FOTCM Logo
Cassiopaea Русский
  • EN
  • FR
  • DE
  • RU
  • TR
  • ES
  • ES

Высокая странность – Глава 2: Сигнал

Поддержите нас и купите первый и второй томы Волны в мягком переплёте:


Опубликовано: 05.10.2020

Пропущенное время

Я должна признать, что на ранних стадиях нашего ченнелингового эксперимента я была ярым скептиком НЛО и пришельцев. Я придерживалась мнения, что наблюдения НЛО и заявления о похищениях пришельцами были поразительно похожи на драмы прошлых жизней. И после прочтения книги Уитли Стрибера Communion, а также просто смехотворной Aliens Among Us Рута Монтгомери я отказывалась серьёзно рассматривать эту тему. Эти истории были настолько безумными, что я просто не могла считать их реальными в каком бы то ни было контексте; для меня это были всего лишь метафоры, полезные для описания психологической борьбы.

Короче говоря, истории о пришельцах и похищениях людей казались архетипической драмой подсознания. Я назвала этот феномен болезнью милленитов и считала его формой массовой истерии. Физические шрамы и следы похищений я относила к стигматоподобным эффектам или событиям типа полтергейста. Очевидно, что большинство историй о НЛО и пришельцах можно было бы объяснить таким образом.

Даже после прочтения множества книг на эту тему — благодаря Фрэнку и очередному периоду прикованности к постели — я была впечатлена, но моё скептическое отношение к этому не изменилось. Одни утверждали, что пришельцы посещали Землю с незапамятных времён, другие — что они уже покинули нашу планету; что мы сами «впустили их» после взрыва первых атомных бомб; что они были здесь, чтобы спасти нас от самоуничтожения; что они были высокоразвитыми духовными существами. Согласно другим мнениям, они были демонами из ада, и поэтому нам следовало бы побыстрее вернуться в церковь, чтобы иметь хоть какую-то надежду пережить предстоящее вторжение. Единственным достоверным утверждением было то, что люди наблюдали и переживали нечто необыкновенно странное. Было трудно сказать, была ли вся эта тема похищений пришельцами «манипуляцией» правительства с целью заставить людей поверить в существование пришельцев, или же пришельцы действительно существовали и пытались изобразить правительство виновным и бестолковым. Какая неразбериха!

Не будучи запуганной необъяснимыми явлениями любого рода, я начала работать над новой теорией, которая могла бы объяснить феномен похищения НЛО/пришельцами. Большинство историй можно было объяснить массовыми галлюцинациями или истерией; психокинезом, стигматами, вытесненными воспоминаниями физического или сексуального насилия, психозом или шизофренией — целой палитрой всевозможных трюков разума! Я уже даже начала гордиться моим дьявольски хитрым решением этой проблемы! Но, как вы знаете, гордыня до добра не доводит. Это было в марте 1993 года.

Вскоре после того, как я вырвалась из оков больничной койки и дочитала книги на тему НЛО, я увидела рекламу комплектующих для компьютера, которые я тогда искала. Я позвонила по указанному номеру. Трубку взяла некая Патриция. Как это часто случается, слово за слово и примерно час спустя Патриция спросила меня, могу ли я провести с ней сеанс гипноза. В 1987 году с ней произошло нечто довольно странное, и это всё ещё беспокоило её. Поэтому она хотела узнать, что на самом деле тогда произошло, или, по крайней мере, смягчить свой внутренний страх, вызванный этим событием.

Тогда она и её 16-летний сын возвращались домой с похорон тёти. Они ехали по Pennsylvania Turnpike в Мэриленд. Пошёл снег, когда она заметила очень яркий голубовато-белый свет — прямо перед ней на обочине дороги. Так как уже стало смеркаться, она подумала, что это включилось освещение рекламного щита. Далее произошло нечто настолько необычное, что она даже при малейшем воспоминании об этом чувствовала себя странно и тревожно. По её словам, у неё было такое чувство, как будто нечто парализовало её руки и ноги и взяло контроль над автомобилем.

Недавно прочитав целую сумку, полную книг на тему НЛО, «пропущенного времени» и т. п., я немедленно узнала в этом предвестник похищения, описанный Бадом Хопкинсом, — «пропущенное время». Было довольно жутковато говорить с Патрицией об этом сразу после того, как я прочитала все эти книги. Внешне мне удалось, однако, сохранить самообладание, и я мимоходом спрашивала её, что произошло дальше.

Патрицию беспокоил именно тот факт, что у неё начисто отсутствовали воспоминания о произошедшем. После того, как она увидела свет и почувствовала паралич, её следующим воспоминанием было то, как она стояла около светофора 50 или 60 миль далее по дороге. Она не помнила, как съехала с автомагистрали. Её сын только что порезал палец, пытаясь открыть банку печенья. Из пальца шла кровь, и она снова «пришла в себя», лишь когда сказала ему: «возьми полотенце на заднем сидении». К её ужасу, она приехала домой намного позже запланированного времени, хотя в то же время бак её машины был почти полон.

Патриция была уверена в том, что это была её покойная тётя, пытавшаяся психически установить с ней контакт, и ей очень хотелось узнать, что она пыталась ей сказать. Тот факт, что она не обмолвилась ни словом о пришельцах, лишь усилило мой интерес к её истории, потому что если бы она стала утверждать, что была похищена маленькими зелёными человечками, то я бы сразу прекратила разговор. Я, конечно же, не собиралась даже заикаться о «пришельцах», потому что хотела доказать мою теорию о том, что похищения пришельцами были «психодрамами», так же как и воспоминания о прошлых жизнях. Я лишь сказала Патриции, что мы быстро решим эту проблему с помощью сеанса гипноза! Мы договорились о встрече.

В ночь на четверг, 15 апреля 1993 года, начался страшный шторм. Я ожидала, что она отложит встречу из-за непогоды, но, к моему удивлению, она всё-таки приехала. Мы провели обычную предсеансовую беседу и затем снова немного поговорили об этом событии. Я также хотела получить детали о возможных семейных конфликтах, которые могли бы лежать в корне подобных драм. Патриция была агентом по торговле недвижимостью. Ей также принадлежала фирма, которая переписывала для правительства данные социального страхования. Она рассказала немного о своих детях и о муже-инвалиде, лежавшим при смерти. Я была уверена в том, что вызванный заботой о нём стресс лишь усиливал её проблемы.

Во время разговора о «пришельцах» не было сказано ни слова. Я осторожно спросила у неё о её интересах. Метафизика никогда не интересовала её, не говоря уже о пришельцах. В прошлом она была верующей католичкой, у которой теперь возникли сомнения по поводу религии. Несмотря на то, что она была уверена, что я не смогу её загипнотизировать, она оказалась легко подверженной гипнозу и быстро погрузилась в гипнотическое состояние. Этот сеанс я решила записать на видео, а не на аудиокассету, как обычно. Я хотела иметь запись моего «доказательства» о том, что «феномен похищения пришельцами» имел иное объяснение!

Я проинструктировала Патрицию вернуться в то время, когда она возвращалась домой с похорон. Снег шёл настолько сильный, что она, пытаясь найти более оптимальные условия движения, решила поехать по другой автомагистрали. Она описала свет, находившийся перед чем-то, что она приняла за рекламный щит. Она описала его как переливающийся синий цвет, как бледный светло-голубой свет, сиявший перед рекламным щитом. Это показалось ей бессмыслицей. Она начала тереть глаза, глубоко погружённая в свои воспоминания, и сказала, что, возможно, это ей лишь показалось. Однако свет не исчезал. Она, всё ещё глубоко погружённая в свои воспоминания, спросила своего сына, видел ли он то же, что и она. Он ответил, что не видел никакого света. Это ещё больше смутило её. Более того, этот свет продолжил увеличиваться в размере.

В этот момент Патриция начала волноваться, так как почувствовала, что нечто забирает контроль над её автомобилем. Она сказала, что больше не управляла автомобилем — нечто другое взяло на себя управление. Между тем свет продолжал увеличиваться в размерах.

Затем — скачок. Вся эта драма и её нарастание до кульминационного момента внезапно окончились, и Патриция сказала: «Когда только переключится этот дурацкий светофор».

«Что? — спросила я.

«Я просто жду зелёного сигнала светофора», — ответила она. В этот момент её голос стал паническим. «О, боже, Патрик! Что ты наделал?»

Было ясно, что в её памяти что-то происходило. Что-то неладное.

«О, боже, Патрик!», — воскликнула женщина. «Что ты наделал? На заднем сидении лежит полотенце. Возьми его.»

Я успокоила её и попросила объяснить мне, что произошло. Она сказала, что сидела в своём автомобиле перед светофором в небольшом городке и ждала зелёного сигнала. Её сын хотел открыть банку с печеньем, которую ему дал кто-то после похорон. У него не получилось, и Патриция сказала ему взять перочинный ножик из бардачка. Он умудрился порезаться, и Патриция, увидев много крови, начала паниковать. И вот теперь они стояли у светофора, из руки Патрика сильно шла кровь.

Патриция была взбудоражена и несоизмеримо расстроена произошедшим. Что-то напугало её, и дело было не только в кровоточащей руке её сына. Она дыша очень быстро и скрестила руки перед грудью, как будто пытаясь защититься. Я уверила её в том, что она и её сын в безопасности.

Я осознала, что нам нужно было понять, как она внезапно оказалась в этом городке в 50 милях от того места, где она увидела приближающийся и увеличивающийся в размерах синий свет. Я спросила её об этом, однако она была в полном отчаянии из-за того, что не знала, как она внезапно очутилась у этого светофора. Как это было возможно, что она проехала 50 миль и не помнила об этом? Что произошло с этим синим светом?

Я прервала её и предложила начать заново. Я направила её назад на автомагистраль и начала заново. Но это было бесполезно. Каждый раз, когда мы восстанавливали её воспоминания, она пропускала всё, что произошло между тем, как она увидела приближение синего света, и моментом, когда она оказалась у удалённого на 50 миль светофора. Я была полна решимости выяснить, что произошло в этот промежуток времени. Так как я серьёзно рассматривала возможность того, что подобные сценарии могли быть символами своего рода психологической драмы, я решила погрузить Патрицию в ещё более глубокое гипнотическое состояние, чтобы она ещё раз пережила эту историю. Я планировала применить моё «секретное оружие» для проникновения в подсознание через чёрный ход.

Это сработало, хотя лишь частично. В этот раз Патриции удалось вспомнить автостоянку. Она видела, как синий свет увеличивался в размерах, и чувствовала, как машина покинула автомагистраль. Она описала, как она и её сын остановились на автостоянке вблизи от закрытого ресторана, недалеко от «рекламного щита», испускавшего синий свет. Что происходит дальше? спросила я.

«Когда только переключится этот дурацкий светофор?», — ответила она. И снова скачок. Я была более чем удивлена. Что бы это ни было, это произошло где-то между автостоянкой и светофором, от синего света к красному.

Я попыталась ещё раз, погрузив её в ещё более глубокое гипнотическое состояние. Кроме того, я решила удалить Патрицию со «сцены» и попросила её взглянуть на произошедшее в роли независимого наблюдателя — так, как будто оно разыгрывается на экране. Это часто помогает при особо травматических событиях, когда необходимо получить описание того, что произошло на самом деле. Если это удаётся, то дальше уже можно разбираться с полученной эмоциональной травмой. Я попросила её представить себя в безопасном месте сидящей в кресле с откидной спинкой перед телевизором, в котором она могла бы просмотреть события той ночи без эмоциональной привязанности. Затем я попросила её мысленно представить себе пульт дистанционного управления, с помощью которого она могла бы контролировать этот «фильм». С помощью этого пульта она могла бы перематывать вперёд и назад, а также останавливать фильм — всё, что ей было необходимо, чтобы чувствовать себя в безопасности и уверенной в себе. Я попросила её ещё раз пережить события той ночи, нажать кнопку «воспроизведения» и описать то, что она видела.

И вот она снова ехала через снег по автомагистрали. Вновь появились рекламный щит и свет. Я проинструктировала её воспользоваться пультом управления и переключиться на режим стоп-кадра, чтобы с каждым нажимом кнопки на экране появлялся следующий кадр. Она вновь видела синий свет перед рекламным щитом; он постепенно увеличивался в размерах. Она снова начала чувствовать, что некая сила взяла на себя управление автомобилем. В то время как она пыталась вернуть управление, автомобиль съехал с автомагистрали и направился в сторону парковки. Машина припарковалась самостоятельно. Теперь она и её сын сидели в машине перед закрывшимся рестораном. Они ожидали чего-то, сами того не осознавая: что-то приближалось к машине. Я попросила её описать это.

«Я не могу», — сказала она. Она тёрла ладони, дрожавшие от волнения. Её дыхание участилось. Её руки подёргивались. Она лихорадочно тёрла их своими ладонями, как будто она испытывала сильную боль.

«Что значит, ты не можешь?» — спросила я.

«Я не могу, потому что ОНИ мне не позволяют». Слово «они» Патриция произнесла с таким ужасом, что у меня по спине пробежали мурашки.

«Что ты имеешь в виду? Кто не позволяет тебе видеть, говорить и вспоминать? И кто они?» Я спросила в надежде получить ответ до того, как она снова сделает скачок в своих воспоминаниях.

Но она лишь скорбно покачнула головой. «Я не могу ответить», — сказала она. «Я не могу».

Если кто-то решится когда-либо доказать, что гипнотерапевт с заранее сформированным мнением не способен повлиять на воспоминания пациента, то этот проведённый мной сеанс гипноза может послужить тому классическим примером! Мне стыдно признать, что в то время я была другого мнения. Также я должна признаться, что мой тогдашний подход к этой проблеме был, возможно, не совсем оптимальным. Но опять-таки: она ни разу не упомянула (по крайней мере, сознательно), что её, возможно, похитили пришельцы. Более того, я была очень осторожна, чтобы не «вести» её во время гипноза. По существу, этот «эксперимент» был проведён должным образом.

Я полностью оторопела на несколько мгновений. Я никогда прежде не встречала «их», которые так эффективно могли блокировать память и вызывать боль при каждой попытке её разблокировать. Я никогда прежде не имела дело с заблокированной памятью, к которой я была не в состоянии получить доступ, ведь именно это было одним из моих коньков. Обычно мне удавалось найти «потайную дверь» к разуму пациента, облегчить его боль и добраться до корня проблемы. Я быстро осознала, что в случае с Патрицией я имела дело с глубоко вытесненной травмой. Я склонялась к тому, что эта травма была связана с чем-то, что произошло в её детстве или, возможно, даже в её прошлой жизни. Но всё же я не могла забыть это жуткое ощущение, охватившее меня, когда она кричала «они мне не позволят!»

Я не могла себе позволить потерять профессиональный «контроль» и решила, что было бы разумнее не оказывать на неё дальнейшего давления. Некоторых пациентов необходимо «подготавливать» медленно. Итак, я снова начала давать ей суггестивные установки о том, что она хорошо себя чувствует, что ей нравится гипноз, и что мы, возможно, даже повторим гипнотический сеанс в будущем. Я помогла ей легче входить в транс, чтобы она могла достигать более глубокого состояния транса в будущем, что помогло бы нам легче «справляться» с этой проблемой. После чего я вывела её из транса.

Мы обсудили возможность повторения сеанса в будущем, и она согласилась на повторный сеанс. Но незадолго до договорённой встречи она позвонила мне и отменила сеанс.

Ретроспективно рассматривая последствия этого сеанса, можно сказать в ней присутствовало множество неизвестных, слишком много вещей не имело смысла. Что такого могло произойти на заснеженной автомагистрали и оставить после себя настолько ужасную травму, что лишь попытка вспомнить об этом вызывала боль? Мне не приходил в голову ни один сценарий, который был бы настолько ужасным, что воспоминания о нём не были возможными даже с помощью эмоционального дистанцирования. Даже если бы Патриция съехала с автомагистрали, чтобы сделать паузу, и на неё напала банда психопатов, заставивших её принять участие в каком-то сатанинском ритуале, то история всё равно не складывалась: почему, вопреки всем законам вероятности, она и её сын отделались лишь порезом руки? Был ли Фрэнк прав? Была ли эта женщина и её сын похищены инопланетянами? Обладают ли пришельцы технологией, способной устанавливать «болевую блокаду» при попытке вспомнить произошедшее? Мне это казалось притянутым за уши. Я не верила в это. Этому должно было быть другое объяснение, однако я просто не могла себе представить, какое.

В последующие недели произошёл целый ряд событий, глубоко потрясших мою самоуверенность в том, что всё это было лишь попыткой психического вытеснения заурядных человеческих травм. По телевизору и радио вдруг стали сообщать о многочисленных наблюдениях НЛО в этом регионе. С середины до конца апреля более чем дюжина людей (из округов Паско, Хернандо и Пинеллас штата Флорида) утверждали, что видели в небе огромный летающий объект в форме бумеранга. Среди этих свидетелей был помощник шерифа из Хернандо, утверждавший, что этот объект не имел опознавательных знаков, но зато имел ряд синих огней; его размах крыла он оценил примерно в 60 метров. Он наблюдал этот объект в течение нескольких минут, прежде чем он ускорился до огромной скорости, невозможной для летающих объектов, созданных человеком.

Что-то не давало покоя мне во всех этих историях. После того как весь этот переполох подзатих, я начала составлять хронологический список свидетельств очевидцев, так как некоторые из них сообщали об увиденном лишь после того, как заметили, что были и другие свидетели со схожим опытом, то есть очерёдность их сообщений не совпадала с очерёдностью наблюдений. Выяснилось, что самое первое наблюдение чёрного бумеранга было сделано тем, кто проживал всего в нескольких кварталах от моего дома. Этот объект был впервые замечен вечером 15 апреля — как раз в то время, когда я проводила сеанс гипноза с Патрицией. (Эта свидетельница сидела перед телевизором, прежде чем увидеть этот чёрный бумеранг, и поэтому с точностью могла сказать, когда это произошло.) Но более всего меня ужаснул тот факт, что она якобы наблюдала его парящим над моим районом и, возможно, даже прямо над моим домом.

Возможная связь между этими сообщениями и сеансом гипноза, который я провела с Патрицией, не особо радовала меня. На самом деле, у меня от этого побежали по коже мурашки! Также это заставило меня задуматься.

Если мы припишем этот «феномен пришельцев» некому тайному заговору правительства, проводящего эксперименты с людьми (возможно, чтобы заставить их поверить в то, что их похищают пришельцы, и тем самым искать защиты у самого правительства — «старшего брата»), то тогда перед нами предстаёт интересная проблема, а именно: каким образом эта гипотетическая группа заговорщиков способна вызвать во время сеанса гипноза такую реакцию, которую я имела возможность наблюдать лично?

Я была очень осторожна в том, чтобы во время первого телефонного разговора с Патрицией не упоминать слова «пришелец» или «похищение». Если телефонные разговоры прослушиваются, то как этот телефонный разговор с Патрицией мог привлечь внимание? Подобная «прослушка» — даже если внимание могли привлечь лишь некоторые «ключевые слова» — должна была бы быть частью настолько огромного и сложного заговора, что одно лишь представление о необходимой для этого логистики было невозможным.

Но давайте предположим, что речь идёт о правительственном заговоре. Предположим, что они обладают такими возможностями мониторинга, и что мой телефон и телефон Патриции (или даже все телефоны) прослушиваются с помощью компьютеров. На основе этого можно заключить, что они знали, что я собираюсь провести с ней сеанс гипноза и поэтому послали небольшой флот малозаметных летательных аппаратов, испускавших некий луч (или что-то подобное) в сторону Патриции, чтобы помешать ей говорить со мной. Но к чему все эти хлопоты?

Ведь было бы намного проще послать один из этих белых грузовиков (как в фильмах про агентов) для «облучения» Патриции. Или, возможно, они посчитали более практичным создать небольшую истерику по поводу НЛО, так как момент для этого был подходящим: вызвать всеобщее волнение и вновь напомнить всем о «феномене пришельцев». Но и в этом случае организация всего этого поражает воображение.

Теперь возникает следующий вопрос: это женщина появилась как раз в тот момент моей жизни, когда я была уже достаточно знакома с этим феноменом, чтобы узнать симптомы его проявления; как быть с этой синхронистичностью? Или же это был заговор правительства, направленный на то, чтобы постепенно ввести меня в заблуждение посредством создания ряда событий в моей жизни, чтобы я в конечном итоге отказалась от моих «рациональных объяснений» этого феномена? О какого рода слежке и о каком количестве персонала может тогда идти речь? И снова это поражает воображение.

Я пришла к выводу, что это не могло быть организовано людьми, но в то время я ещё не была готова серьёзно рассмотреть возможность того, что причина этого могла лежать в области «других миров». Другими словами, высокая странностьбыла повсюду. Размышления об этом вызывали во мне странное, трудно описуемое чувство, что за мной «наблюдают». Описанные выше синхронистичности были настолько странными, что я просто не могла не связать появление этого НЛО с нашими экспериментами по сверхсветовой коммуникации. Я пыталась вытеснить эту мысль, но она возвращалась снова и снова.

В St. Petersburg Times появилась статья об этих наблюдениях НЛО, пытавшаяся расставить все точки над «i». В ней утверждалось, что наблюдавшийся объект был «бомбардировщиком-невидимкой». Таким образом, всё это было лишь странным совпадением. Моя зона комфорта была вновь восстановлена, и я снова могла спокойно спать, по крайней мере, в течение какого-то времени.

Фрэнк, разумеется, был в экстазе от этих событий. Он нисколько не сомневался в том, что Патриция обладала некой опасной информацией, и пришельцы не хотели, чтобы она ею поделилась. Согласно его теории, НЛО появился лишь для того, чтобы усилить или дистанционно активировать болевую блокаду, что произошло, когда она сказала: «ОНИ не позволят мне [рассказать, что случилось]».

Хотя это и было разумным логическим выводом, основывавшимся на наблюдениях, я не была готова принять эту идею. Я наотрез отрицала возможность существования так называемых пришельцев и горела желанием доказать, что феномен пришельцев был ничем иным как психическим отклонением. Я даже считала, что все эти многочисленные наблюдения НЛО были лишь очередной вспышкой «болезни милленитов». Как только кто-то начинал утверждать, что видел в небе огромный бумеранг, общественность возбуждалась и «заражалась» этой идеей, и каждый начинал верить в то, что видел то же самое. В конечном счёте, если там действительно было так много пришельцев, похищающих людей, то где подтверждение этому? «Где доказательства?» — спросила я Фрэнка. «Ради бога, покажи мне хотя бы одного из этих дурацких пришельцев. «Хабеас корпус!»

Чёрные бумеранги

В это время мои проблемы со здоровьем вновь дали знать о себе. На протяжении всей моей жизни мне казалось, что, как только я восстанавливалась от одной атаки с помощью одной лишь силы воли, как из ниоткуда появлялась следующая. Я едва могла ходить, даже просто стоять на ногах было мучительно болезненным; чувство онемения, пощипывающая и пронизывающая до костей боль в моей левой руке буквально сводили меня с ума. Мой врач поставил мне диагноз стенокардия, связанная с повреждением сердца, которое я перенесла в 1981 году, и порекомендовал мне физические упражнения. Будучи не в состоянии стоять и ходить дольше нескольких минут, очевидным решением было плавание.

Единственное место, где я могла плавать в лечебных целях, находилось в 30 минутах езды, однако всего после 10–15 минут езды на машине мои ноги начинали ужасно распухать. Я начала подумывать, что плавательный бассейн на заднем дворе был бы очень практичным в этом отношении. Я поняла, что из-за нашей финансовой ситуации бассейн был нам просто не по силам. Я должна была придумать нечто другое; возможно, море или публичный бассейн. Но на всякий случай я громко сказала на всю комнату: «Боже, плавательный бассейн был бы очень кстати!»

Одним вечером моя вторая дочь спросила её отца, когда он собирался пойти купить лотерейные билеты, согласится ли он вписать её числа. Он согласился, и мы выиграли 15 тысяч!

К середине августа бассейн был готов. Я подумала, что было бы уместно его «освятить», проведя в нём время с моими детьми, наблюдая за метеорным потоком Персеиды.

16 августа 1993 года около 21 часа на улице было уже темно. Пару часов спустя у нас были оптимальные условия для наблюдения метеоров. Дети были в восторге, потому что им разрешили ложиться спать позже и наблюдать за небом в новом бассейне. Около 22 часов они выбежали наружу, в то время как я осталась в доме и прибиралась на кухне, прежде чем присоединиться к ним в 23 часа. Со мной были трое из моих пяти детей. Моя старшая дочь была на свидании, а наш младенец уже спал.

Я впервые спустилась в новый бассейн и была так счастлива и благодарна за него! Я проплыла к противоположной стороне бассейна и опёрла мою голову на его выступ, чтобы лучше видеть метеоры. Условия наблюдения были благоприятными: не было ни луны, ни облаков; окружающий свет практически отсутствовал. Внезапно моя 12-летняя дочка вскрикнула: «Смотрите! В небе!»

Это был не метеор. Это был чёрный бумеранг с размахом крыла около 90 метров; от него исходило слабое красноватое свечение, и он двигался настолько медленно и низко, что я, стоя на крыше моего двухэтажного дома, могла бы к нему прикоснуться! У нас было достаточно времени, чтобы его рассмотреть. Его нижняя часть выглядела как «матово-чёрный шлифованный металл».

Мы наблюдали, как объект медленно передвигался над нашими головами, абсолютно бесшумно скользя по ночному небу. Он продолжил двигаться в южном направлении, едва касаясь верхушек деревьев.

Мы переглянулись, спросив: «Что это было?!», — когда мой сын закричал: «Ещё один!» И действительно, немного западнее мы увидели второй объект. Он был идентичен первому: высота, скорость, красноватое свечение и полная бесшумность! Я была при полном сознании и пыталась услышать хоть малейший звук! Мёртвая тишина. И именно это поразило меня больше всего, ведь ночью обычно можно слышать всевозможные звуки, например: сверчков, ночных птиц, лягушек и т. д. Но в тот момент царила абсолютная тишина: ни жужжания, ни гудения. Абсолютно ничего.

На несколько мгновений мы замерли в удивлении, прежде чем дети начали громко звать отца из дома. Он вышел.

«Что здесь происходит?»

Дети заговорили наперебой: «Мы видели НЛО!»

«Чепуха», — сказал он.

Я никогда не смогу объяснить, почему я ответила ему следующее: «О, это была всего лишь стая гусей! Это, наверное, к плохой погоде, потому что в этом году гуси мигрируют слишком рано на юг!» Я засмеялась тому, что попыталась замять произошедшее.

Мой муж посмотрел на меня, как на идиотку. Он ответил с сарказмом: «Гуси не мигрируют на юг в августе. Во всяком случае, мы же живём на юге!» Этот логический контраргумент произвёл странный эффект на меня: я очень расстроилась и пришла в сильное замешательство от произошедшего.

Единственное, что я хотела сделать, — это вернуться в дом и позвонить Фрэнку. Фрэнк был вне себя и радостно ликовал: «Наконец-то, ты мне поверила! Ты увидела настоящий НЛО!» Он отмотал назад запись своего автоответчика и дал мне прослушать сообщение, которое он получил час назад. В этом записанном сообщении один из друзей Фрэнка рассказал, что видел то же самое! Он также наблюдал метеоры в небе, и над ним также пролетел большой чёрный бумеранг. Его соседи также видели это.

В тот момент я была настолько взвинчена, что должна была вернуться в спальню, присесть и всё хорошо обдумать. Было очевидно, что если я не могла найти рациональное объяснение этому феномену, то имелось лишь две возможности: либо они были действительно реальны, либо я подхватила «болезнь милленитов» и потеряла рассудок.

Это был определённо не бомбардировщик-невидимка. В упомянутой выше газетной статье, вышедшей во время предыдущего всплеска наблюдений несколько месяцев назад, эти объекты были описаны довольно подробно. Автор этой статьи предположил, что, когда очевидцы говорили об объекте в форме «бумеранга», они, на самом деле, имели в виду «треугольный» объект. В его описание бомбардировщиков-невидимок он также включил наличие фюзеляжа, который, однако, начисто отсутствовал объекта, наблюдавшегося нами. Он действительно имел форму бумеранга. Ни треугольника, ни ромба, а бумеранга без какого-либо «корпуса» позади изгиба. Но как я могла знать это наверняка? Может быть, это действительно были новые модели бомбардировщиков-невидимок?

Видел ли кто-нибудь ещё эти объекты помимо друга Фрэнка, его соседа, меня и моих детей? Я хотела выяснить, как он выглядел на самом деле. Я хотела быть уверенной в том, что не сошла с ума. Я хотела найти объяснения. Это означало, конечно, что, имея под рукой веские свидетельства других очевидцев, я могла бы представить их властям, которые, в свою очередь, могли бы подтвердить, что этому феномену действительно есть объяснение: экспериментальный летательный аппарат, сделанный руками человека. Проблема решена, дело закрыто.

На следующий день я, несмотря на моё волнение, пыталась оставаться непринуждённой и обзвонила несколько местных телевизионных каналов, спросив, получили ли они какие-либо сообщения очевидцев о «странных объектах» в небе. Одна женщина, ответившая на мой звонок, оказалась довольно противной и ответила, что, разумеется, прошлой ночью в небе наблюдались странные объекты — метеоры! Разумеется, я способна отличить метеор от чёрного бумеранга длиной 90 метров, но сказать это означало бы подвергнуть меня насмешкам! Всё, что я хотела узнать, — это видели ли эти наблюдатели метеоров нечто необъяснимое.

Результат был не особо обнадёживающим. Со мной обращались как с умалишённой — лишь потому, что я задала этот вопрос. Это привело меня лишь в ещё большее уныние. Однако я пока не собиралась сдаваться.

Практически все СМИ, которые я обзвонила в надежде получить информацию, обходились со мной пренебрежительно. Я пока не была готова составить собственный отчёт, поэтому я изо всех сил старалась говорить на эту тему без упоминания слова «НЛО». Вспоминая об этом, моё нежелание даже упоминать это слово кажется мне сегодня довольно забавным!

Отсутствовала, по-видимому, всякая дальнейшая информация, пока Фрэнк не позвонил и не сказал мне, что метеоролог одного из телевизионных каналов упомянул, что один из местных «метеонаблюдателей» сообщил о нескольких «стаях гусей», которые он видел прошлой ночью. Так как я сама объяснила этот феномен таким образом, я подумала, что возможно, «попала в яблочко». Тем не менее это было всё, что я смогла узнать из «стандартных» источников.

Я была раздосадована тем, как меня «отшили» и как со мной обращались. Это разочарование, однако, лишь усилило моё желание выяснить, что я на самом деле видела в ту ночь. Обдумывая возможные варианты дальнейших действий, я вспомнила об одной организации, занимавшейся сбором подобных свидетельств: MUFON (Mutual UFO Network). Может быть, её представители могли что-то знать. Даже если они имели несколько иррациональные убеждения о том, что наблюдения странных летательных аппаратов могли быть «чужеродными», они, как утверждалось, старались различать правдивые и ложные свидетельства очевидцев. Возможно, они могли бы мне помочь подтвердить, что объект, который я видела, был известен или по меньшей мере был частью некоего проекта, проводимого тайным правительством?

Я проверила заднюю обложку одной из книг Фрэнка и нашла номер телефона национальной штаб-квартиры MUFON. Человек, ответивший на мой звонок, дал мне номер телефона местного филиала. Я позвонила — включился автоответчик, сообщивший мне, что следующие две недели директор будет в отпуске. После недолгого колебания я оставила моё имя и адрес, а также выразила желание получить больше информации о «возможном наблюдении НЛО». Я использовала понятие «НЛО» в буквальном смысле: объект был неопознанным, и я искала ему рациональное объяснение, а не подтверждение посещений Земли пришельцами и прочую белиберду.

На дворе уже был сентябрь, когда кто-то из MUFON позвонил мне и извинился за задержку. Он сообщил, что ежемесячная встреча была запланирована на следующий день, и я могла бы посетить её и лично рассказать о своём случае. Для меня это было слишком быстро. Я не была готова околачиваться с фанатиками, верящими в зелёных человечков, носящими с собой пластиковые футлярчики для шариковых ручек, огромные очки и выпуски журнала MAD в своих рюкзаках.

Ну, правда, когда они, наконец, повзрослеют?!

Когда наступил день собрания MUFON, я решительно отказалась туда ехать. Я уже собиралась полностью забросить эту тему. Но время бежало вперёд; дети постепенно разошлись по своим делам, мой младенец отправился на прогулку со своим отцом, и я осталась дома одна. Желание узнать больше нисколько не утихло во мне, но я продолжала выдумывать любые мало-мальски рациональные отговорки, чтобы не ехать на эту встречу. Как ни странно, в тот день моё привычное состояние изнеможения было минимальным, и, так как я не видела никаких других причин оставаться дома, я подумала, что, возможно, туда всё же стоит поехать и лично проверить эту MUFON-тусовку. Если мне станет жутковато, или я слишком устану, я в любой момент смогу вернуться домой.

Я была поражена. Никаких фанатиков. Никаких пластиковых футлярчиков. К тому же все присутствовавшие были однозначно слишком старыми для журнала MAD! Я тихо вошла, заняла место в заднем ряду и начала слушать уже начавшуюся дискуссию. Я была удивлена тому, насколько интеллигентными и рациональными были эти люди — на мой взгляд, выше среднего — и уж наверняка умнее среднего приверженца движения «Нью Эйдж». Ни один из них не вдался в пустые разглагольствования о венерианцах, взявших его на борт своего корабля и отправивших в страну лунатиков. Никто не говорил о том, что пришельцы здесь, чтобы «служить человечеству». По сути, это была скорее техническая дискуссия о возможных двигательных установках НЛО, которая основывалась на наблюдениях заслуживающих доверия очевидцев (их высказывания широко цитировались во время обсуждения), а также на некоторых впечатляющих документах.

Во время перерыва меня попросили заполнить гостевую анкету. Директор узнал моё имя и попросил меня рассказать о моих наблюдениях. После перерыва я представилась перед группой и, находясь в большом замешательстве, начала рассказывать мою короткую историю о чёрном бумеранге. После того как я закончила, меня засыпали всевозможными вопросами. В заключение я сделала набросок объекта, который я видела той ночью, и закончила на этом моё выступление.

За этим последовала дискуссия. Самое раннее наблюдение чёрного бумеранга (в том виде, как я его изобразила на доске) произошло в 1951 году в Альбукерке. Их также видели в Лаббоке, штат Техас, после чего они стали известными как «Лаббокские огни» (см. фото1). Во время дискуссии была отмечена интересная деталь, что его ранние наблюдения также происходили в августе, что показалось мне необычным. Ещё интереснее был тот факт, что одна и та же конструктивная компоновка этих объектов наблюдается уже более 40 лет, что противоречило моей теории о том, что эти объекты были построены относительно недавно. Никаких конструктивных изменений за последние 40 лет? Эти парни со своими секретными операциями, кажется, действительно начинают терять свои способности! Никакой изобретательности!

Также было достаточно подробных сообщений о том, что этот тип летательных аппаратов неоднократно наблюдался в Хадсон-Вэлли, штат Нью-Йорк. Речь идёт об известной серии наблюдений, включавших всевозможные аномальные феномены среди сотен очевидцев.2 В эту историю был также вовлечён один учёный — некий доктор Хайнек. Я никогда прежде не слышала о нём, но вскоре я уже буду хорошо знакома с его работами и буду с уважением относиться к его идеям.

Спустя долгое время после этих событий и дискуссий я провела дальнейшее изучение темы «чёрного бумеранга» и обнаружила в одной статье из книги Mysteries of Mind, Space and Time, написанной Хэмишем Ховардом и Тойном Ньютоном, некоторые весьма будоражащие связи. Авторы описывают историю Клэпхем Вуд — «небольшого региона, плотно поросшего лесом, на возвышенности Саут-Даунс в Западном Суссексе, Англия». На протяжении уже нескольких сотен лет из этого региона поступают сообщения о необычных огнях и высокой странности. Один местный житель сообщал о том, что видел как огонь размером с Луну исчез в лесу, оставив после себя запах гари. В октябре 1972 года телефонный мастер видел как «летающая тарелка» парила над лесом, прежде чем она сделала разворот и исчезла из поля зрения. В это же время прогуливающаяся пара видела огонь в небе над Клэпхем Вуд, испускавший вертикальный луч света в расположенный ниже лес и затем исчезнувший на высокой скорости.

Пол Гловер из Британской исследовательской группы паранормальных явлений одной ясной ночью летом 1967 года совершал прогулку с другом по холмистой местности в направлении Клэпхем Вуда. Примерно в 10 часов вечера они внезапно увидели огромную чёрную массу, низко висящую в ночном небе; она затемняла собой звёзды и быстро двигалась в их направлении. Объект имел форму бумеранга и не производил никакого звука. Когда он пролетал над ними, вытеснение воздуха было настолько сильным, что они ради своей безопасности спрятались в кустах. Они категорически отрицали, что это, возможно, было облако, так как форма этого объекта оставалась неизменной, он двигался в определённом направлении, и не было никакого ветра, который мог бы приводить его в движение. Несколько минут спустя они увидели высоко в небе два ярких объекта, которые они наблюдали в течение нескольких минут. Один из этих НЛО выпустил объект меньшего размера, который направился ко второму НЛО и был, по-видимому, взят на его борт, но затем появился вновь, изменил курс и исчез из поля зрения. Спустя час, возвращаясь с прогулки, они увидели два жёлтых огня, спустившихся к лесу; за ними последовала ещё одна пара и затем — ещё одна. В тот момент, когда они, как казалось, уже исчезли в лесу, появились два горизонтальных луча света, для которых холмистая местность, кажется, не представляла никакого препятствия; за ними последовали ещё две пары лучей. Все шесть лучей пролетели с большой скоростью, прежде чем исчезнуть в ночном небе. Кроме этих огней в небе не было видно никаких летающих объектов.

В этом же году два школьника, Тойн Ньютон и Джон Арнольд, никогда прежде не слышавшие о Клэпхем Вуд, из Растингтона (небольшой общины, расположенной вдоль побережья в нескольких милях западнее) рассказали, что им через доску Уиджа была передана необычная история: Клэпхем Вуд — это якобы база космических кораблей3, один из которых недавно приземлился для сбора серы и других химикалий.

Конечно, в то время никто не поверил этим мальчишкам, но почти 10 лет спустя было проведено расследование, в рамках которого в этом лесу были взяты пробы грунта. Из общенациональных телерепортажей BBC, транслировавшихся в то время, можно сделать заключение, что эта история со сбором серы пришельцами могла содержать в себе зерно истины. Это расследование было начато после того, как в 1975 году в этом лесу начали пропадать собаки.

В местной газете Worthing Herald сообщалось об исчезновении Уоллеса, трёхлетнего чау-чау, принадлежавшего семье Питера Лава из Клэпхема, а также двухлетней колли некого Джона Корнфорда. Как сообщается, несмотря на свою обычную послушность, колли заползла в кусты между двумя деревьями (в регионе, называемом местными жителями «Честнатс»), и больше её никогда не видели. Её озадаченный владелец прочесал всю округу — безуспешно!

Миссис Х.Т. Уэлс, проживающая в близлежащем Даррингтоне, сказала, что её колли начинает «сходить с ума» каждый раз, когда она приближается к лесу, а золотистый ретривер, принадлежащий мистеру Э.Ф. Ролинсу из Уэртинга, забежал однажды в лес и вернулся в «довольно растерянном состоянии». Вскоре его поразил паралич, и его пришлось усыпить.

Другая собачница, пожелавшая остаться неизвестной, сообщила, что, когда она выгуливала свою собаку в этой местности, собака начала бегать кругами, из её пасти шла пена, а её глаза были выпучены так, как будто она испытывала сильную боль.

В этом отчёте также сообщается об одном любителе лошадей (он также пожелал остаться неизвестным, однако достоверность его рассказа была, по всей видимости, подтверждена), который привязал свою лошадь к дереву, чтобы сделать привал. Вернувшись, он обнаружил, что его лошадь исчезла. Он обыскал всю близлежащую местность, но так и не смог её найти.

Находясь в этой местности, люди сообщали о странном чувстве, как будто «на них оказывают давление некие невидимые силы», некоторые сообщали о чувстве слабости. Два человека шли через лес и были поражены одновременно: одного скрутило от внутренней боли, а другой схватился за голову, вопя, что «из его ушей нечто вытягивает барабанные перепонки». Они проковыляли 50 метров, прежде чем боль исчезла.

Также было найдено мёртвое тело человека, пропавшего двумя неделями ранее. Несмотря на относительно короткий период пропажи, труп уже находился на поздних стадиях разложения. Данные судебной экспертизы показали, что разложение было значительно ускорено вследствие «действия неизвестных факторов». Далее в статье сообщается следующее:

Дэвид Стрингер — скептический исследователь из Южной группы паранормальных исследований, вооружившись счётчиком Гейгера, посетил эту местность в августе [и снова август] 1977 года. В лесу было тихо и безветренно. Поначалу он не заметил ничего подозрительного, однако, когда он начал пробираться через густое подлесье, ему пришлось поднять счётчик Гейгера над головой, который внезапно стал показывать тревожно высокий уровень излучения. Мистер Стрингер остановился и оглянулся назад. Он увидел нечто тёмное высотой примерно 3,5 метра. Несмотря на то, что его форма была неразличима, это определённо не было клубом дыма — он мог описать это лишь как «чёрную массу». Спустя несколько секунд из-за расположенных поблизости деревьев под углом 45 градусов выстрелил большой белый диск и исчез в небе. Вместе с ним в воздухе растворилась и чёрная масса. Стрингер пошёл назад по пройденному пути [он был смелее меня!] и обнаружил отпечаток ноги с четырьмя пальцами на том месте, где он впервые увидел этот объект. Этот след напоминал другой отпечаток, найденный в местности неподалёку от Брайтона, называемой Девилз-Дайк, где, как известно, проводились «шабаши» адептов чёрной магии.

Стрингер сделал быстрый набросок отпечатка. В то время он ещё не знал, что этот отпечаток ноги совпадал с отпечатком, эскиз которого был опубликован в 1863 году в Инфернальном словаре Коллена де Планси; этот отпечаток ноги якобы принадлежал «демону Амдускиасу».

Наблюдения НЛО продолжились вплоть до 1979 года. Серия странных событий того времени закончилась с исчезновением священника Нейла Снеллинга, наместника церкви в Клэпхеме… Как-то утром, совершив покупки в магазине в Уэртинге, он решил вернуться пешком домой в Стенинг через Клэпхем Вуд. С того времени он считается без вести пропавшим; тщательное прочёсывание местности не принесло никаких результатов. [Лишь 3 года спустя, в августе 1981 года, останки вышедшего на пенсию священника были найдены в местности Даунс около Уинстон Барн. После проведённой судмедэкспертизы было объявлено, что причина его смерти неизвестна.]

В общем и целом, я начала осознавать, что этот феномен был не только очень странным, но, вероятно, и опасным. Вскоре я сама обнаружу, насколько он был загадочным и опасным. В сообщениях о чёрном бумеранге из Клэпхем Вуд и его эффектах на животных отражены две наиболее будоражащие вещи, которые я когда-либо встречала. Моя шотландская овчарка, Дэнни-бой, начала быстро терять силы, и казалось, что ничто не могло обратить этот процесс. Ветеринар был в полном недоумении, и все его попытки вылечить мою собаку не принесли никакого результата. Его единственное объяснение этому состояло во врождённом пороке сердца, вызвавшим сердечную недостаточность. Спустя три месяца после происшествия с чёрным бумерангом, он умер на кухонном полу, положив свою голову на мои колени. Ему было всего 3 года — послушный и милый пёс. Я была убита горем. (В тот момент я не видела абсолютно никакой связи между чёрным бумерангом и смертью Дэнни-боя.)

В то же время, после той ночи в бассейне, моё собственное физическое состояние лишь продолжало ухудшаться. Я постоянно болела. У меня была ужасная сыпь, крапивница и волдыри. Все слизистые оболочки моего тела отекли настолько, что моё горло и нос почти полностью были перекрыты. Нижняя часть моих глазных век была воспалена до такой степени, что из них постоянно выделялась желтоватая липкая жидкость. Невыносимый зуд глубоко в моих ушах почти сводил меня с ума.

Эти симптомы были практически всегда предвестниками своего рода «атаки». Всё начиналось с приступов сильной тошноты. Я чувствовала себя так, как будто мне в грудь вбили кол. Моё дыхание было затруднённым и болезненным; у меня был приступы холодного пота. В конечном итоге мой врач диагностировал у меня аллергию, которая дополнительно отягощала мою и без того ослабленную сердечно-лёгочную систему. Врач предположил, что количество аллергенов в моём теле недавно достигло «критической массы». Бенадрил и другие противоаллергенные препараты ненадолго облегчили моё состояние, но всё-таки это не было долгосрочным решением проблемы. Моё тело, по-видимому, было больше не в состоянии справляться с накопившимися токсинами. Мой врач хотел, чтобы я сделала развёрнутые анализы на аллергии и начала курс лечения, нацеленный на снижение моей чувствительности к каким бы то ни было аллергенам.

Симптомы усиливались по ночам, начиная примерно с 11 вечера. Я пришла к выводу, что к этому времени достигалась дневная «критическая масса» аллергенов в моём теле. Однако пока я находилась в сидячем положении, стараясь не совершать лишних движений, со мной всё было в порядке. Кроме того, мой мозг всё ещё работал, и я продолжала читать и изучать интересующие меня темы, чтобы отвлечься. Также я соблюдала график всех запланированных гипнотических сеансов. Без чтения и работы я чувствовала бы себя совершенно бесполезной. Для меня это была бы не жизнь.

Ещё больше пропущенного времени

В течение первых месяцев 1994 года мы продолжили наши еженедельные сеансы. Мы продолжили наши «лотерейные эксперименты», а также регулярно «тестировали» различные бестелесные сущности, задавая им вопросы о погоде, политике, новостях, прося дать прогнозы о том или ином человеке и задавая прочие назойливые вопросы, просто чтобы узнать, что они на это ответят.

Смысл состоял в создании «петли обратной связи», которая позволила бы нам по крайней мере получить доступ к глубоким уровням сознания или в лучшем случае «настроить» наш биокосмический приёмник. Большинство нерегулярных участников сеансов не имели ни терпения, ни мотивации участвовать в мероприятии, не обещавшим незамедлительное вознаграждение или выигрышные лотерейные номера. Они хотели лишь «включить, настроить и немедленно начать ченнелинг»! Прилагать дополнительные усилия было для них чересчур!

Тем не менее одна участница — Кэнди — регулярно посещала сеансы на протяжении почти полугода. Я познакомилась с ней после очередной серии событий высокой странности. Узнав, что я практикую гипноз, она немедленно захотела, чтобы я провела с ней сеанс, так как она была убеждена в том, что её похищали пришельцы. После моего опыта работы с Патрицией я больше не боялась вновь погружаться в эту тему. Тот факт, что я была опытным гипнотерапевтом, владела эффективными методами и имела интересные идеи, вовсе не означал, что я была способна отделять зёрна от плевел при рассмотрении темы похищений пришельцами. Все прочитанные мною книги также не смогли обучить меня этому, ведь мне были необходимы практические навыки.

Будучи временами наивной дурочкой, я думала, что это всего лишь вопрос нескольких телефонных звонков с целью найти кого-либо, кто мог бы меня этому обучить. Мне представлялось логическим сначала обзвонить местных психологов и психиатров и спросить, могут ли они мне помочь. Я так и поступила. Это оказалось не самой хорошей идеей. Никто в нашем глухом районе не желал даже рассматривать подобную идею, не говоря уже о том, чтобы прикасаться к ней!

По мере того как я продолжала делать звонки по поручению Кэнди, чудовищность этой проблемы становилась всё более ошеломляющей. Я видела, как тысячи и тысячи людей выходили вперёд и рассказывали о своих контактах с пришельцами из других миров. После всего, что я прочитала на тему истории и социальных феноменов, я могу сказать, что никогда прежде не встречала ничего подобного. Но несмотря на это остальные люди, включая профессиональных работников, предназначение которых состоит в предоставлении помощи и поддержки, реагировали на это с насмешкой и сарказмом. Но даже если этот феномен был фиктивным, как насчёт всех тех людей, утверждавших, что они имели подобный опыт?

Рассмотрев ещё раз опубликованные свидетельства потерпевших, я заметила, что типичную жертву, полную отчаяния, сильно тревожил факт «потери времени» и смутное воспоминание о времени, проведённом в заточении. Переживший это человек становится чрезвычайно раздражительным и страдает от потери концентрации и кратковременной памяти. Типичный «похищенный» обычно очень чувствителен к громким звукам, утверждает, что слышит и видит нечто, что другие не воспринимают. Он также способен «чувствовать» нечто в других людях, причём он не способен объяснить или выразить количественно, что конкретно он чувствует. Одним словом, они проявляют признаки настоящей травмы.

Один из тревожащих аспектов этого феномена состоит в том, что он часто оставляет после себя физические следы — царапины, колотые раны, кровоподтёки — и даже места на теле с отсутствующей кожей, обычно имеющие идеально круглую форму, как будто они были удалены формочкой для печенья.

Кэнди несомненно переживала травму. Её отчаяние найти ответ на причины событий в её жизни почти довело её до истерики. Она чувствовала, что её муж и друзья оставили её в беде в этом деле, так как для них эта ситуация — в сравнении с другими, более обыденными вещами — была слишком странной. Кэнди переживала сильный страх и боязнь быть в одиночестве, пусть даже ненадолго.

Независимо от различных объяснений опыта, пережитого этими людьми, их нужно воспринимать всерьёз. Они нуждаются в подтверждении и прежде всего — в поддержке.

В случае с Кэнди я рассматривала три варианта.

  1. Она умышленно обманывала меня, а её похищения были выдумкой.
  2. Она действительно была похищена неизвестными людьми или существами.
  3. Никакого похищения не было, но она верила в то, что оно действительно произошло.

Я вскоре отбросила первый вариант. Маловероятно, что она выдумала эту историю с целью снискать известность. Большинство людей стыдились того, что с ними произошло, и они уж наверняка не захотели бы, чтобы кто-то об этом узнал. Тот факт, что они отчаянно искали помощи, преодолевая свой огромный страх, говорит о том, насколько они были травмированы.

Вопрос о вменяемости людей, утверждающих, что они были похищены, также быстро разрешился. Если миллионы людей верят в то, что 2000 лет назад некто умер на кресте и три дня спустя воскрес из мёртвых, и при этом никто не считает их умалишёнными, то те, кто рассказывает о своих похищениях, имея более непосредственный опыт и доказательства, без сомнения, также находятся в здравом уме.

Тем не менее я поняла, что каждый конкретный случай необходимо рассматривать в отдельности. С самого начала строить какие-либо предположения в подобных ситуациях здесь просто неуместно с этической точки зрения. Начать исследовать подобный случай означало, что воспоминания Кэнди — сознательные или бессознательные — это единственное, с чем я могла работать. Следовательно, было необходимо учесть её биографию. С Кэнди я намеревалась работать намного более тщательно, чем с Патрицией.

Кэнди было около 35 лет, она была замужем за врачом, владела магазином модной одежды и была матерью двух дочерей. Она родилась и выросла в очень религиозной семье. Испытывая проблемы с различными религиозными ограничениями, она довольно рано покинула родительский дом и переселилась к своему брату, работавшему дизайнером в магазине одежды. Она также начала работать в этом бизнесе и в конечном итоге вышла замуж за владельца фирмы. Её муж вскоре умер и оставил ей маленького ребёнка и большое наследство.

Красивая молодая вдова с ребёнком и большой суммой денег недолго останется без внимания на брачном рынке. Со своим новым мужем, врачом по профессии (вылитый портрет «Дадли Справедливого» из одноимённого фильма), она переселилась во Флориду, где они завели второго ребёнка. Она хотела избавиться от печальных воспоминаний о потере своего первого мужа и начать новую жизнь. Свой бутик она оставила на попечение своему брату, продолжавшему вести бизнес от её имени.

После того как её младший ребёнок пошёл в школу, ей стало скучно. Она начала работать у другого врача в том же здании, где работал её муж. Она заняла управленческую должность и с лёгкостью справлялась со своей работой. Она была интеллигентной, обворожительной и привлекательной.

В то же время Кэнди начала посещать метафизическую/спиритуалистическую церковь, вероятно, скорее из любопытства, чем по какой-либо другой причине. Вскоре она уже была глубоко вовлечена в спиритуалистические убеждения и практики. В этот момент начали происходить странные вещи, хотя она утверждала, что странные вещи происходили с ней на протяжении всей жизни, и она научилась лишь тому, как игнорировать большую их часть. Имея похожий опыт, я, конечно же, могла понять её!

Поначалу она снова и снова наталкивалась на незнакомого мужчину в здании, где она работала. Он работал в другой врачебной приёмной в том же здании, поэтому она встречала его лишь в лифте, на парковке и в местных кафе. Каждый раз, когда она его видела, она замечала странную искру притягательности между ними. Вскоре они уже обменивались небольшими любезностями.

Одним вечером, когда её муж был в командировке, Кэнди со своей подружкой и коллегой по работе, пошли в бар. Тот незнакомец, на которого она продолжала натыкаться, случайно появился в том же баре и, увидев её, остановился у её стола. Они предложили ему присесть и вскоре уже обсуждали метафизические темы. Кэнди сказала, что не может вспомнить, как темы разговора сменяли друг друга. Тем не менее их разговор очень быстро перешёл на тему глубоко укоренившихся убеждений. Между ними воцарилось полное взаимопонимание, и в этом было нечто «магическое». Мужчина сказал, что знает об одном расположенном неподалёку индейском кургане, который якобы был местом большой силы. Он предложил обеим дамам показать это место. Кэнди чувствовала себя в безопасности, так как её подружка была с ней, и она хотела увидеть этот курган. Вскоре они уже сидели в его машине на пути к этому месту. Когда они приехали, уже было довольно поздно и темно. Это была болотистая лесистая местность на берегу Мексиканского залива. Они вышли из машины и начали пробираться через мелколесье к кургану.

Оставив в стороне абсурдность этой картины — трое взрослых, одетые в деловую одежду, шагают ночью через топкие болота, можно задаться вопросом: что, во имя здравого смысла, могло бы заставить кого-то отправиться на такую прогулку?

Как бы то ни было, именно это они и сделали. Трое взрослых, находясь в полном рассудке, пробираются ночью через приливные болота на побережье Флориды. В какой-то момент Эдит отстала от других и заблудилась. Что-то вселяло в Кэнди страх, но впоследствии она не могла точно объяснить, что именно это было, сказав лишь, что была в большом замешательстве. Она попросила своего спутника отвезти её домой. Они вместе разыскали Эдит, бродившую в кустах, вернулись к машине и поехали домой.

Единственная проблема заключалась в том, что, когда Кэнди вернулась домой, уже была полночь. Она «потеряла» больше двух часов.

Я тщательно прошлась с ней в хронологическом порядке по событиям той ночи. Она должна была вернуться домой не позднее 21:30; тем не менее, часы показывали несколько минут до полуночи, когда она оказалась дома. Она была удивлена тем, что её дети уже спали, а в доме было тихо и темно. Взглянув на часы, она почти впала в истерику из-за своего продолжительного отсутствия. Как это восприняли её дети?

Начиная с этого момента жизнь Кэнди начала разваливаться. Внезапно она стала настолько эмоциональной, что её настроение могло меняться каждую минуту. Она почти помешалась на этом мужчине, работавшим с ней в одном здании; в один момент она считала его своей «родственной душой», а в другой — правительственным шпионом. Это было неким образом связано с её убеждением в том, что правительство «следило» за ней. Она чувствовала, что должна была найти способ быть с ним вместе, так как правительство использовало его против неё, хотя в действительности они были созданы друг для друга. В другой момент она снова думала, что он следит за ней, и что ей лучше избегать его.

Сразу после этого события её муж попал в автомобильную аварию, находясь в машине с другой женщиной. Всё её предыдущие сомнения о расторжении брака исчезли, и их отношения быстро сошли на нет. В этот момент я впервые встретила Кэнди. Другими словами: сначала она совершила прогулку в болотах, практически в этот же момент в моей жизни началась череда синхронных событий, благодаря которым я познакомилась с Кэнди!

Кэнди, вероятно, знала из книг и других источников о сценариях похищения пришельцами. Она верила, что пережила своего рода контакт с «космическими братьями». Она была убеждена в том, что во время этого контакта ей было передано послание, и что это было очень важно помнить о необходимости передать его человечеству.

Попытка напрямую выудить у неё историю произошедшего напоминало удаление зубов. Она была настолько перегружена эмоциями, что было сложно получить от неё хоть какую-нибудь информацию без того, чтобы постоянно прерывать её, возвращаться к конкретной сцене и просить её о пошаговом описании произошедшего. Я не хотела делать поспешные выводы, потому что я всё ещё считала возможным, что её история может иметь другие объяснения. Опираясь на описанную Кэнди череду событий, я также считала возможным, что этот мужчина повёз её к кургану, исходя из более обыденных — хотя и достойных осуждения — мотивов, предварительно дав ей «наркотик для изнасилования».

Однако Кэнди твёрдо держалась убеждения о том, что этот мужчина, будучи правительственным шпионом, подверг её гипнозу, ведя за ней слежку, так как она была «выбрана» пришельцами для передачи послания [человечеству]. Почему или каким образом он, как правительственный агент, был связан с её похищением, было не совсем понятно и представлялось полной бессмыслицей. Кэнди знала об этом. Удручённо усмехнувшись, она признала, что это звучало безумно, и что она была в критическом положении. Она определённо нуждалась в помощи, и если бы мне не удалось найти грамотного специалиста, который мог бы ей помочь или проинструктировать меня о том, что делать, тогда нам пришлось бы самим решать эту проблему.

Я также считала важным выяснить, какой информацией Кэнди уже обладала о похищениях пришельцами. Хотя она и утверждала, что никогда не читала на эту тему, и что её знания об этом основывались на слухах и рассказах, я не была абсолютно в этом уверена. Если она уже читала об этом, то её, на мой взгляд, можно было считать «заражённым объектом исследования». В этом случае я могла бы помочь ей справиться с травмой, однако я никогда бы не стала рассматривать её утверждения, сделанные под гипнозом, как доказательство чему-либо. После нескольких недель безуспешного поиска квалифицированной помощи для Кэнди я, наконец, согласилась провести «зондирующий» сеанс гипноза.

Как я и ожидала, подсознание Кэнди изобиловало похищениями. Кэнди была настоящей «избранной» «дружелюбных» Серых пришельцев. Тем не менее во время сеансов стали известны определённые детали, поразившие её. Процесс похищения определённо проходил не в такой дружеской манере, как она полагала. Вот выдержки из серии сеансов, проведённых за период в несколько месяцев.

В: Хорошо. Что сейчас с тобой происходит?

О: Я вижу яркий свет, я напугана… Я вижу пальцы, на кончиках которых находится что-то вроде присосок…

В: Сколько индивидуумов находятся вокруг тебя?

О: О Боже, как это странно. (Вздох) Я вижу нечто наподобие динозавра. С короткими ручками… и его, хм… его кожа выглядит странно… она как будто, как будто… коричневатая, скользкая… у него по-настоящему странное лицо… как череп мертвеца, причём его передняя часть сильно выдаётся вперёд…

В: Как рыло животного?

О: Да.

В: Какой у него рост?

О: Хм.

В: Он выше тебя?

О: О да, он выглядит выше меня. Это просто странно.

В: Что странно?

О: Не знаю, это исчезло.

В: Куда это исчезло?

О: Я не знаю. Просто исчезло.

В: Что ты подразумеваешь под «исчезло»?

О: Я не знаю, это было что-то вроде образа, который затем просто растворился.

В: Сколько ещё существ находятся возле тебя?

О: Хм… они здесь повсюду и очень заняты.

В: И сколько их примерно?

О: Хм… пятеро или шестеро.

В: Как они выглядят? Они все выглядят одинаково?

О: Ох, они выглядят смешно… почти как, хм… они напоминают мне детёнышей динозавров… с тучным лицом, но с маленькими глазами… не такими большими глазами, как у них… а скорее с маленькими прищуренными глазами…

В: Какого цвета их глаза?

Я не знаю… когда я смотрю в их глаза, я вижу зелёный вращающийся круг…

В: Что сейчас происходит с тобой?

О: Хм. (Вздох) Мне тяжело дышать.

В: Ты ощущаешь какие-либо запахи?

О: Нет. Я вижу маленького… что-то вроде маленького золотистого скорпиона. Прямо у меня перед носом… перед моим лицом…

В: Что он делает?

О: Я не знаю. Он находится на кончике чего-то напоминающего пинцет.

В: И куда они помещают этого скорпиона?

О: (показывает признаки стресса.) О, это странно… у меня такое ощущение, что они помещают его в мой рот… в заднюю часть… моей, хм, глотки…

В: Как они это делают?

О: Они просто помещают его туда.

В: И каким образом они это делают?

О: Хм, я вижу нечто вроде аппарата с прикреплённой к нему рукой. Почти как у зубного врача…

В: Для чего это предназначено?

О: Я не знаю… мне в голову приходит телевидение.

В: Они сказали тебе, для чего это?

О: Нет, не сказали.

В: Они его уже поместили?

О: Хм… Они ещё работают над этим. Они двигают мою голову. Я слышу звон в моих ушах.

В: Что происходит далее?

О: Хм… мой затылок болит!

В: Почему он болит?

О: Я не знаю, это как будто, хм… у меня болит голова…

В: Где ты находишься сейчас?

О: Лежу на столе.

В: Что они делают с тобой?

О: Они протирают мои руки.

В: Они уже ввели этого скорпиона?

О: Угу.

В: Было больно?

О: Угу.

В: Да?

О: Я не знаю… это лишь… У меня разболелась голова.

В: Куда они его поместили?

О: Ну, знаешь, это как будто… они поместили его в мой затылок… через рот в мой затылок… а мои уши… Я слышу звон в ушах… они как будто закупорены… и я чувствую… Не знаю… подобно шо… шоковому воздействию или… Я не знаю…

В: Шоковое воздействие?

О: Стреляющая боль в голове.

В: Боль? Откуда?

О: Невралгическая боль… Я не знаю…

В: Хорошо. У тебя небольшая царапина над ухом… ты знаешь, откуда она?

О: Я не знаю, это как будто, хм… Я не знаю… Я вижу эту… Я вижу крошечную, хм… металлическую коробку… Я скажу лишь то, что вижу… Я не знаю…

В: Эта металлическая коробка имеет какое-то отношение к царапине над твоим ухом?

О: Да. Я чувствую, как будто меня кусает муравей, или что-то вроде того…

В: То есть тебя кусал муравей?

О: Хм. Когда я думала… Когда ты сказала, что должна вглядеться, хм, это выглядело почти как металлический муравей…

В: Хорошо.

О: С жалами.

В: Для чего она предназначена?

О: Кто? Муравей?

В: Да.

О: У него… Я вижу на нём иглу…

В: Длинную иглу, короткую иглу…

О: О, я вижу иглу… как будто она подсоединена к чему-то…

В: Для чего она предназначена?

О: Она входит внутрь и подсоединяется к чему-то… Я не знаю…

В: Это происходило в то же время, когда в твой затылок через глотку вставлялся скорпион?

О: Нет… (стресс)

В: Вернёмся назад к тому моменту, когда ты лежала на столе, сразу после того, как они поместили в твой затылок скорпиона… Ты сказала, что это было больно… Было больно, когда они его вставляли? Или лишь после этого? Или лишь после этого?

О: После этого. У меня после этого разболелась голова… У меня были головные боли…

В: Хорошо. Сколько времени ты провела с этой группой?

О: Хм… Прямо перед собой я вижу лицо…

В: Как оно выглядит?

О: Хм.

В: Оно принадлежит одному из них?

О: Да… у него по-настоящему печальные глаза… оно не хочет, чтобы я что-то об этом рассказывала…

В: У них есть какие-то планы на будущее?

О: Я слышу, что-то говорит «да».

В: Ты знаешь на когда?

О: Нет.

В: Ты знаешь, каковы их намерения… что произойдёт? Ты сотрудничаешь с ними?

О: Хм… Я не знаю… Я плохо себя чувствую.

В: Что ты чувствуешь в данный момент?

О: Я не знаю… Меня тошнит.

В: Сделай глубокий вздох и тошнота пройдёт.

О: О, Боже! (Вздох)

В: Кэнди, я здесь и присматриваю за тобой. Ты знаешь, что мы с тобой договорились о том, что хотим понять это на самом глубоком уровне. Эти существа работают с тобой с твоего согласия?

О: Хм… Нет.

В: Видишь ли ты какую-то возможность самостоятельно остановить то, что они делают?

О: Хм… Я не знаю, что передо мной… туннель…

В: Что ты видишь? Туннель?

О: Туннель, наполненный чем-то вроде паутины. Я не знаю, что это… это… (длинная пауза, признаки стресса)

В: Туннель, наполненный паутиной?

О: Да… не особо приятное место… (признаки сильной тошноты и стресса) М-м…

В: Если бы этот туннель мог говорить, то что бы он сказал?

О: Ты не захочешь быть здесь.

В: Где «здесь»?

О: Это звучит почти как «туда, куда мы тебя отправим, если захотим».

В: Куда «туда»?

О: Скверные вещи.

В: Какие скверные вещи?

О: Ах… это странно… это как будто я вижу, как рак поглощает красную массу… причём у этого рака есть рот.

В: Если бы этот рак мог говорить, то что бы он сказал?

О: Они не разговаривают. (Признаки тошноты и стресса.)

В: Что это за красная масса?

О: Я не знаю… (рвотные движения)

В: Хорошо, сделай глубокий вдох…

О: Мне это не нравится…

В: Хорошо, сейчас я начну считать от пяти до одного, и на счёт пять ты перейдёшь на самый высокий уровень твоего сознания… в место, полное чистого света и знания. (Отсчёт) Как ты себя чувствуешь сейчас?

О: В порядке.

В: Теперь ты видишь свет?

О: Угу.

В: Хорошо. Я хочу, чтобы ты слилась со светом и находящимся в нём знанием. Есть ли что-то, что ты могла бы сделать, чтобы положить конец этим событиям или защитить себя? Это знание находится там, и ты с лёгкостью можешь иметь доступ к нему.

О: (Долгая пауза) Это почти как будто я слышу голос, говорящий, что мы обладаем чем-то прекрасным, что они никогда не смогут заполучить.

В: Мы, люди?

О: Угу.

В: Это то, что они хотят заполучить?

О: Я не знаю… они как, я бы сказала, паразиты, или что-то вроде того. <…>

В: Что происходит вокруг тебя?

О: Я как раз хотела тебе сказать, что я вижу… это несколько странно. Я вижу эти маленькие белые существа, они как дети… они бегают вокруг… несколько из них… хм… Я вижу эту женщину с серыми… хм… Я не знаю, могу ли я её видеть… (дискомфорт). Ты знаешь, это как будто я пытаюсь её видеть, но она каждый раз исчезает из моего поля зрения. Она там, но я не могу её видеть.

В: Сделай глубокий вдох. Я сосчитаю до трёх, и на счёт три исчезнут все блокировки твоих воспоминаний, все препятствия и искажения, и ты сможешь ясно увидеть абсолютно всё, что произошло с тобой, начиная с этой точки пространства-времени. (Отсчёт) Что ты видишь? Взгляни на эту женщину. Как она выглядит?

О: Я нахожусь в другой комнате. Это круглая комната, имеющая что-то вроде стеклянного купола… хм… Я, о… я, кажется, вижу город. Странно…

В: Остановись на минуту… остановись и сделай глубокий вдох. Вернись. Вернись назад к женщине, которую ты не могла видеть. Я сосчитаю до трёх, и на счёт три она появится на проекционном экране, и ты сможешь ясно описать её. (Отсчёт)

О: Хм… ох… Я вижу эту женщину… у неё длинные жёсткие белые волосы.

В: Как насчёт её глаз?

О: Я расскажу тебе, что вижу. О: Я расскажу тебе, что вижу. Когда я смотрю в глаза этого существа, они зелёного цвета… вращаются… по спирали… в один момент она выглядит уродливой, но затем я вижу красивое женское лицо… Я вижу её одним способом, но когда я вглядываюсь, я вижу что-то вроде тени над её лицом… она выглядит как красивая женщина, хотя когда я посмотрела на неё в первый раз, она была уродливой, но… вглядевшись ещё раз, я снова вижу красивую женщину.

В: Каково твоё ощущение об этой женщине?

О: Скажу лишь, что она полна ненависти.

В: Она говорит что-то тебе?

О: Нет. Она очень внимательно наблюдает за мной.

В: Как выглядит её тело?

О: Хм… по-настоящему худощавым и высоким… очень и очень худощавым, с тонкими руками и длинными пальцами.

В: Сколько у неё пальцев на руке?

О: Я бы сказала, четыре. Она очень-очень высокая и худощавая. Но у неё большая голова с жёсткими волосами.

В: Опиши её голову.

О: Она имеет треугольную форму с закруглёнными краями.

В: Её уши, они большие или маленькие?

О: Нет, я вижу маленькие обводы на боковой части её головы.

В: Как насчёт её рта?

О: Ряды зубов.

В: Как насчёт её носа?

О: Я вижу две маленькие формы, очень маленькие… два отверстия, просто отверстия.

В: Она говорит что-то тебе?

О: Нет. Хотя она смотрит на меня. Смотрит, как я прохожу мимо с этими, этими… по какой-то причине она испытывает неприязнь ко мне.

В: Хорошо, ты проходишь мимо, что происходит далее?

О: Мы садимся.

В: Кто мы?

О: Я сажусь. Возле меня я вижу маленькую женщину и мужчину. И прямо позади меня стоит эта женщина.

В: Какая женщина стоит позади тебя?

О: Женщина с, хм… женщина, которая мне не нравится. Она любит распоряжаться.

В: Она там главная?

О: Нет. О: Нет. Но она выполняет, не знаю… она выполняет определённую функцию, или что-то вроде того. Но, хм… Я не знаю, она просто неприятна.

В: Ты сидишь на скамейке и возле тебя эта женщина.

О: Да. Это отдельная личность. Человек.

В: Ты узнаёшь её?

О: Нет.

В: Ты узнаёшь этого мужчину?

О: Я плохо вижу его.

В: Что происходит, когда ты сидишь на скамейке? Почему ты сидишь на скамейке?

О: Они показывают нам большой экран.

В: Скажи мне, что ты видишь на экране.

О: (Вздох) Хм… Мы смотрим на Землю; они показывают нам различные места на Земле.

В: Что за места?

О: Я думаю, что это базы.

В: Базы?

О: Угу.

В: Что-то, что ты можешь опознать?

О: Нет. Лишь точки, они показывают нам по какой-то причине различные регионы планеты.

В: Зачем они показывают это?

О: (Вздох) О: Они подготавливают нас.

В: Подготавливают к чему?

О: К отправке на эти базы.

В: К отправке на эти базы?

О: Угу.

В: Рассказал ли кто-то тебе о деталях? О деталях касательно причины этого?

О: Они показывают нам.

В: Что ещё ты видишь на экране?

О: Хм… Это, это… это как будто они показывают нам это… о, это странно… (длинная пауза)

В: Опиши это.

О: Они показывают нам различные точки… они показывают их, и вся информация попадает в наши головы… вся информация о том, что здесь происходит…

В: Хорошо, и в чём заключается эта информация?

О: Хм… (вздох)

В: Расскажи нам, что приходит тебе в голову при просмотре этих изображений на экране.

О: Они тренируют нас для некой работы, или что-то вроде того. Они хотят, чтобы мы знали, как это делать.

В: Делать что?

О: Как исполнять определённые вещи.

В: Исполнять какие вещи?

О: Вещи, которые, хм… как работают вещи.

В: Какие вещи. Как работают какие вещи?

О: Как работают эти базы. Где они расположены. И они обучают нас тому, как там жить.

В: Эти базы расположены на Земле?

О: Угу.

В: Можешь назвать какие-нибудь конкретные базы?

О: Хм… В джунглях Амазонки, хм… на Северном полюсе… они повсюду.

В: Ты можешь сказать, как ты обращаешься к этому знанию, к этой информации, приходящей тебе в голову во время просмотра зрительных образов на этом экране.

О: (Вздох) Я бы сказала, хм… продолжительный гипноз и удаление слоёв [маскирующих воспоминаний]…

В: Хорошо. Продолжай описывать то, что ты видишь на экране. Что ещё ты видишь?

О: Хм… я вижу лишь то, что мы сидим здесь, и это как будто, хм… передача мыслей, понимаешь? Это как будто символы и музыкальные ноты…

В: Ты видишь символы?

О: Угу.

В: И ты слышишь музыку? Или какие-то звуки?

О: Вообще-то, я вижу музыку.

В: Ты видишь музыку?

О: Угу.

В: Ты можешь запомнить некоторые из этих символов, чтобы начертить их после выхода из гипноза?

О: Я не знаю. Они проносятся очень быстро перед моими глазами.

В: Напоминают ли они тебе другие символы, которые ты когда-либо видела?

О: Угу.

В: Что они тебе напоминают?

О: Круги на полях?

В: Хорошо, что происходит далее?

О: Мы просто продолжаем учиться.

В: Ты можешь рассказать, чему вы учитесь?

О: Всему об этих базах. И тому, что мы должны будем сделать.

В: У тебя есть представление о том, когда вы будете это делать?

О: Хм… мне в голову по какой-то причине пришло 1998. Это важный период времени для чего-то… Обратный отсчёт начнётся в это время…

В: Хорошо, у тебя есть представление о том, почему вам будет необходимо обладать информацией об этих базах?

О: Ох… мы в беде…

В: Мы в беде?

О: Угу.

В: Что ты видишь, слышишь или знаешь?

О: Я не вижу, я чувствую… Я по-настоящему опечалена.

В: Почему ты так опечалена?

О: Я не знаю, я просто очень опечалена. (Начинает плакать).

В: Почему ты опечалена? Расскажи, что ты знаешь.

О: Это лишь… Я не знаю… столько разрушений…

В: Ты видишь разрушения. Какого рода разрушения?

О: Я не знаю. Кажется, войны, или что-то вроде того.

В: Войны? Или нечто иное?

О: (вздох, признаки стресса) Это как будто кто-то приближается.

В: Кто-то приближается? Кто?

О: Я не знаю. Это напоминает флотилию кораблей, или что-то вроде того.

В: К нам приближается флотилия кораблей?

О: Угу.

В: Какие корабли?

О: Космические. Я вижу группу маленьких дисков, летящих в больших формациях.

В: Они…

О: Настроены враждебно.

В: Настроены враждебно? Ты знаешь, откуда они летят? Ты видишь эту информацию на твоём экране?

О: Нет.

В: Кто-то приближается, и ты видишь грядущую войну. Войну между кем?

О: Это бессмыслица. Это как будто… там… пришельцы, работающие вместе с правительством с целью подготовки плана для грядущих событий… неважно, эти другие люди, эти другие существа, летящие к нам. Я знаю, что это не имеет смысла, но это то, что я вижу, чувствую и слышу.

В: Хорошо, находящиеся рядом с тобой существа, к какой полярности ты бы их отнесла: к положительной или отрицательной?

О: Хм… они милые… Как мне кажется… Кроме этой женщины… Мне не нравится эта женщина…

В: Что ты думаешь о летящих к нам существах? Они настроены положительно или отрицательно по отношению к людям? Или это лишь то, что они тебе рассказывают? Что они сами доброжелательны, а другие, летящие к нам, враждебны?

О: Это лишь то, что они мне рассказывают.

В: Возможно ли, что существа, находящиеся подле тебя, настроены враждебно, а те, кто находятся на пути к нашей планете, имеют положительные намерения?

О: (Вздох) Я, право, не знаю. Я не чувствую себя плохо рядом с этими, этими маленькими белыми людьми… Но мне не нравится эта женщина.

В: Я хочу, чтобы ты попробовала провести небольшой эксперимент. Я сосчитаю до трёх, и на счёт три ты попробуешь прочитать её мысли и узнать, о чём она думает. (Отсчёт) Подключись к её сознанию и опиши, что она чувствует и думает. Как она воспринимает происходящее?

О: (Признаки стресса). Прямо сейчас я чувствую по-настоящему сильный голод

В: Это то, что она чувствует?

О: Угу.

В: По чему она испытывает голод?

О: (Вздох) Она подпитывается от нас.

В: Каким образом она подпитывается от нас? Как она делает это? Каковы её намерения?

О: Она подпитывается от нас… Я, право, не знаю.

В: Она делает это физически?

О: Это как будто прикладывается к тебе ртом и что-то высасывает… твой воздух, или что-то вроде того… а её глаза, ты понимаешь? Это как будто… она выкачивает из тебя энергию.

В: И она принадлежит к этой группе, находящейся рядом с тобой?

О: Она, кажется, притаилась позади. Она там не главная, но находится лишь, хм, на заднем плане. Она наблюдает за мной. Она одна из них.

В: Давай двигаться дальше. Они продолжают показывать вам эти видеоролики или изображения. Что происходит после окончания показа?

О: Меня тошнит.

В: Почему тебя тошнит?

О: Я не знаю. Мне по-настоящему плохо.

В: Расскажи о том, почему тебе плохо.

О: Они показывают нам вещи, причиняющие нам боль. Не знаю, я просто чувствую себя очень плохо. У меня всё болит.

В: Давай вернёмся назад. Остановись и вернись назад… Они говорят тебе вещи, причиняющие боль. О чём конкретно они говорят?

О: Они показывают нам всевозможные разрушения. Города, полные искорёженного железа… будет небезопасно…

В: Что будет небезопасно?

О: Наша планета будет небезопасна.

В: От чего?

О: От этих разрушений.

В: Кто вызывает эти разрушения?

О: Я не знаю. Я вижу лишь, как создаётся волна.

В: Создаётся волна?

О: Угу.

В: Что создаёт эту волну?

О: Я ничего не вижу.

В: Что делает эта волна после того, как она была создана?

О: Опрокидывает ось. Ось магнитного поля Земли. Волна имеет магнитную природу, и здесь мы имеем дело с магнитной осью. Каким-то образом она полностью её дестабилизирует. Волна воздействует на магнитную ось и выводит её из равновесия.

В: И каков результат этой дестабилизации?

О: Я вижу, как вращается Земля. Это не нормальное, а неуравновешенное вращение.

В: Хорошо. И каков результат этого неуравновешенного вращения?

О: Разрушение.

В: Хорошо. И ты не можешь обнаружить источник этой волны.

О: Ничего не видно.

В: Это волна естественного происхождения? Или искусственного?

О: Я не знаю, что это означает. Некто вызывает… они что-то дестабилизируют. Все те корабли, которые я видела…

В: Это корабли вызывают эту волну?

О: Они что-то дестабилизируют. Происходит дестабилизация.

В: Эскадры прибывающих кораблей, которые ты видела: они появляются до этого разрушения или после?

О: Все, что я могу сказать — они путешествуют на волне.

В: Они путешествуют на волне? И тебе не видно, откуда исходит волна?

О: Я вижу только то, что мы должны готовиться.

В: Как мы можем подготовиться?

О: Они подготавливают нас.

В: Должны ли мы что-то делать сами?

О: Нас программируют.

В: Как можно распознать это программирование?

О: Будут вызываться определённые события. Вас подготавливают делать определённые вещи… фильмы, книги, различные события приводят в действие то, что находится в вашем подсознании. Я вижу ключ или колесо… как это колесо подгоняется… как два колеса подгоняются и защёлкиваются друг с другом.

В: Хорошо. Эта волна, о которой ты говоришь, чувствуешь ли ты, что она исходит из глубокого космоса или из нашей Солнечной системы?

О: Она на подходе! Мы не знаем об этом, но кое-кто знает.

В: Кто знает? Знает ли об этом наше правительство?

О: Да.

В: Собираются ли они сообщить кому-либо об этом?

О: Они приводят в действие определённые вещи. Поэтому будет выпускаться всё больше и больше информации.

Как и следовало ожидать, после пересмотра этого опыта точка зрения Кэнди о феномене похищений изменилась кардинальным способом. Она начала жадно поглощать любую информацию на эту тему, которую только могла найти. В этом отношении мы определённо были с ней на одном и том же «пути».

Когда мы разговаривали по телефону, мы слышали странные щелчки и гудение в телефонной линии. Я смеялась при мысли о том, что кто-то мог прослушивать мой телефон для проверки того, что мы знали о «пришельцах», потому что на самом деле знали мы немного. Тем не менее Кэнди была убеждена в том, что обладала какой-то информацией, которую они пытались заполучить, то есть, что это она была целью слежки. Её убеждение в том, что мужчина, повёзший её к кургану, был правительственным шпионом, переплеталось со странным представлением о том, что он был её «родственной душой». Это позволило ей предположить, что он был использован с целью «заманить» её в правительственный заговор, в то время как её задачей было его «спасение». Я знала, что потребуется больше работы для того, чтобы удалить её маскирующие и искажённые воспоминания, не говоря уже о её эмоциональных программах, всё ещё оказывавших на неё влияние.

Разбираясь с переживаниями Кэди, мы также продолжали наши еженедельные сеансы ченнелинга. Мы болтали с различными «душами умерших», а также с «космическими братьями». Наши записные книжки были наполнены заметками о «земных изменениях» и прогнозами катастроф. Один источник, представившийся «Джорданом», утверждал, что находится на борту космического корабля около Марса, куда они только что прибыли с орбиты Нептуна. Затем он ответил на всевозможные вопросы, подтверждая при этом теории Захария Ситчина, согласно которым он был представителем цивилизации, имевшей «родственную» связь с человеческой расой. В целом он вёл себя как типичный «космический брат». Меня это не особо впечатлило. По большому счёту это было полной бессмыслицей.

Я не думаю, что эти сущности умышленно вводили нас в заблуждение, и я также не считаю их «злыми». Я просто полагаю, что Кейси был прав: мёртвый пресвитерианин — это всего лишь мёртвый пресвитерианин! Если человек с сильными убеждениями, сформированными под воздействием суровых испытаний земной жизни, умирает, то он берёт эти убеждения с собой. Также создаётся впечатление, что души со схожей «частотой» или убеждениями сходятся вместе. Таким образом они поддерживают друг друга в своих иллюзиях и убеждаются в том, что пережитый ими опыт является взаимодополняющим. Так они способны общаться с живыми людьми и быть абсолютно уверенными в том, что говорят им правду и имеют самые благие намерения. Но в конечном счёте всё это может оказаться полной ложью.

Однако я не хотела принимать ложь, каким бы благонамеренным ни был её источник. Я больше не хотела слышать об одних и тех же избитых старых иллюзиях, которыми человечество подкармливалось на протяжении тысячелетий и которые никогда не смогли внести какой-либо вклад в изменение нашего статуса на Земле и в космосе. Я хотела лишь одного: объективной правды, если она вообще существовала. Подобно ребёнку, играющему в жмурки, я искала ответы на ощупь.

По мере того как я изучала эту тему, вопросов становилось всё больше и больше. К тому времени я уже прочитала несколько десятков книг на тему НЛО и пришельцев, однако приводимые в них аргументы были настолько противоречивыми и запутанными, что найти в них хоть какой-то смысл было безнадёжной затеей. Но были ли «огни в небе» и истории о похищениях фейри частью одного и того же феномена, происходящего здесь и сейчас на нашей планете? Если это так, то возникает ещё больше вопросов и кажущихся противоречий. Зачем инопланетной расе экспериментировать и наблюдать за нами на протяжении 10 000 лет? В чём смысл? Для размножения? Для выращивания нас на корм? Как шутливо выразился один из моих знакомых, с которым я вела переписку:

Если они опережают нас в развитии на 20 миллиардов лет, почему тогда они ещё не научились создавать синтетические белки в своих лабораториях — на своей планете в своей звёздной системе? Но погодите! С какой стати стали бы создания, способные перемещаться с Земли в Дзету Сетки в одно мгновение, хранить свои продовольственные запасы в Неваде? Почему они просто не возьмут нас с собой? Если бы я мог перемещаться силой мыли из одного города в другой, и, например, хотел бы покрасить мой дом, скажем, в Техасе, стал бы я держать мою банку с краской в Нью-Йорке и каждый раз, когда мне нужно было бы обмануть кисть в краску, перемещаться в Нью-Йорк, а затем назад в Техас, чтобы продолжить покраску? Если бы я мог перемещаться в магазин для покупки продовольствия, стал бы я делать это 40 раз подряд для покупки 40 различных продуктов, или купил бы я всё сразу?

Люди! Именно по этой причине мы используем холодильники и кладовые! Поэтому нам не нужно каждый день садиться в машину (летающую тарелку) и ехать в магазин (Неваду). Я не могу поверить в то, что мы разумнее наших хозяев, Серых. Они, должно быть, чувствуют себя униженными.

Альтернативная теория — созданная человеком программа медицинских экспериментов — столь же противоречива. Если за всеми этими похищениями действительно стояло правительство, то они непременно сделали бы хоть одну ошибку за последние 60 лет, и мы бы узнали, что это делали люди, склонные к ошибкам по своей природе! Тот факт, что ни один инцидент, ни один случай похищения не закончился оплошностью, в результате которой каждый увидел бы «человека за кулисой», должен заставить нас задуматься.

Мне жаль, но я не могу принять идею о том, что правительство США способно на глобальном уровне и на протяжении такого продолжительного периода времени успешно осуществлять проект такого размаха, в который, возможно, вовлечены миллионы людей. Необходимая для такого проекта логистика заставит выглядеть махинации Второй мировой войны как подготовку к пикнику. Поэтому я полагаю, что, хотя многие аспекты этого феномена требуют объяснений, нам следует искать гипотезу, способную объяснить и предсказать этот феномен лучше, чем Ситчин. Частью этой гипотезы может быть и то, что подобные идеи умышленно вживляются в общественное мнение, чтобы скрыть эту ужасную и тёмную тайну.

Также мы можем видеть, что даже если правительство не было замешано в этом, то государственные чиновники всё равно были бы сильно заинтересованы в сокрытии правды об этом феномене. Должна признать, что определённые варианты развития событий могли бы привести к хаосу и анархии во всём мире. Если мы, как имел обыкновение говорить Чарльз Форт, «принадлежим» некой расе высокоразвитых существ, использующих нас в качестве пищи и ресурсов, то всё, во что мы до сих пор верили, теряет всякий смысл. Всё это — ложь, бутафория, грандиозная иллюзия, огромный космический обман. Кто мог бы жить с такой мыслью?

Таким образом, я не нашла ответа. Лишь путеводную нить, за которой я могла следовать. Следуя за зацепками, полученными в результате моей работы по высвобождению духов и практики проведения экзорцизма, я догадывалась о действительной причине, по которой эти мнимые пришельцы так срочно нуждались в человеческих существах. Это не имело никакого отношения к восстановлению их расы путём кражи человеческих эмбрионов или использования людей в пищу. Опираясь на прочитанные мною случаи контакта и информацию о пришельцах, похитивших Кэнди, я пришла к идее о том, что они питаются своего рода энергией — энергией эмоций.

Во многих историях упоминается «процесс пристального глядения», во время которого похищенные подвергались продолжительному и интенсивному зрительному контакту, испытывая при этом форму «ретроспекции прошедшей жизни». Это всегда вызывало очень сильную эмоциональную реакцию, бывшую основным признаком этого опыта. Впоследствии жертве часто становилось плохо, она чувствовала себя истощённой и выжатой как лимон.

Тем не менее это не объясняет некоторые другие сообщения о пришельцах, появляющиеся тут и там. В них говорится о том, как пришельцы питаются человеческой кровью или купаются в ужасных ваннах, наполненных жидкими компонентами человеческого организма и частями тела, с целью «абсорбции» питательных веществ. Если эти существа питаются энергией, почему тогда им также необходимо физическое питание, независимо от того, как они это делают?

И снова у меня было больше вопросов, чем ответов.

 

  1. Одна из пяти фотографий, сделанных студентом Карлом Хартом в августе 1952 года в Техасе. ↩
  2. Наблюдения в Хадсон-Вэлли включали целый ряд инцидентов, произошедших между 31 декабря 1982 года и 10 июля 1986 года. Эти поистине удивительные наблюдения так и не были объяснены, и даже такой известный разоблачитель, как Филипп Дж. Класс, выразил своё недоумение по поводу всех этих происшествий. Начавшись в округе Патнам, штат Нью-Йорк, эта серия наблюдений со временем вовлечёт 5000 очевидцев и охватит географический регион от городов Пискилл и Оссининг, штат Нью-Йорк, на западе до Нью-Хейвен, штат Коннектикут, на востоке и от Брукфилда, штат Коннектикут, на севере до Уэстпорта на юге. Многие наблюдавшиеся объекты описывались как клинообразные, или подобные бумерангу, хотя в дальнейшем также наблюдались и дельтовидные летательные аппараты. Подавляющее большинство очевидцев утверждали, что эти объекты имели колоссальные размеры — по меньшей мере 90 метров и в большинстве случаев были намного медленнее обычных самолётов. В целом эти НЛО описывались как непроизводящие шума, хотя иногда было слышно гудение. Все наблюдения происходили ночью, и очевидцы отмечали, что для этих объектов были характерны от 5 до 15 источников света различного цвета; иногда они меняли свой цвет и периодически выключались и включались. Иногда этот исходящий свет был настолько ярким, что мог освещать поверхность земли под летательным аппаратом. ↩
  3. Мне показалось, что это упоминание доски Уиджа, предупреждающей о базах НЛО в совокупности с наблюдением чёрного бумеранга, вовсе не случайно, учитывая, что моё собственное наблюдение объекта в форме бумеранга произошло ровно за 11 месяцев до «прибытия» кассиопеян. ↩

Похожие сообщения:

  • Нет соответствующих должностей