FOTCM Logo
Cassiopaea Русский
  • EN
  • FR
  • DE
  • RU
  • TR
  • ES
  • ES

Сектантский террор: Краткий анализ происхождения и последствий феномена культов и сект в современном обществе

Автор: Джо Куинн

Оксфордский английский словарь объясняет термин «культ»2 так:

  1. Система религиозного поклонения, особенно выраженная в виде ритуала.

  2. Благоговение или преклонение перед личностью или предметом.

    2б. Популярное движение, особенно когда ему следует определённая часть общества.

    3. Личность или предмет, популяризуемый таким образом.

Очевидно, что это описание легко может подойти к любой распространённой сегодня организованной религии. Христианство, иудаизм, ислам, буддизм (и другие религии) весьма популярны и действительно основаны на ритуалах и «поклонении личности или объекту». Однако обычно их не называют культами или сектами. Термин «секта» в своей современной и хорошо признаваемой форме используется для описаний любой группы, сформированной в виде иерархической структуры, где имеет место некая форма принуждения или манипуляции членами этой группы. Также обычно в них присутствует некое направление поклонения, будь то лидер(ы) группы, некий внешний персонаж или объект. Поклонение или верность обычно оправдываются кажущейся, утверждаемой или возможной выгодой, получаемой от них. (Я знаю, это звучит весьма похоже на общепринятые мировые религии. Поди разберись.)

Однако на практическом уровне представляется, что ключевое отличие культа от некой мировой религии состоит в наличии легко различимого принуждения (физического или психического) или манипулирования членами секты.

При этом физическое принуждение или посягательства на физическую неприкосновенность членов таких групп, хотя и не без прецедента, встречаются реже (физическое принуждение является более очевидным нарушением свободы воли и поэтому легче поддаётся идентификации). Гораздо более тонкая, и поэтому более эффективная, форма принуждения — это интеллектуальная, или чаще всего эмоциональная, манипуляция. Как правило, это достигается посредством вышеупомянутого принципа поклонения, когда членов секты поощряют отдавать своё время, энергию, финансовые ресурсы и т. д. в надежде или с обещанием достижения заявленной цели и/или выгоды для отдельного лица или группы.

Очень часто утверждается, что контроль сознания используется на членах сект. Однако доказать такое утверждение проблематично, поскольку определение контроля сознания, мягко говоря, является довольно широким. Существует множество форм «контроля сознания», различающихся по своей тонкости, хотя их так и не называют (например, освещение войны в Персидском заливе в средствах массовой информации).

Для подтверждения использования контроля сознания в сектах часто ищут его возможные последствия. Существует список широко известных индикаторов использования контроля сознания. Например: члены вступают в «коммуны», отказываются от собственности, проявляют крайнюю преданность и послушание лидеру, а в некоторых случаях отказываются от своей жизни путём самоубийства.

В соответствии с этим более практичным пониманием Википедия даёт следующее определение секты:

Начиная с 1960-х годов в англоязычных странах, особенно в Северной Америке, большинство носителей английского языка приняли этот термин в уничижительном смысле для обозначения групп, многие из которых имеют религиозную тематику и эксплуатируют своих последователей психологически и финансово, используя методы группового убеждения (иногда называемые «контролем сознания»). В отличие от легитимных религиозных движений, секты характеризуются высоким уровнем зависимости, эксплуатации и подчинения требованиям лидера, не связанным с религией. 90% или более членов культа в конечном счёте покидают группу.

Используя вышеприведённое определение, можно сделать вывод, что секты — это группы, характеризующиеся «высоким уровнем зависимости, эксплуатации и подчинения требованиям лидера, не связанным с религией», в то время как законные религиозные движения якобы могут использовать те же самые «высокие уровни зависимости, эксплуатации и подчинения требованиям лидера» до тех пор, пока они связаны с религией.

Таким образом, проблему можно сформулировать другим образом: каково определение религии? Один комментатор предлагает следующее:

…Религия всегда начинается с опыта отдельного человека или опыта, разделяемого небольшой группой людей. Реакция этого человека или группы на первоначальный опыт — это то, что начинает процесс взаимодействия между религией и обществом. В крайних случаях мы можем представить себе религию, которая жила и умерла только для первоначальных участников, потому что их реакция была внутренней и не приводила к контакту с другими людьми в обществе. Или, с другой стороны, можно представить себе религию, в которой реакция на первоначальный опыт настолько быстро и полностью была ассимилирована в традиции общества, что зачаточная религия никогда не обрела своей собственной идентичности. Большинство признанных религий находятся где-то между этими крайностями и, таким образом, приобретают идентичность, по которой их можно распознать.

Религия берет своё начало в попытке представить и упорядочить верования, чувства, представления и действия, возникающие в ответ на непосредственное переживание священного и духовного. По мере того, как эта попытка расширяется в своей формулировке и разработке, она становится процессом, создающим смысл для себя на устойчивой основе, с точки зрения как его исходного опыта, так и его собственных продолжающихся реакций.3

Если истинное определение религии основано на «вере, являющейся непосредственным переживанием священного и духовного», то большинство современных мировых религий, основанных на опыте или слухах других людей, нельзя называть настоящими религиями, и поэтому фактически они вовсе не являются религиями. Тем не менее они продолжают сохранять «высокий уровень зависимости, эксплуатации и подчинения требованиям лидера», что, по сути, (в соответствии с вышеприведённым определением) делает их культами.

Несмотря на это, многие группы сегодня так или иначе определяют себя как религиозные, и этот термин, безусловно, имеет множество значений для различных людей. Например, Watchman Fellowship, утверждающая, что является «независимой христианской исследовательской и апологетической миссионерской организацией, фокусирующейся на новых религиозных движениях, культах, оккультизме и Нью-эйдж», заявляет, что:

Существует множество действующих групп, использующих обман, мошенничество, манипуляции, принуждение, контроль и эксплуатацию. Конституционно защищённое право на свободу слова служит сдерживающим фактором и противовесом этим злоупотреблениям. Когда присутствуют обман, контроль и мошенничество, свобода выбора человека ограничивается. Всегда правильно публично и в частном порядке разоблачать эти практики. Те, кто разоблачает ошибки или злоупотребления в этой сфере, несёт ответственность за точность своей работы.4

Однако они не видят обмана, контроля и мошенничества, когда сами евангелизируют неискушённым членам общества и представляют субъективное толкование религиозного текста как факт. Однако мы не намерены здесь взвешивать все «за» и «против» различных конкурирующих религиозных организаций.

Существует два подхода к оценке того, является группа сектой или нет: богословский и социологический.

В 1994 году, вскоре после трагедии в Уэйко, один профессор религии обобщил в своей интернет-публикации популярные точки зрения касательно идентификации сект. Это заслуживает нашего внимания:

Как профессор религиоведения, специализирующийся на исследованиях, написании и преподавании альтернативных американских религий, я могу сказать всем вам, что слово «секта» стало по сути спорным понятием. То есть, как и у многих других слов, у него нет общепринятого значения.

Прежде чем узнать, что означает этот термин, сначала необходимо узнать человека, который его использует, а также его религиозный и социальный контекст. Я говорю своим студентам, что существует четыре основных подхода к использованию этого термина: журналистский (как правило, сенсационный), теологический (определяет «секту» по некоему стандарту ортодоксальной истины), социологический (использует понятие «секты» для описания групп, сознательно противостоящих основному руслу культуры) и психологический (согласно которому «секты» используют психологическую манипуляцию и принуждение).

То, что считается сектой, меняется в зависимости от этих различных определений. Согласно трём вышеописанным подходам «Храм народов» Джима Джонса — это «секта». Но теолог мог бы назвать Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (мормоны) «сектой» просто потому, что она значительно отклоняется от стандартного ортодоксального христианства, в то время как социолог сказал бы, что это не секта из-за её малочисленности и ограниченного влияния.

Теологический аргумент, по-видимому, зависит от интерпретации религиозных текстов, причём различные группы пытаются определить границы того, что значит быть истинным христианином. Маловероятно, что спор будет разрешён в ближайшее время, поскольку ни один из непримиримых факторов не содержит убедительных доказательств.

Например, теологический подход используется христианским антисектантским движением. Он считает Церковь Иисуса Христа Святых последних дней сектой, потому что она отвергает традиционное учение о Троице, имеет священные писания в дополнение к Библии и имеет различные другие неортодоксальные верования и практики.

В конечном счёте размер и влияние, по-видимому, играют важную роль в принятии решения о том, какой религиозной группе присваивается статус секты. Например, католическая церковь имеет почти 2000-летнюю историю, 600 миллионов последователей по всему миру и огромные финансовые ресурсы. Всё это, как представляется, обеспечивает достаточную защиту от угрозы использования термина «штаб-квартира секты» вместо Ватикана и «лидер секты» вместо Папы Римского.

Таким образом, будь то правильно или нет, небольшие и новые религиозные группы гораздо чаще оказываются объектом пристального внимания, чем более крупные устоявшиеся основные религиозные организации, независимо от того, имеются ли доказательства сектантского поведения (если такие доказательства вообще могут существовать с богословской точки зрения). Конечно, учитывая монотеистическую природу и монополию на веру, которой обладают основные организованные религии, вполне вероятно, что эта ситуация наиболее приемлема для них, и что они могут даже способствовать её сохранению.

В недавней статье для давно известной египетской еженедельной газеты Al-Ahram Джонатан Кук, британский писатель, живущий в Назарете, делает интересное замечание о сходстве эффектов программирования сознания, приписываемых сектам, и эффектов одной из мировых религий (в данном случае иудаизма). Он выдвигает предположение, что причина, по которой преследования палестинцев израильскими военными не ставятся под сомнение евреями, заключается не в незнании ситуации, а в различных факторах, и не в последнюю очередь в предписаниях иудаизма. Он комментирует:

Это происходит потому, что [евреям] приходится проходить через систему образования, передающую исторические и моральные ценности исключительности как в религии, так и в светском мире: провидение библейской миссии, выполняемой богоизбранным народом; и непреодолимое стремление создать святое место для тех людей, которые подвергались гонениям на протяжении веков, завершившихся Холокостом.

То, что израильтяне зацементированы в своём обществе, также зависит от военного обряда перехода к взрослой жизни. Они видят в армии — если они верят своим учителям, средствам массовой информации и правительству — единственную защиту от ненависти антисемитизма, которой подвержен каждый нееврей. Это их уникальная судьба как евреев, и Израиль — их единственный страховой полис.

Израильтяне, верящие в это — почти все — чувствуют, что у них нет иного выбора, кроме как подчиниться коллективному благу. Не универсальному благу — ценностям, разделяемым всем человечеством, — а лишь коллективному благу, предназначенным исключительно для евреев.

Поговорите с еврейскими антисионистами в Израиле — всего горстка людей четырёхразрядного числа из пяти миллионов евреев — и большинство расскажет вам, как они изо всех сил старались преодолеть сионистское воспитание, навязанное им с самого рождения. Многие говорят, что по сей день они пытаются преодолеть собственные расистские предрассудки.

Джефф Халпер, учёный и ведущий израильский активист против злоупотреблений армии на оккупированных территориях, недавно описал мне свой продолжающийся уже десятилетия процесс «отучивания» от сионистских реакций. Он назвал его депрограммированием. Все те вещи, о которых мы читаем в газетах, в то время как уязвимая молодёжь нуждается в восстановлении от опасных идей, насаждаемых сектой. Но как ослабить хватку секты, когда весь народ находится под её влиянием?5

«Экспертам в сфере сектантства» доступен и другой подход — социологический. Именно этот подход используется большинством и лежит в основе самых серьёзных обвинений, поскольку он исключает теологическую аргументацию, которая сопряжена с трудностями и в конечном итоге сводится к вопросу веры, а не к поддающимся проверке фактам.

Социологический аргумент — это, по существу, культурный аргумент, согласно которому определённые группы самосознательно противостоят основному руслу культуры со всеми присущими ей принятыми нормами. Согласно этому аргументу контроль сознания или манипулирование им, которые, как утверждается, присущи многим культам, не являются частью структуры современного цивилизованного общества и культуры. Этот аргумент, как мы обсудим чуть позже, также субъективен.

Цитировавшееся ранее определение Википедии интересно тем, что в нём говорится, что термин «секта» в уничижительном смысле стал общепринятым в 1960-х годах. Действительно, кажется, что до этого времени термин секта/культ вообще не имел негативных коннотаций и обычно использовался (если использовался вообще) для обозначения любой системы верований. Как отмечалось выше, Оксфордский словарь английского языка даёт дополнительные определения культа как: 2а. Популярное движение, особенно когда ему следует определённая часть общества 3. Личность или предмет, популяризуемый таким образом.

В США определение того, что является сектой, официально не регламентировано ни одним правительственным учреждением. Этот термин остаётся открытым для толкования, и, как будет обсуждаться ниже, возможно, он лучше служит основным целям правительства, пока остаётся таковым. В результате преследование сект или их лидеров, как правило, осуществлялось по причине более грубых нарушений закона, например, похищения людей или вымогательства, а в случае инцидента в Уэйко — в рамках контроля над оборотом оружия.

Теперь я хотел бы обсудить термин секта с социологической точки зрения.

Широко используются несколько противоречивых определений секты. Но даже если бы определение было согласованным, всё равно оставалась бы проблема, какие группы подпадают под него.

Как уже упоминалось, главный критерий статуса секты — это нарушение свободы воли. Для удовлетворения этого критерия кажется логичным, что в рекламе о преимуществах для членов секты с самого начала должно присутствовать определённое количество обмана. Ни одна потенциальная секта не привлекла бы многих приверженцев, если бы среди преимуществ членства в ней указывались: изощрённый контроль сознания, физические побои, лишение свободы, ежедневные сеансы оскорблений и т. д. Короче говоря, секты определённо не являются организациями «что видишь, то и получаешь».

В настоящее время в США насчитывается от 3000 до 5000 сект, основанных различными субъектами, видящих в этом необходимость. Например, Amway6 — это компания, агрессивно вербующая людей, которые, в свою очередь, вербуют других людей для продажи своей продукции (косметики, чистящих средств, витаминов и т. д.). Её обвиняли в использовании сектантской тактики в обращении со своими сотрудниками (Butterfield, 1985).

Церковь саентологии7, основанная Роном Хаббардом, использует форму психотерапии, называемую дианетикой, которая, как утверждают некоторые люди8, предназначена для гипнотизации её членов в более слабоумное и параноидальное состояние. Некоторые говорят, что церковь убеждает некоторых членов стать рабами. Дочерняя организация этой церкви, известная как Sea Organization, имеет военизированные атрибуты, но не вооружена. Критики также говорят, что эта церковь действует как коммерческая организация, потому что имеет фиксированные расценки на многие из своих услуг, требующиеся для продвижения вверх по иерархической лестнице.

На своём веб-сайте саентология говорит о себе, что она не секта, а «религия в полнейшем смысле этого слова».

Сахаджа-йога9 также подверглась обвинениям.10 Эта форма йоги не похожа ни на одну из тех, с которыми знакомо большинство людей (по крайней мере, на Западе). В основном это медитация и то, что они называют «пробуждением кундалини». Это делается для достижения «самореализации» (связи со своим «я»). Участникам предлагается «почувствовать прохладный ветерок», исходящий от макушки их головы, как доказательство того, что их кундалини действительно активируется. Самореализация также возможна через Интернет.11 Просто смотрите в глаза лидера, Шри Матаджи Нирмалы Деви, следуя её голосовым инструкциям.

В преддверии 2000 года стало широко известно понятие «сект милленаризма»12. Это были группы, считавшие, что с приближением 2000 года наступит и конец света. Когда 2000 год окончился и конец света так и не наступил, многие были вынуждены пересчитать дату и установить её самое позднее на 2012 год.

Помимо нескольких крупных «сект милленаризма», восхваляющих достоинства «конца света», также существуют различные самопровозглашённые «эксперты», организующие групповые экспедиции в различные «священные места», часто в Египет, и якобы использующие «древние источники мудрости», чтобы подготовить нас к предстоящему «сдвигу», как они это называют.

Одним из таких источников «мудрости» является Древний Египет и различные «секты», существовавшие в то время. Многие из этих «экспертов», также известных как «енохианские маги», «архаические футуристы» и т. д. по-видимому, считают, что им каким-то образом было поручено вызвать конец света или «возрождение космоса», как они это называют. Это должно быть достигнуто посредством «магической работы» с использованием различных «древних» и «священных» методов. Наиболее красочные методы: «призыв к космическому кубу», «выравнивание небесных полюсов», «открытие порталов», «небесная механика», «священная наука», «сакральная геометрия», «вознесение джеда».

Довольно тревожно, что между енохианской магией и сатанизмом существует тесная связь. Читатель может сам в этом убедиться, выполнив поиск в Интернете, используя эти два термина.

На более юмористической ноте (в зависимости от того, как вы на это смотрите) касательно вышеупомянутого «вознесения джеда» представляется, что любой, кто участвует в этой деятельности, немедленно становится «джедаем». Более того, из различных источников нам известно, что время, когда эти «джедаи» выполняют свою «магическую работу», будет временем «возвращения джедая». Таким образом, мы могли бы рассматривать фильмы Звёздные войны как культовые по своей природе.13

Многие секты объединяет то, что преимущества для их последователей преподносятся как грандиозные. В силу природы этих сект милленаризма их лидеры, вероятно, не чувствуют себя обязанными выполнять свои обещания, по крайней мере, не в этой жизни. Джедаи могут рассчитывать на получение, казалось бы, фантастических выгод от своих усилий, например:

Когда мы переживаем установление связи между ними (материей и духом) раздающееся громкое «Да!» синаптически перекинется на глобальный мозг и морфогенетическое поле планеты (и Интернет). Наше сознательное воссоединение с мудростью наших собственных истоков и повторное открытие архаичных небесных/земных технологий посвящает нас в «целостное» сознание.14

Каждый из нас владеет ключами, поскольку они являются лишь элементами нашей истинной природы: фундаментальной человеческой добротой, открытым сердцем и умом, а также желанием построить любящее мировое общество. Как вы, вероятно, знаете, это особое время на Земле — время глобального сдвига.15

Или ещё лучше:

Настройтесь на блаженный энергетический поток радостных богинь, когда вы входите в их изобильный мир страсти, экстаза и очарования. Научитесь открывать себя волшебному миру чувств, пробуждать энергию кундалини, переживать священную природу своей сексуальности и наполнять себя плодородным, укрепляющим жизнь нектаром чувственной богини.16

Один из заметных представителей «инженеров сети земли»17, как их часто называют, это Дэн Уинтер. Дэн Уинтер был осуждён несколькими американскими судами, включая Федеральный суд США и Суд США по делам о банкротстве в Северной Каролине, за то, что выдал за свои собственные работы различных учёных, а также за фальсификацию содержания исследований некоторых из них. Более того, мистер Уинтер издавал под своим именем и продавал с прибылью труды этих учёных в виде книг, компакт-дисков и видеофильмов. В показании под присягой он был вынужден публично признаться в своей лжи и обмане18 и призвал своих издателей и коллег поступить таким же образом. Затем он бежал из страны, не заплатив ни одного из начисленных ему судебных сборов. В настоящее время мистер Уинтер находится в бегах и продолжает проводить семинары и практикумы в Европе и Австралии.

По-видимому, у многих людей существует явная восприимчивость и, следовательно, уязвимость к тому, чтобы безоговорочно принимать слова других, особенно когда эти «другие» выступают в качестве авторитетов по какому-либо вопросу. Эта уязвимость ещё более выражена, когда представляемый предмет связан с эмоциональными потребностями слушателя. Кажется, что эта слабость понимается и используется для обеспечения преданности, будь то некой организации, концепции, другой человеку или закону.

По словам истца в деле против мистера Уинтера:

Нечестные люди и те, кому нравится причинять боль другим — такие, как мистер Уинтер — рассчитывают на то, что подавляющее большинство здоровых, заботливых, доброжелательных людей не подозрительны по своей природе и принимают то, что им говорят, за чистую монету. Это хорошо. Порядочные, заботливые люди не должны быть подозрительными и не должны перепроверять каждое сделанное утверждение. Но, к сожалению, это означает, что порядочные, заботливые люди, молодые и пожилые, студенты и профессионалы, легко обманываются такими людьми, как мистер Уинтер, который прилагает для этого столько усилий.19

Тогда, пожалуй, можно сказать, что вероятность того, что группа или организация действительно является сектой, связана с тем, в какой степени она представляет себя как имеющая ответ(ы) на проблемы людей, обещающая лучшую жизнь, счастье, финансовый успех, духовное просветление или по сути всё, что резонирует с пассивными эмоциональными потребностями, присущими многим, но, похоже, не всем.

Как говорит мистер Тенен в приведённой выше цитате, очень жаль, что люди вынуждены быть подозрительными и перепроверять всё, что им говорят. Однако, исходя из природы мира, в котором мы живём, не поступать так значит отдавать себя на милость тех, кто делает обман образом жизни, и их число — легион.

В настоящее время в нашем обществе можно наблюдать, что в сознании среднего гражданина понятие «секта» понимается скорее как туманная угроза, чем как нечто чётко определённое и понятное. С точки зрения общей неосведомлённости обывателя, этот термин, пожалуй, можно сравнить с ныне вездесущей угрозой «терроризма». Он понимает её как нечто плохое или угрожающее, но вряд ли сможет привести какие-либо чёткие примеры того, где она находится, и какую именно угрозу представляет для него лично. Это ограниченное и искажённое восприятие обычного человека может свидетельствовать об определённом способе распространения информации в нашем обществе, а также о возможных целях её распространителей.

Ярлык секты, по-видимому, настолько силён, содержит в себе так много стигматизации, что может использоваться направленным образом для нанесения вреда и уничтожения групп и отдельных людей. Этот ярлык работает именно благодаря тому, что сам пытается опорочить — уязвимость человеческой психики перед программированием и искусными методами внушения. Принимать какие-либо общественные решения правительства способны лишь с помощью силы общественного мнения. В нашем современном обществе, в котором процветают люди хищнической натуры, любое обвинение может оставаться в памяти людей, если оно выдвигается достаточно часто теми, кто обладает властью и влиянием.

Мы можем назвать десятки, если не сотни случаев из нашего непосредственного прошлого (и настоящего), когда общественность была вынуждена верить во что-то, что не было правдой. Недавнее фиаско наших западных правительств касательно мнимого оружия массового уничтожения в Ираке — это лишь один крупномасштабный пример. Человеческая история действительно изобилует городскими мифами; многие из них формируют некоторые из наших самых признанных и священных идей, считающихся непреложными.20 От науки до истории, от религии до политики — ни одна область исследований не является исключением.

Информация есть и, возможно, всегда была высоко ценимым товаром. Как говорится, знание — сила. Если первоначально заявленная роль правительств состояла в том, чтобы исполнять волю народа, то сегодня уже ясно, что это не так. Работа правительств сейчас, похоже, сводится исключительно к контролю над ресурсами, причём самый важный «ресурс» — население.

Информация, которую обществу «разрешено» получать, формирует восприятие членов этого общества. Поэтому контроль над информацией является ключом к контролю над восприятием, а контроль над восприятием — это ключ к контролю над населением. Мы рекомендуем статьи или интервью Ноама Хомского о средствах массовой информации и контроле информации21 для более глубокого анализа этого контроля и того, как он используется для манипулирования и принуждения масс людей служить элите в правительствах.

Сегодня у нас есть такие термины, как «полная информационная осведомлённость» (тесно связанный с терактами 11 сентября 2001 г. и с тех пор синонимичный правительственному проекту США Полная информационная осведомлённость о терроризме22), которые сами по себе является культами информации23 (Roszak, 1986). Эта философия и её важность продвигаются и реализуются на самом высоком уровне в нашем обществе. На момент написания этой статьи у нас есть такие люди, как, например, Джон Эшкрофт, пытающийся в своём стремительном турне по США продвигать или, возможно, прививать эту концепцию в умы населения для создания среды или атмосферы, в которой массы людей будут убеждены, что передавать информацию о согражданах своим «лидерам» в интересах их собственной защиты или защиты страны (и, следовательно, их «патриотический долг»). Соседям рекомендуется следить друг за другом и сообщать о «подозрительном поведении», причём список того, что именно определяет «подозрительное поведение», предоставляется офисом мистера Эшкрофта. Нам говорят, что обычные недовольные граждане24 — «враги среди нас».

Массам внушают, что польза от соблюдения требований культа информации заключается в том, что мы будем в большей безопасности и сможем спать спокойнее. Короче говоря, культ информации — это, по сути, культ страха. Сначала в сознание масс должен быть вселён страх, чтобы вдохновить их подпитывать этот восходящий поток информации к правителям общества — дабы уничтожить любой противоречащий источник информации. А страх — это принцип, для которого люди, по-видимому, созданы и запрограммированы на его полное принятие.

Всё это сводится к следующему: контролируя знания, которыми обладают люди, вы контролируете их самих. Таким образом, нетрудно понять, что если правительства понимают знание как власть и стремятся её удержать, то они должны стремиться контролировать поток информации для ограничения знаний.

Контролируя распространение информации, вы контролируете и то, что думают люди. Контролируя мысли людей, вы, по сути, контролируете их умы. И теперь мы видим, что это действительно напоминает секту.

С этой точки зрения, логично, что любая группа, угрожающая государственной монополии на информацию и власть, а следовательно, и их контролю над населением, является угрозой, которая должна быть устранена. Как писал Ричард Долан в первом томе своей книги НЛО и национальная безопасность США:

Каждый, кто жил в репрессивном обществе, знает, что официальная манипуляция истиной происходит ежедневно. Но в каждом обществе есть свои меньшинства и большинство. Во все времена и повсюду правят лишь немногие, и лишь немногие оказывают доминирующее влияние на то, что мы можем назвать официальной культурой. Все элиты заботятся о том, чтобы манипулировать открыто доступной информацией для поддержания существующих структур власти. Это старая игра. (Долан, 2002)

Как отмечалось выше, утверждение об использовании контроля сознания в отношении членов некой группы, часто делается, когда на неё навешивается ярлык секты. Однако существует множество форм контроля сознания, включая средства массовой информации, хотя они так и не называются. И если полагаться на критерии определения секты (её члены живут в общинах, отказываются от имущества, проявляют крайнюю преданность и послушание лидеру, а в некоторых случаях совершают самоубийство), то правительственную администрацию США также можно назвать сектой, так как она вынуждает тысячи американцев отказываться от своего имущества и вступать в армию, дабы показать послушание известному лжецу Джорджу У. Бушу, что привело к тому, что можно было бы назвать очевидным самоубийством в Ираке.

Как обсуждалось выше, похоже, что существует определённый тип менталитета, всем сердцем предрасположенный безоговорочно принимать этот тип программирования, исходящего от правящих кругов и основанного на страхе. Таких людей легко контролировать в контексте стандартных религий, которые тоже, как правило, основаны на страхе. Однако в 1960-х годах произошёл массовый всплеск осведомлённости широких масс населения из-за возмущения войной во Вьетнаме. Правительство США взяло курс на искоренение радикальных протестов против политики правительства и создало то, что сейчас широко известно как «Коинтелпро» — контрразведывательную программу.

Конечно, «Коинтелпро» в той или иной форме существовала всегда, и описывалась в некоторых деталях ещё Макиавелли. Помня, что элита, контролирующая массы, контролирует восприятие информации, можно прийти к выводу, что все другие источники информации, ведущие к знаниям, должны быть маргинализированы или даже полностью ликвидированы, чтобы сохранить контроль, потому что знание — это сила и власть. Это подводит нас к следующему логическому шагу, где мы понимаем, что «Коинтелпро» также должна использоваться для придания направления идеологическим тенденциям.

Методы «Коинтелпро» включали отправку анонимных или фиктивных писем, предназначенных для того, чтобы выставить в плохом свете тех людей или группы, которых они хотели сдержать или уничтожить; публикацию ложной, клеветнической или угрожающей информации; подделку подписей на документах; введение разрушительных и подрывных членов в организации, чтобы уничтожить их изнутри; и так далее. Шантаж членов группы, чтобы заставить их распространять ложные слухи или разжигать внутренние споры, также был обычным делом. Частью «Коинтелпро» было также создание фиктивных организаций.

Эти фиктивные организации выполняли множество функций: атаковали и/или уничтожали добросовестные организации или создавали отвлекающие манёвры путём искусной пропаганды для увлечения членов организации, чтобы они тратили своё время впустую на бесполезную деятельность и, таким образом, не достигали ничего полезного. «Коинтелпро» также славилась подстрекательством к враждебным действиям через третьих лиц. В этом смысле можно лучше всего понять многие группы, охотно и с энтузиазмом взявших на себя роль самозваных «разрушителей культов»25, неистово порочащих и обвиняющих людей. Это вызывает в памяти образ испанской инквизиции с её девизом: «убей их всех, Бог узнает своих». Видимо, они не понимают иронии, и пословица «люди, которые живут в стеклянных домах, не должны бросаться камнями» для них пустой звук.

Именно в контексте «Коинтелпро» мы можем лучше понять многие любопытные вещи о сектах. В течение многих лет Сеть оповещения о культах (CAN)26 тесно сотрудничала с американскими правительственными чиновниками в борьбе с угрозой от мнимых культов. Эта организация активно призывала прессу, Конгресс и правоохранительные органы принимать меры против любого немейнстримового религиозного, психологического или даже политического движения, которое она характеризовала как секту или культ. После интервью с исполнительным директором этой организации Синтией Киссер журналист написал:

Никто не знает, сколько деструктивных культов и сект существует в Соединённых Штатах. Папка Синтии Киссер содержит 1500 имён, взятых из газетных вырезок, судебных документов и тысяч звонков на горячую линию сети. Согласно Киссер некоторые из этих групп преследуют вполне законные цели. Но усилия её группы показывают, что большинство из них, несмотря на разнообразные убеждения, разделяют поразительно схожие модели контроля сознания, группового доминирования, эксплуатации, а также физического и психического насилия.27

Критики CAN отмечали, что так называемые методы контроля сознания не сильно отличаются от методов, используемых в воспитании и социализации всеми школами, церквями, идеологиями и философиями. Другим успешным подходом организации было направление родственников сектантов к депрограммистам, которые взимали тысячи долларов за свои услуги и, по словам бывшего национального директора предшественника CAN, Фонда свободы граждан, даже отправляли часть денег обратно в CAN.

Депрограммирование часто включает в себя похищение людей, лишение их сна и пищи, насмешки и унижения, а также физическое насилие и ограничение свободы до тех пор, пока они не пообещают покинуть предполагаемую секту. То есть они сами занимаются именно тем, в чём обвиняют секты! Поскольку депрограммисты обычно вовлекают членов семьи в эти похищения и депрограммирование, жертвы редко выдвигают обвинения. Однако за последние несколько лет пять депрограммистов были привлечены к уголовной ответственности за похищение людей или незаконное лишение свободы. Один из таких депрограммистов — Рик Росс,28 осуждённый похититель драгоценностей, который хвастался более чем 200 проведёнными «депрограммированиями». Синтия Киссер хвалила его как «одного из лучших депрограммистов в стране». Летом 1993 года в штате Вашингтон Рик Росс был обвинён в незаконном лишении свободы.29

Принцип страха — это, пожалуй, самое ценное оружие в арсенале правительственных инструментов управления населением и контроля над ним. Очевидная склонность человека бояться неизвестного или странного, несомненно, используется государственными органами для того, чтобы заручиться общественной поддержкой в осуждении тех групп, которые угрожают их монополии на контроль. Правительства понимают, что могут найти благодатную почву в массовом сознании для распространения негативной, основанной на страхе пропаганды о «сектах», «террористах» и т. д. Это, в свою очередь, подпитывает рост «разрушителей сект», а также их менталитет, и, по сути, позволяет с лёгкостью заносить любую группу в «чёрный список».30

Правительству действительно повезло, что существование и доступность термина «секта» с его уже устоявшимися и непосредственными негативными коннотациями может так легко использоваться в качестве оружия для нападения и клеветы. С любой группой, которую правительство может посчитать угрозой своей монополии на истину, можно быстро и легко справиться, просто присвоив ей ярлык секты. Это чрезвычайно эффективное средство, с помощью которого можно контролировать и при необходимости эффективно нейтрализовать любую такую группу. В этом случае любые доказательства сектантского поведения группы — или их отсутствие — становятся излишними.

Несомненно, настоящие секты, практиковавшие некий контроль сознания, всегда существовали и будут существовать, но из-за вышеупомянутого поведения правительств и людей почти неизбежно, что многие из них обвинялись и будут обвиняться незаслуженно, причём делаться это будет умышленно.

Примером тому может послужить дело о «Sniff Art Collective»31 («посвящённый свободе слова на открытом воздухе»), которые недавно были обвинены в том, что являются сатанинской сектой (а также в убийстве) — просто потому, что они выставляли свои картины на всеобщее обозрение. Судебный процесс всё ещё продолжается.32

Похоже, что в результате громкого, сенсационного освещения в СМИ различных культов за последние полвека этот термин получил широкую известность и в то же время приобрёл негативный оттенок. Благодаря этим немногим хорошо освещавшимся случаям предполагаемого контроля сознания в умах людей прочно закрепилось популярное понимание слова «секта». Наиболее шокирующими были случаи, в которых предположительно применялось физическое и психическое принуждение, в результате чего погибло несколько членов организации.

«Джонстаунская резня» в лесах Гайаны в 1978 году была одним из таких случаев. В то время высказывались предположения, что ЦРУ и даже израильские спецслужбы были каким-то образом вовлечены, что лидер секты Джим Джонс работал на ЦРУ, и что сотрудники посольства США в Гайане, тесно связанные с членами секты из Джонстауна, также были агентами ЦРУ.33

Обвинения включали предположения, что программа контроля сознания ЦРУ под кодовым названием «МК-Ультра»34 не была остановлена в 1973 году, как ЦРУ сообщило Конгрессу. Вместо этого, как предполагается, «МК-Ультра» просто была перенесена из государственных больниц и тюрем в более безопасные места, как, например, религиозные секты, и что Джонстаун представлял собой одну из экспериментальных сект в рамках программы «МК-Ультра».

Это означает, что факт того, что контроль разума в наши дни идёт рука об руку с термином «секта», скорее связан со внешними воздействиями, чем с какими-либо внутренними или естественными характеристиками таких групп. Кроме того, поступали противоречивые сообщения о том, действительно ли 913 погибших совершили самоубийство. Согласно гайанскому судмедэксперту, у 700 из них были признаки убийства.35

Что достоверно известно о джонстаунской резне, так это то, что в день «самоубийств» в Джонстауне находился американский конгрессмен Лео Дж. Райан с различными репортёрами и делегацией обеспокоенных родственников членов секты и был сам убит в последовавших событиях. В этом, конечно же, обвинили секту Джонстауна — якобы они хотели помешать конгрессмену Райану сделать доклад о событиях. Вместе с тем вполне возможно, что доклад конгрессмена Райана нужно было замять по прямо противоположной причине: эта история могла бы обернуться неблагоприятно для тех, кто считал группу «Джонстауна» сектой. В конечном счёте мы всегда должны спрашивать: кому это выгодно? И ответ заключается в том, что в этом случае в руки правительства попал мощный социальный инструмент — идея о том, что секты действительно могут быть чрезвычайно опасными. Страх перед сектами был буквально создан этим событием.

Другой пример широко освещавшегося противостояния с сектой, результатом которого стало уничтожение группы и гибель её членов в ужасающем пожаре, произошёл в Уэйко, штат Техас, в 1993 году.

В апреле 1993 года погибли 89 членов Ветви Давидовой во главе с Дэвидом Корешем, когда агенты АТО (Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ) штурмовали их резиденцию в Маунт-Кармеле в Уэйко, штат Техас. Несмотря на то, что у общественности в целом сложилось впечатление (неизменившееся и по сей день), что смерти были результатом «сектантской деятельности», в то время звучали вполне обоснованные утверждения о том, что правительственные агенты действовали несоразмерно угрозе, и что этих смертей можно было избежать.

Нэнси Аммерман, приглашённая профессор из Центра по изучению американской религии Принстонского университета, была одним из сторонних экспертов, назначенных Министерством юстиции для оценки действий АТО и ФБР в отношении членов Ветви Давидовой. Особенно критично она высказалась в отношении Рика Росса и Сети оповещения о культах:

Хотя эти люди часто называют себя «экспертами в области сект», они, безусловно, не признаны как таковые академическим сообществом. Деятельность Сети оповещения о культах рассматривается Национальным советом церквей (среди прочих организаций) как угроза религиозной свободе, и методы депрограммирования всё чаще выходят за рамки закона… Г-н Рик Росс, часто работающий с Сетью оповещения о культах, сказал, что его «консультировало» АТО. <…> Сеть оповещения о культах и мистер Росс имеют прямой идеологический (и финансовый) интерес в возбуждении подозрений и антагонизма против того, что они называют «сектами». …Кажется очевидным, что члены «антикультового» сообщества нацелились на Ветвь Давидову, чтобы привлечь к себе внимание. (Доклад Министерства юстиции: Аммерман: 1; выделено мной)

Мы с огорчением отмечаем, что это «возбуждение подозрений и антагонизма» привело к гибели, несомненно, невинных людей — в том числе многих маленьких детей — особенно ужасным образом.

Казалось бы, финансовая выгода является существенным мотивирующим фактором в деятельности так называемых разрушителей сект, таких как Росс. В книге Inside the Cult (Брольт и Кинг, 1993) содержится запись из дневника бывшего члена Ветви Давидовой, Марка Брольта (также являющегося соавтором книги), датированная 16 января 1993 года, в которой он описывает беседу с сестрой Стива Шнайдера, также члена Ветвь Давидовой:

Рик (Росс) сказал Сью, что очень скоро должно что-то произойти. Он призывал её нанять его для депрограммирования Стива. Рик сильно напугал Сью. Семья Шнайдеров не знает, что делать. Рик не сказал им, что должно произойти, но сказал, что они должны вытащить Стива как можно скорее. Я знаю, что Рик говорил с АТО. (Брольт и Кинг, 1993, стр. 317)

Следует внимательно отметить, что Рик Росс в первую очередь был заинтересован в «найме в качестве депрограммиста», и что всё, что он, возможно, знал, он утаивал по финансовым причинам.

После пожара 19 апреля методистский министр Джозеф Беттис написал генеральному прокурору Джанет Рено:

…С самого начала члены Сети оповещения о культах были вовлечены в эту трагедию. Эта организация широко известна тем, что использует страх для разжигания религиозного фанатизма. Доверие федеральных агентов к информации, предоставленной этими людьми, а также весь отчёт о федеральной деятельности заслуживает вашего тщательного расследования и обнародования. <…> Нападкам на секты нужно положить конец, и вы должны взять на себя инициативу в этом вопросе.

Член Нижней палаты Конгресса США, Харольд Фолькмер, заявил, что первоначальное нападение на Ветвь Давидову было частью гестапоподобной тактики Бюро.

Я не вижу преступлений, совершенных членами Ветви Давидовой, которые могли бы оправдать крайние действия Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ 28 февраля, а также их трагический результат.36

Член Нижней палаты Конгресса США Джон Коньерс охарактеризовал нападение 19 апреля с применением газа и танков как «военную операцию» и назвал его «глубоким позором для правоохранительных органов Соединённых Штатов». Он сказал Джанет Рено: «Вы поступили правильно, предложив уйти в отставку. Я хочу, чтобы Вы знали, что есть по крайней мере один член Конгресса, который не собирается оправдывать невинную смерть двух десятков детей». Однако Рено, по-видимому, быстро оправилась от угрызений совести.

Журналист из Лос-Анджелеса Клитус Нельсон пишет:

С самого начала общественность ошибочно полагала, что многорасовое духовное сообщество в основном состоит из вооружённой «деревенщины», пропитанной жестоким апокалиптическим богословием и воинственной риторикой.

Для ещё большего омрачения картины по телевидению и в прессе широко распространялись слабо завуалированные утверждения о жестоком обращении с детьми и о феномене сект. Это возмутительное использование того, что медиа-аналитики называют «негативным фреймингом», определило судьбу спорной Церкви адвентистов седьмого дня, когда она была признана политически расходуемой вашингтонскими чиновниками.37

Какой бы ни была правда за событиями в Уэйко и Джонстауне (и она, несомненно, не такая чёрно-белая, как СМИ хотели бы, чтобы мы верили), результатом стало запечатление в сознании мирового населения идеи о том, что небольшие группы с альтернативными взглядами были синонимами сект, а секты — эквивалентом опасных, фанатичных религиозных верований, манипулятивного контроля сознания и множества других антисоциальных действий. Читатель может самостоятельно установить логические связи между Риком Россом, ему подобными и правительственной концепцией «Коинтелпро». С кем поведёшься…

Как упоминалось выше, в США не существует каких-либо окончательных или установленных критериев того, что представляет собой секта. Однако во Франции правительственные учреждения провели широкие исследования этого вопроса. Национальное собрание Франции подготовило общее руководство по вопросу о том, что представляет собой «секта» в современном понимании:

Доклад комиссии по расследованию сект Национального собрания Франции

20 декабря 1995

Раздел I: 2: d) Концепция, принятая комиссией:

Любое представляющее себя как религиозное движение со следующими критериями:

Психическая дестабилизация

Непомерные требования финансового характера

Разрыв контакта со своим первоначальным окружением

Посягательства на физическую неприкосновенность членов организации

Вербовка детей

Более или менее асоциальное поведение

Причастность к нарушениям общественного порядка

Вовлечение в серьёзные судебные проблемы

Обход традиционных экономических процессов

Попытки проникновения в государственные органы.

Комиссия подчёркивает, что определение сект является затруднительным во многих отношениях.

В ходе этой работы комиссия пыталась обеспечить, чтобы она не просто принимала определение культов, предложенное теми, кто так или иначе занимается пропагандой новых религий, или теми, кто занимается борьбой против реальных или предполагаемых эксцессов предполагаемых сект.

В ходе этой работы комиссия осознавала, что ни новизна, ни малочисленность членов, ни даже эксцентричность не могут использоваться в качестве критериев для обозначения так называемого религиозного движение сектой: крупнейшие современные религии поначалу были зачастую немногим более чем сектами с небольшим числом последователей; многие из ныне существующих социально принятых обрядов в самом начале вызывали неудовлетворённость и противостояние.38(выделено мной)

Сам факт того, что французское правительство публично стремилось исследовать феномен культов и наметить критерии, определяющие их, говорит о том, что они серьёзно относятся к этому вопросу. В то же время видно, что они подходят к этому вопросу разумно и логично. Более того, они не прибегают к стандартным методам очернения «Коинтелпро». Как довольно лаконично указало Национальное собрание, крупнейшие современные религии в своих истоках были немногим более чем сектами.

Источник: Cult-ivating Terror: A brief analysis of the origins and effects of the cult phenomena in modern society

  1. http://www.cassiopaea.org/cass/cult-ivating_terror.htm 
  2. Английское cult может переводиться как «секта», так и «культ». — Примеч. пер. 
  3. Paul Connelly, «What is Religion?», 1996, (http://www.darc.org/connelly/religion1.html). 
  4. Watchman Fellowship, A Christian Response to Cults and New Religious Movements, Copyright 2000, (www.watchman.org/about.htm) 
  5. Cook, Jonathan, Al-Ahram Weekly, «Eyes Wide Open,» Выпуск 652, (21-27 августа, 2003), (www.weekly.ahram.org.eg/2003/652/op42.htm). 
  6. О компании Amway: www.amway.com/en/General/About-Amway-10725.aspx. 
  7. Официальный веб-сайт Церкви саентологии: www.scientology.org. 
  8. «Operation Clambake Present: What is Scientology?» (www.xenu.net/roland-intro.html). 
  9. Медитация Сахаджа-йога: www.sahajayoga.com. 
  10. Steven Alan Hassan»s Freedom of Mind Center: www.freedomofmind.com/resourcecenter/groups/s/sahaja. 
  11. www.sahajayoga.com/experienceitnow/default.asp. 
  12. CESNUR — Центр изучения новых религий, наблюдающий за группами милленаризма в 2000 году, (www.cesnur.org/testi/Y2K_updates.htm). 
  13. Moira Timms, Egypt: Equinox 2000, (www.portalmarket.com/history.html). 
  14. Там же. 
  15. www.timeofglobalshift.com. 
  16. www.sacredmysteries.com/sacredmysteries/index.html#sharron2 
  17. Implosion Group: Dan Winter — Sacred Geometry & Coherent Emotion — Heart Turner (www.soulinvitation.com/indexdw.html). 
  18. Корректирующее уведомление Дэниела Э. Уинтера (www.danwinter.com/corrnote.html). 
  19. Stanley Tenen, Meru Foundation, ноябрь 2004 (www.danwinter.com). 
  20. Найт-Ядчик, Лора, The Ark of the Covenant and the Temple of Solomon, отрывок из книги The Secret History of the World (Red Pill Press, 2005), (http://www.cassiopaea.org/cass/biblewho1.htm). 
  21. Беседы, интервью и дебаты (www.zmag.org/chomsky/talks.cfm). 
  22. http://www.darpa.mil/darpatech2002/presentations/iao_pdf/slides/poindexteriao.pdf 
  23. Роззак, Теодор The Cult of Information, A Neo-Luddite Treatise on High-Tech, Artificial Intelligence, and the True Art of Thinking, University of California Press, 1986. 
  24. Burkeman, Oliver, Guardian Unlimited, Special Reports, «US Moves on to High Terror Alert,» 19 марта 2003, (www.guardian.co.uk/usa/story/0,12271,917247,00.html). 
  25. Найт-Ядчик, Лора, «Rick Ross — Ross Institute: Agent of COINTELPRO or Agent of Mossad? Часть II» (www.cassiopaea.org/cass/rickross2.htm). 
  26. Группа прекратила своё существование, будучи вынужденной ликвидироваться в июне 1996 года после неудачной попытки подачи заявления о банкротстве. Она была осуждена в сентябре 1995 года американским окружным судом в Сиэтле за нанесение ущерба на сумму 4,8 миллиона долларов. 
  27. Associated Press wire story, 23 апреля 1993 года, 10:25 EDT. 
  28. Найт-Ядчик, Лора, «Rick Ross — Ross Institute: Agent of COINTELPRO or Agent of Mossad? Часть II» (www.cassiopaea.org/cass/rickross2.htm). 
  29. Walker, Jessie, Reason magazine, «No Angels,» опубликовано Seattle Scroll, 21 апреля 1997, (www.reason.com/opeds/walker042197.shtml). 
  30. Watson, Paul Joseph, Propaganda Matrix, «Endless Fake Terror Alerts: Fear Based Mind Control» (www.propagandamatrix.com/endless_fake_terror_alerts.html). 
  31. http://www.elsob.net/el_sob_sniff.html 
  32. Johnson, Chip, San Francisco Chronicle, «Bulb Art is Devilish, Not Satanic, Artists in Turmoil after Peterson Theory,» 1 сентября 2003, (www.sfgate.com/cgi-bin/article.cgi?f=/c/a/2003/09/01/BA217393.DTL). 
  33. Steel, Fiona, «Jonestown Massacre: A «Reason» to Die» (www.crimelibrary.com/notorious_murders/mass/jonestown/connections_5.html?sect=8). 
  34. Временная линия космического «Коинтелпро»: www.cassiopaea.org/cass/timeline.htm. 
  35. Steel, Fiona, там же. 
  36. Isikoff, Michael, «Reno Strongly Defends Raid on Cult», Washington Post, 29 апреля 1993. 
  37. Nelson, Cletus, «The Watchdogs of Waco: Defenders of State Terror», 25 августа 2001 (www.lewrockwell.com/orig/nelson2.html) 
  38. Секты во Франции, Конституция Национального Собрания от 4 октября 1958 года, записано в присутствии Президента Национального собрания в декабре 1995 года, полный перевод на английский (cftf.com/french/Les_Sectes_en_France/cults.html) 

Похожие сообщения:

  • Нет соответствующих должностей