кому рассказывать?

О: Информируй других лишь с помощью намёков.

В: (Л) Как?

О: Пиши.

В: (Л) Нам следует применять гипноз, чтобы раскрыть подобные воспоминания?

О: Вопрос открыт.

В: (Л) Кого-то из нас уже похищали?

О: Да.

В: (Л) Кого из присутствующих здесь?

О: Всех.

В: (Л) Сколько раз?

О: Фрэнк: 57, Кэнди: 56, Лора: 12.

В: (Л) Почему Лору похищали не так часто? (Лора смеётся)

О: Это ещё не окончено.

В: (Кэнди смеётся)

О: Кэнди похищали в прошлом месяце. Лора — 33. [в 33 года или 33 года назад?]

В: (Л) Кто похищает нас?

О: Другие.

В: (Л) Как называется эта группа?

О: Различные названия.

В: (Л) Мы похищаемся одной и той же группой?

О: В основном.

В: (Л) Что они делают с нами?

О: Вживляют ложные воспоминания. Сделали из тебя болезненного ребёнка: головные боли, болезни во время школьного периода.

В: (К) Где находится мой имплант?

О: В голове.

В: (Л) У Фрэнка?

О: Там же.

В: (Л) У Лоры?

О: Там же.

В: (Л) Для чего они их используют?

О: Исследовательский прибор.

В: (Л) Для изучения чего?

О: Структуры души.

В: (Л) Предоставляют ли какие-либо из ритуалов, исполняемых нами, защиту от дальнейших похищений?

О: Защита не нужна, когда у вас есть знание.

В: (Л) Как можно получить это знание?

О: Глубокое подсознательное.

В: (Л) Когда мы получили это знание?

О: До рождения.

В: (Л) Есть ли что-то ещё, что мы можем предпринять для защиты?

О: Изучай, медитируй, читай.

В: (Л) Мы уже делаем всё необходимое в настоящий момент?

О: Пока да. Должны пробудиться. Должен уже уходить. Энергия иссякла. Я должен идти.

Я не знала, что и думать об этом. И снова нам порекомендовали продолжать обучение. Можно с уверенностью сказать, что я была травмирована полученной информацией. Как мне переработать её? За эти годы я стала настолько чувствительной к страданиям других людей, что я была вынуждена отводить взгляд каждый раз, когда я проезжала мимо автомобильной аварии. Я была вынуждена выходить из комнаты, когда по телевизору передавались печальные новости. Когда какой-то фильм становился слишком грустным, я не могла продолжать смотреть его. Когда я читала историю о больном ребёнке или о ребёнке, ставшим жертвой плохого обращения, я впадала на несколько дней в депрессию.

У меня самой было пять горячо любимых детей, и я была своего рода замещающей матерью каждого ребёнка на планете. Маленькие неряшливые мальчишки были для меня не испорченными детьми, а желанными детьми их матерей; и я отождествляла себя со всеми матерями. Я заботилась бы о ребёнке незнакомца так же, как и о своём; и я была бы благодарна каждой матери, которая в той же мере заботилась бы о моих детях. Мои дети были моей жизнью. Так почему они делали такой сильный упор на этой истории о похищенных детях, на которыми проводились эксперименты? Делалось ли это с намерением причинить мне сильную боль, чтобы это существо, кем бы оно ни было, могло подпитываться энергией моих страданий? Или же меня побуждали узнать нечто важное? Нечто крайне важное для всего человечества?

Была лишь одна возможность это проверить: найти факты.

Я думала, что мне не составит труда купить атлас мира и выяснить статистические данные о пропавших без вести детях: сколько детей пропало, и сколько из них вернулись домой.

Абсолютно ничего.

Хорошо, план Б. Я обзвонила местные правоохранительные органы, спросив, какие органы правительства ведут учёт пропавших детей. Меня перенаправляли из одного ведомства в другое.

Как насчёт плана В? Я обзвонила несколько ведомств, выдав себя за внештатного журналиста, работающего над одной статьёй. В США это было законным путём получить доступ к открытой информации. Для этого не требовалось никаких документов.

Но и это не помогло. Никто ничего не знал о пропавших детях.

Сегодня существуют десятки организаций и ведомств, работающих с «пропавшими детьми и детьми, ставшими жертвами плохого обращения». Единственная проблема состоит лишь в том, что всё ещё невозможно получить прямой ответ на простой вопрос: сколько детей пропадают каждый год, сколько из них возвращаются в сохранности в свои семьи, и где тому доказательства? Каждый называет различные числа, хотя в последнее время установилось своего рода «стандартное» число. Тем не менее, как показал мой опыт, получить твёрдые статистические показатели, подкреплённые данными, просто невозможно. Никто не желает говорить об этом с точки зрения статистики.

Я начала задаваться вопросом, почему?

Более того, в течение той недели, когда я пыталась получить ответы на этот конкретный вопрос, у меня начало складываться такое впечатление, что с нашим миром было определённо что-то не так. Что-то было ужасно неправильным, и никто не хотел признавать и ещё меньше обсуждать это. У меня не было доказательств тому, что мне было передано через доску Уиджа. Ещё сложнее было доказать ложность этой информации.

Возможно, он(а) говорил(а) чистую правду. И разве это не то, что я искала? Даже если я просила Правды, у меня, как и у каждого человека, имелось представление о том, что Правда должна быть «приятной». Я осознавала тот факт, что Правда не всегда сладка и легка, хотя у меня всё ещё было предубеждение о том, что «высшие существа» могут говорить лишь о «возвышенном».

Во время нашего следующего сеанса — в последний день столкновения фрагментов кометы Шумейкеров-Леви с Юпитером — барьер между реальностями обрушился с оглушительным грохотом. Это было 22 июля.

Нам было любопытно, вернутся ли наши странные собеседники для продолжения разговора. Незадолго до этого я посетила курс Рейки и экспериментировала с Кэнди над использованием определённых слов и символов Рейки для увеличения потока энергии. Существует определённый символ, который якобы помогает «контуру частоты тела» открыть «эфирную связь». Я начертила этот символ на листке бумаги, положила его под доску Уиджа, после чего Кэнди и я начали повторять снова и снова соответствующие слова. Внезапно планшетка последовательно указала на следующие буквы: «Фрэнк, повторяй их также». Фрэнк присоединился к нашему тихому повторению этих «энергетических слов».

Внезапно мы услышали очень громкие и близкие (прямо над нашим домом) раскаты грома. Этот рокот был настолько сильным, что от него трясся весь дом. Это звучало так, как будто прямо над нами взорвался самолёт. Опасаясь неминуемого обвала дома, мы вскочили, опрокинув в спешке кресла, и побежали как угорелые к входной двери, чтобы посмотреть, что происходило в небе над нашими головами.

Небо было абсолютно чистым, светила Луна, мерцали звёзды. Осмотревшись и прислушавшись ненадолго, мы решили, что это, возможно, была одна из тех молний, появляющихся в ясном небе, хотя мы не видели никакой вспышки. (Мы наверняка бы заметили вспышку, так как окна были открыты.) Сильно озадаченные, мы вернулись за стол, обсуждая этот странный звук и уже позабыв о доске Уиджа. Планшетка вновь начала двигаться, медленно вырисовывая отчётливые спирали. Я снова сказала: «Привет!».

О: Привет.

В: (Л) Кто здесь?

О: Слушай. Смотри. Учись. Прекратите есть. (Кэнди что-то жевала.)

В: (Л) Почему нам не следует есть?

О: Плохая связь.

В: (Л) Как тебя зовут?

О: Эллага.

Ещё одно необычное имя; я была заинтригована.

В: (Л) Ты бестелесный дух с нашей планеты?

О: Нет.

В: (Л) Ты принадлежишь к той же группе, с которой мы общались на прошлой неделе?

О: Да.

В: (Л) Ты из другой Галактики?

О: Нет.

В: (Л) Откуда ты?

О: Кассиопея.

В: (Л) Это созвездие, известное нам как Кассиопея?

О: Да.

В: (Л) Что мы можем предпринять для улучшения связи?

О: Меньше шума.

В соседней комнате было шумно. Мы закрыли дверь.

В: (Л) У тебя сегодня есть для нас информация?

После этого вопроса планшетка начала двигаться с большой скоростью. Я называла каждую букву, чтобы Кэнди её записывала, и едва поспевала за планшеткой. Буквы передавались одна за другой без пробелов между словами, поэтому нам приходилось самим разделять их на слова. Сразу разделять буквы на слова было практически невозможно, поэтому я оставила эту затею и произносила лишь буквы, на которые мне указывала планшетка.

О: Скоро вторжение из космоса. От четырёх до шести лет. Борьба между силами добра и зла Жди близко Смотри далеко Мексика падение Эфиопия землетрясение сентябрь оба Новый год Париж бомба Лондон буря 109 жертв самолёт внизу Таити холера Монтана январь 1995 правительство США за землетрясениями в Калифорнии Три скоро Оклахома политическое похищение февраль 95 Большие новости.

Любопытным в этом последнем ответе было то, что 25 февраля 1995 года было дано предупреждение о теракте в пределах одного месяца. Соединив это с «политическим похищением» в Оклахоме, словом «февраль» и следующими за ними «большими новостями», мы получим любопытную связь с подрывом здания госучреждения в Оклахоме 19 апреля 1995 года, в результате которого погибло по меньшей мере 168 человек. Тимоти Маквей, ветеран войны в Персидском заливе, впоследствии обвинённый в этом теракте, рассказал журналистам, что находился по контролем импланта, вживлённого в его бедро. Он также считал, что был похищен и запрограммирован правительством.

Очевидно, что никакого «вторжения из космоса» в течение «4–6 лет» не произошло. По меньшей мере не произошло ничего, что мы понимаем под «вторжением из космоса». Тем не менее, это напомнило мне о чём-то, что Кэнди сказала о 1998 годе во время одного из сеансов гипноза: «Это важный период времени для чего-то… Обратный отсчёт начнётся в это время…» Позже я вернулась к этому с целью прояснения:

В: (Л) Разразится ли в небе война между пришельцами?

О: Да.

В: (Л) Между орионцами и Федерацией? (Я заимствовала эти понятия из материалов Ра.)

О: Да.

В: (Л) Будет ли эта война видна на Земле?

О: О, да.

В: (Л) Когда это произойдёт?

О: Это уже началось. Интенсивность будет расти.

В: (Л) Почему мы не осознаём, что она уже началась?

О: Эта война пока маскируется под погодные явления. Борьба происходит всё ещё в другом измерении. Перенесётся в это измерение самое позднее через 18 лет. Произойдёт в любой момент в течение этого периода. Когда точно — неопределимо. Может случится завтра или через 18 лет.

В: (Л) 18 лет с сегодняшнего дня — это 2012 год. Эта дата имеет некую особую значимость?

О: К тому времени.

Я нашла чрезвычайно интересным то, что погода была описана как маска активности, происходящей в высоких сферах. Эта идея на самом деле очень стара. Продолжение второго сеанса:

В: (Л) Что является причиной земных изменений?

О: Изменения электромагнитных волн.

В: (Л) Можешь ли ты быть точнее?

О: Пауза в росте гелиографического поля.

В: (Л) Я не понимаю.

О: Посади Фрэнка к процессору, канал открыт.

В: (Л) Вы имеете в виду, что Фрэнк может проводить ченнелинг за компьютером?

О: Да. Сделайте это сейчас.

В то время я думала (это впоследствии подтвердилось), что это было попыткой увести процесс в сторону. Я чувствовала, что подобная просьба будет высказана либо Фрэнком, который был не особо в восторге от доски Уиджа, хотя он и терпеливо участвовал в процессе, либо кем-то другим с целью отвлечь нас от нашего контролируемого подхода к ченнелингу. Наша работа с доской Уиджа контролировалась сознательной цепью обратной связи и была тщательно откалибрована. Независимо от того, откуда поступила эта просьба, я была полна решимости не поддаваться подобным просьбам, просто сказала «нет» и продолжила мои вопросы.

В: (Л) Упадёт ли на Землю метеорит или комета?

О: Вопрос открыт.

В: (Л) Какие эффекты оказывает на нас столкновение кометы с Юпитером?

О: Продолжение разбалансировки поля.

В: (Л) Правда ли, что эта комета должна была первоначально столкнуться с Землёй, как утверждают некоторые физики?

О: Вопрос открыт.

Во время серии столкновений кометы Шумейкеров-Леви с Юпитером в интернете курсировали слухи о том, что эта комета первоначально должна была столкнуться с Землёй, однако некая группа пришельцев (я не помню какая) решила «спасти» Землю, перенаправив комету в сторону Юпитера. Согласно этим слухам всё человечество теперь должно было быть благодарно этой группе пришельцев за то, что они спасли наши задницы от огня!

В: [Вопрос был утерян; речь, возможно, шла о пропавших детях. Я думаю, что я вновь подняла эту тему для «проверки» в надежде получить более «приятный» ответ. Да уж, хотя я и ожидала подобный ответ, получила я совсем другой!]

О: Части органов детей удалялись в то время, как они были в полном сознании. Сначала почки, потом стопы ног; потом на столе изучалась челюсть; вырезались языки, кости тестировались на прочность; на сердечную мышцу оказывалось давление, пока она не разрывалась.

В: (Л) Зачем ты рассказываешь нам эти ужасные вещи?

О: Вы должны знать, чем занимается Консорциум.

В: (Л) Каким детям они причиняют это?

О: По большей части детям из Индии.

В: (Л) Почему я чувствую себя так ужасно, когда ты нам это рассказываешь?

О: Потому что это печальная тема.

В: (Л) Почему мы должны это знать?

О: Орионцами и их человеческими собратьями предпринимаются огромные усилия по созданию новой расы, которую они могли бы контролировать.

В: (Л) Откуда ты?

О: Кассиопея.

В: (Л) Где конкретно ты обитаешь?

О: В вездесущности.

В: (Л) Что это означает?

О: Во всех сферах бытия.

В: (Л) Ты можешь нам сказать, как выглядит твоё окружение?

О: Сложно.

В: (Л) Мог бы ты попытаться объяснить?

О: Что объяснить?

В: (Л) Ты служишь себе или другим?

О: И себе, и другим. Себе через службу другим.

В: (Л) Кэнди хочет узнать подробности её похищений.

О: Ты правда хочешь это узнать?

В: (К) Да.

О: Ты уверена?

В: (К) Да.

О: Скоро, в настоящий момент колебания неподходящие.

В: (Л) Это значит, что частотные колебания Кэнди не подходят для приёма этой информации?

О: Верно.

В: (Л) Почему тогда в прошлый раз вы дали нам информацию о наших похищениях?

О: Это была не я.

В: (Л) А кто ты?

О: Эллага.

Последний ответ стал понятен лишь позже. Вскоре мы узнали, что в каждом сеансе участвовали различные «сущности». Подобно неповторимости каждого «момента» пространства-времени энергии, окружающие нас и наши вопросы, также были неповторимыми. Таким образом, новое имя общавшейся с нами сущности указывало на иную частоту, хотя нам было сказано, что мы общались не с «отдельными» сущностями. Каждый сеанс был уникален в своём обмене вопросами и ответами.

Так как мой кузен Сэм был в большом восторге от идей Захарии Ситчина, изложенных им в книге Двенадцатая планета, я решила, что было бы интересно задать пару вопросов на эту тему. В своих книгах Ситчин утверждает, что некая превосходящая нас раса пришельцев некогда населяла нашу планету. Далее он утверждает, что они прибыли со звёзд миллиарды лет назад и создали людей, чтобы они служили им в качестве рабов. Он утверждает, что «сыны Анака», упоминаемые в Библии, — это аннунаки, также известные как библейские нефилимы. Они представляют собой расу ищущих золото гигантов с мятежной планеты нашей Солнечной системы, которая была известна шумерам как «Планета Пересечения». Эта планета «пересекает» плоскость эклиптики каждые 3600 лет. Каждый раз, когда эта планета максимально приближается к Земле, эти существа посещают Землю для проверки их творения. Всё это якобы должно скоро произойти снова. Название книги происходит от предположения Ситчина о том, что ввиду существования 12 домов зодиака в нашей Солнечной системе также должно иметься 12 «планет». Он также относит к «планетам» Солнце и Луну. Однако с астрономической точки зрения они не являются планетами, поэтому эта предполагаемая планета должна быть десятой по счёту. Кроме того, он не упоминает о том, что Земля не являются частью зодиака, так как в основе астрологии лежит геоцентрическая модель. Так как Сэм был сильно увлечён идеей Ситчина о древних астронавтах, но также полагал, что его теория была полна ошибок, я подумала, что это могло бы быть ещё одним подходящим проверочным вопросом.

В: (Л) Существует ли десятая планета, описываемая Захарием Ситчиным?

О: Нет. [Хорошо, нет смысла продолжать спрашивать об этом.]

В: (Л) Была ли Венера извергнута Юпитером?

Это предположение было выдвинуто Иммануилом Великовским для объяснения того факта, что астрономы и мистики с незапамятных времён считали, что Венера была рождена от Юпитера. Читатель наверняка захочет прочитать Миры в столкновении, так как это одна из самых рациональных книг из когда-либо написанных. Даже если Великовский был неправ в своих выводах касательно некоторых мифов и легенд, его наблюдения и предложения нового взгляда на космос должны быть оценены по достоинству. И согласно кассиопеянам, он был, по крайней мере, частично прав. Тем не менее, ответом на вопрос, была ли Венера извергнута Юпитером, было:

О: Нет.

В: (Л) Следовала ли Венера на протяжении некоторого периода времени кометной орбите, как предполагал Великовский?

О: Да.

В: (Л) Правда ли, что Венера появилась в нашей Солнечной системе в районе Юпитера, попав туда из глубокого космоса?

О: Верно.

В: (Л) Выглядела ли Венера как столп дыма днём и как столп огня ночью, что наблюдалось евреями во время исхода из Египта?

О: Нет.

В: (Л) Что тогда видели евреи?

О: Направляющий корабль.

В: (Л) Содом и Гоморра были разрушены ядерным оружием?

О: Да и нет.

В: (Л) Как они были разрушены?

О: ЭМИ.

В: (Л) Что такое «ЭМИ»?

О: Электромагнитный импульс.

Этот последний ответ — «электромагнитный импульс» — был дан нам задолго до того, как мы узнали о том, что это такое. Нечто подобное детально описывалось полковником Филиппом Корсо в книге На следующий день после Розуэлла. Тем не менее, эта книга вышла в свет лишь несколько лет спустя после этого сеанса.

К сожалению, из-за того, что в течение предыдущих двух лет нашего общения с «бестелесными сущностями» они давали нам по большей части бессмысленную информацию, мы не считали необходимым записывать сеансы на плёнку. Мы в то время не знали, насколько продолжительным будет контакт с кассиопеянами, поэтому во время первых сеансов мы делали лишь письменные заметки. После нескольких недель продолжавшегося контакта и явного усиления сигнала я купила специальный кассетный магнитофон для записи сеансов.

Начиная с этого момента времени, мы начали то, что по моему замыслу должно было быть фазой более тщательной настройки и «тестирования». Эта фаза состояла из быстрых, перемешанных между собой вопросов с широким размахом тематики. Я проверяла целостность ответов, пытаясь запутать наш источник и определить границы его знаний. Особенно меня интересовали «неразгаданные тайны», и я проводила целые дни, перебирая книги в поиске определённых «тайн», о которых я могла бы задать вопросы.

С одной стороны это было хорошо, но с другой — не очень. Во время этого процесса стала очевидной невозможность того, что информация, полученная через доску Уиджа, «транслировалась» в наши головы из некого человеческого источника. Наши вопросы были настолько непредсказуемыми, а ответы — настолько быстрыми (правильность большинства из них подтвердилась в рамках дальнейших исследований), что идея о том, что эта информация транслировалась людьми (например, через спутник), казалась практически невозможной. Если же эта информация действительно «транслировалась» через спутник, то кто бы за этим не стоял, мгновенно читая наши мысли или настраиваясь на наши вопросы неким другим способом, должен был иметь самую быструю на планете команду работников, способных дать ответ практически на любой вопрос. Нам самим приходилось глубоко копать в поиске ответов, что неизбежно подтверждает способность кассиопеян говорить нам вещи, которые определённо не были частью нашего подсознательного.

Кассиопеяне были способны быстро передвигать планшетку. И вскоре они уже начали применять свою собственную (безошибочную, я хотела бы добавить) пунктуацию. Таким образом, если кто-то и «транслировал информацию в наши головы», то он должен был быть перфекционистом в вопросах грамматики, а также тем, кто мог быстрее всех находить ответы в крупнейшей в мире библиотеке!

Большим недостатком моей «тестовой фазы» было то, что мы прыгали от одной темы к другой. Хотя мы позже и возвращались к некоторым темам, задавая дополнительные вопросы, во время большинства сеансов мы могли обсуждать как высшие космические реальности, так и восприятие домашних кошек.

Хотя теперь я стала серьёзнее относиться к этому проекту, у меня всё ещё не было ни малейшего представления о том, что я совершила. Даже сегодня — 12 лет спустя — я пытаюсь оставаться непредвзятой и не забывать о том, что наш разум может дурачить нас самым различным образом. Мы всё ещё ежедневно изучаем всевозможные темы и часто делаем удивительные открытия благодаря «подсказкам» кассиопеян. Эффективный подход к теме Волны возможен лишь в этом контексте тщательных и трудоёмких исследований.

Сноски


[1]: Веб-страница профессора Робинсона: http://home.olemiss.edu/~djr/index.html


[2]: Одна из пяти фотографий, сделанных студентом Карлом Хартом в августе 1952 года в Техасе.


[3]: Наблюдения в Хадсон-Вэлли включали целый ряд инцидентов, произошедших между 31 декабря 1982 года и 10 июля 1986 года. Эти поистине удивительные наблюдения так и не были объяснены, и даже такой известный разоблачитель, как Филипп Дж. Класс выразил своё недоумение по поводу всех этих происшествий. Начавшись в округе Патнам, штат Нью-Йорк, эта серия наблюдений со временем вовлечёт 5000 очевидцев и охватит географический регион от городов Пискилл и Оссининг, штат Нью-Йорк, на западе до Нью-Хейвен, штат Коннектикут, на востоке и от Брукфилда, штат Коннектикут, на севере до Уэстпорта на юге. Многие наблюдавшиеся объекты описывались как клинообразные, или подобные бумерангу, хотя в дальнейшем также наблюдались и дельтовидные летательные аппараты. Подавляющее большинство очевидцев утверждали, что эти объекты имели колоссальные размеры — по меньшей мере 90 метров и в большинстве случаев были намного медленнее обычных самолётов. В целом эти НЛО описывались как непроизводящие шума, хотя иногда было слышно гудение. Все наблюдения происходили ночью, и очевидцы отмечали, что для этих объектов были характерны от 5 до 15 источников света различного цвета; иногда они меняли свой цвет и периодически выключались и включались. Иногда этот исходящий свет был настолько ярким, что мог освещать поверхность земли под летательным аппаратом.


[4]: Мне показалось, что это упоминание доски Уиджа, предупреждающей о базах НЛО в совокупности с наблюдением чёрного бумеранга, вовсе не случайно, учитывая, что моё собственное наблюдение объекта в форме бумеранга произошло ровно за 11 месяцев до «прибытия» кассиопеян.


[5]: Хэмиш Ховард и Тойн Ньютон, Mysteries of Mind, Space & Time, том 4 (Уэстпорт: Статмен, 1992)


[6]: Заметьте, что это было столетие Американской и Французской революций.

Похожие сообщения:

  • Нет соответствующих должностей